Трасса 60
Умолкнет хор иллюзий стоголосый пред Светом распускающейся Розы...
 
*
Приветствуем тебя на Трассе 60, Гость.
Этот форум создан как место для взаимодействия людей, ищущих возможности реализации истинного предназначения человека.
20 Август 2017, 16:11:39


Страниц: 1 ... 9 10 [11] 12 13
  Печать  
Автор Тема: Как стать воином?  (Прочитано 1591 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Человеколось

Offline Offline


topic icon
« Ответ #150 : 11 Август 2017, 18:58:02 »

Не противоречу. Ключевой момент в техниках Михаила Радуги - акцент на "во что бы то ни стало" добиться ОС. Это и есть установка намерения. А вот если взять тот же галантамин и дать человеку которого ОС не интересуют вообще - то максимум что у него будет это яркие сны или вообще бессонница. Но конечно, комбинация намерения и препаратов будет несомненно работать, но того же результата можно добиться и при помощи одного намерения.
Вот я с вас валяюсь. То Дух им точку сборки колышет, то они Намерением повелевают. Судя по всему механизмы внимания уже никого не интересуют, слишком тупо и приземленно, нет абстрактных ядер и вселенских джыдаев. Радуга это пересказанный Лаберж для олигофренов, осознанное сновидение для чайников. В оригинале хоть было понятно на чем Лаберж основывал свои методики - на механизмах внимания. Ознакомтесь с историей, прежде чем Радугой блистать. Хотя о чем это я, тут же Повелители Намерения тусуются. Пощупать его дадите, или опять абстракционерами прикинитесь?

Насчет толтекского сновидения, если бы ты серьезно покопал форумы, то нашел бы описания опытов телепортации, телекинеза из тела сновидения, преодоления стены тумана и т.д., но ты ведь в это не веришь
Я щас покопаюсь в любимой книге Прохожего - "Гарри Поттер". Померяем у Роулинг и форумных пейсателей у кого длиннее?

Посмотри тогда хотя бы научные исследования в этой области, например деятельность института Монро https://www.monroeinstitute.org который в том числе работал и на ЦРУ
Монро хоть честен был, пел что видел и не прикрывался полетами в абстрактное. Хотя молодец, что про него вспомнил. Давайте теперь сравним концовки аудиоцрушника и писателя бесконечности? А? Чего? Не слышу! Давай погромче.

Ну так позиция ТС и зависит от биохимии мозга ( и наоборот ), здесь противоречий нет. Наш мозг может сам вырабатывать все необходимые вещества, например тот же ДМТ, которые сдвигают ТС.
Ну йоперный театр! Им тут рассказываешь про реальные и проверяемые достижения химиков, а они все невидимую Точку Сборки приплетают. Хоть лоб расшиби. Даже женщина-нагваль, бороздившая с самим доном Хуаном третье внимание, стыдливо не смогла одному лопуху её даже пощекотать. Так нет же, верить будем самым Несгибаемым Намерением. Ведь рука руку моет, как Намерение Точку Сборки.

Просто нигде кроме как в Кастанеде (может в некоторых тантрах есть похожее) не описано что находится далее уровня 1х-2х врат и как их преодолеть. Если почитать популярную литературу по ОС/ВТО/астральным проекциям (Стивен Лаберже, Михаил Радуга и т.д. ) то в большинстве случаев речь идёт о толтекских 1х вратах и нигде нет речи о серьезном развитии тела сновидения.
А вот давайка подумаем почему? Прямо даже интересно! Ничего в голову не приходит? Даже через двадцать лет после смерти нашего любимого писателя деяний апостола Хуана?
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #151 : 11 Август 2017, 20:25:41 »

механизмы внимания уже никого не интересуют, ... В оригинале ... Лаберж основывал свои методики - на механизмах внимания.

 Веселый

Им тут рассказываешь про реальные и проверяемые достижения химиков, а они все невидимую Точку Сборки приплетают.

 Веселый

Я, например, не против. Если есть желание изучать химию и Лабержа - обязательно нужно изучать. Непонятно одно - что ты тут делаешь? И зачем пытаешься обратить в свою веру совсем уже пропащих?

Стивен Лаберж (англ. Stephen LaBerge) — психофизиолог, лидер в области изучения осознанных сновидений, которые он определяет как особое изменённое состояние сознания, при котором человек осознаёт, что видит сон, и может контролировать ход его течения.

 Веселый  чтота ржу...

Каждый способен управлять сном. В этом убежден учёный Стивен Лаберже. Им был разработан прибор, помогающий людям осознать себя во сне. Принцип работы прибора основан на простом факте:«когда снится сон — глаза двигаются под веками».

 Смеющийся Смеющийся Смеющийся Хорошо!

Научные исследования показывают, что любые проявления окружающей среды во время сна могут внедриться в сон и достичь сознания.

Возможно, что вы уже имеете такой опыт, когда звонок будильника, телефона, или другие звуки вплетались в ваше сновидение, как естественная часть сновидения.

Аналогично действует прибор. Он дает подсказки: мягкие световые и звуковые сигналы. Главная идея прибора состоит в том, что подсказки даются в нужное время, когда вы видите сон.


а-а-а... плачу слезами! Хорошо!

Цитировать
Прибор для осознаных сновидений DreamStalker — 6 600 рублей (добавить в заказ)
Прибор для осознаных сновидений DreamStalkerPRO — 10 600 рублей (добавить в заказ)

Пока во сне ваша голова витает в облаках, обратите внимание на ноги, стоящие на земле.
   Главная задача мозга, как обсуждалось во второй главе, предсказывать и воздействовать на результаты действий во внешнем мире. Для этого он строит модель мира. Свою версию происходящего в мире мозг основывает на информации, постоянно поступающей от наших органов чувств. А наиболее доступной является уже имеющаяся у нас информация, которая воплощена в воспоминаниях, ожиданиях, страхах, желаниях и т. д. Я считаю, что сны — это результат обработки этой внутренней информации с целью создания модели мира, результат тех же самых процессов восприятия и осмысления, с помощью которых мы воспринимаем мир в состоянии бодрствования. Поэтому чтобы понять процесс сновидения, необходимо разобраться в процессе восприятия в процессе бодрствования и в происходящих в нем изменениях.


... в общем - этапять! Как грится - госпадя.. до чего люди смешные.

Помнится Карлос тоже хотел магов изучать - вопросы им задавать и на бумажке записывать... Хорошо!
Записан
miranon

Offline Offline



topic icon
« Ответ #152 : 11 Август 2017, 20:35:24 »

Нет. И близко не туда. Препаратами можно себе тело расшатать и на этом все. Никакого "толтекского метода" тут и рядом нет. Хочется "ученым" жрать вещества - флаг в руки. Потом будут рассказывать - что эффекты от измененного (химией и, соответственно, биохимией) сознания тождественны опыту трансформации существа...  Как говорится - раз так считаете - дерзайте, я так за вас кулачки буду держать.

Осознание себя во сне это не трансформация существа, непонятно откуда такие выводы. Насчет веществ - там никакой страшной химии нет, тот же галантамин например выделен из лилии/подснежников, т.е. это типа аналог РС. А как известно, РС употребляли и Дон Хуан, и Кастанеда, и Элихию, и сестрички, так что это вполне толтекские методы. Но я вообще то не поддерживаю употребление РС/веществ и считаю что это на крайний случай, если другие методы не работают, ну или поэкспериментировать если любопытно.

Опять нет. Не выводят они на уровень первых врат. ) Первые врата это, как думаешь, что? Улыбка

Если считаешь что осознать что спишь - то не угадал.

Первые врата - момент осознания себя во сне. Во сне ТС ездит туда-сюда, а осознание себя во сне ее фиксирует (или наоборот, ТС фиксируется и осознаешь себя). Осознать себя во сне можно кучей методов, нахождение рук во сне - не единственный метод. Я например осознал себя во сне просто так, за счет намерения, а затем уже посмотрел на свои руки, а не наоборот как по классике - посмотрел на свои руки и осознал себя во сне. Ну а после осознания себя начинаешь настраивать сновидение, это самое важное на 1х вратах! Сюжет снов не имеет никакого значения, и не нужно в него втягиваться. Каждый раз, осознав себя во сне, нужно настраивать сновидение. Без этого никакого прогресса не будет.

Вот из блокнота, по порядку цитаты из ранних книг:

Цитировать
Путешествие в Икстлан:

На этом самом месте я научу тебя первому шагу к силе. Я научу тебя тому, как настраивать сновидение.
Он опять взглянул на меня и спросил, знаю ли я, о чем идет речь. Я не знал. Я вообще почти ничего не понимал. Он объяснил, что настраивать сновидение – значит обладать сознательным и прагматическим контролем над общей ситуацией сна, подобно тому, как человек управляет своими действиями, например, идя по пустыне и решая, скажем, взобраться на холм или укрыться в тени скал водного каньона.
– Начинать следует с какого-нибудь простого действия, – сказал дон Хуан. – Сегодня ночью во сне посмотри на свои руки.
Я громко рассмеялся. В его интерпретации это звучало так, словно речь шла о чем-то обычном, что я делаю изо дня в день.
– Почему ты смеешься? – удивился он.
– Как, интересно, во сне можно посмотреть на собственные руки?
– Очень просто: перевести на них взгляд. Вот так.
И он наклонил голову и, разинув рот, уставился на свои руки. Выглядело это настолько комично, что я расхохотался.
– Нет, серьезно, как это делается? – переспросил я.
– Я же тебе показал, – отрезал дон Хуан. – В принципе можешь смотреть на что хочешь – на свои ноги, на свой живот, хоть на свой член, в конце концов. Я советую смотреть на руки только потому, что лично мне так было легче всего.
Только не думай, что это шутка. Сновидение – это так же серьезно, как видение, как смерть, как все, что происходит в этом жутком таинственном мире. Пускай для тебя это будет чем-то занимательным. Представь себе все самые невероятные вещи, которые ты мог бы совершить. Ведь возможности того, кто охотится за силой, в сновидении почти безграничны.
Я попросил дать мне какие-нибудь указания.
– Нет тут никаких указаний.
– Не может быть, чтобы тебе нечего было добавить, – настаивал я.
Он покачал головой и, сведя глаза, несколько раз быстро на меня взглянул.
– Все мы разные, – наконец произнес он. – То, что ты называешь указаниями, может быть только тем, что делал я сам, когда учился. Но мы с тобой непохожи. В нас нет даже намека на сходство.
– Но, может быть, твой рассказ в чем-то мне поможет.
– Проще будет, если ты просто начнешь смотреть на свои руки. Тебе же проще.
Дон Хуан задумался, словно что-то для себя формулируя и время от времени кивая головой.
– Каждый раз, когда ты смотришь во сне на какой-нибудь объект, он меняет форму, – произнес он после долгой паузы. – Когда учишься настраивать сновидение, весь фокус заключается в том, чтобы не просто посмотреть на объект, а удержать его изображение. Сновидение становится реальностью тогда, когда человек обретает способность все приводить в фокус. Тогда нет разницы между тем, что делаешь, когда спишь, и тем, что делаешь, когда бодрствуешь. Понимаешь?
Я ответил, что слова его мне понятны, но принять то, что он сказал, я не в состоянии. В цивилизованном мире есть масса людей, имеющих разнообразные иллюзии. Такие люди не в состоянии провести грань между реальными событиями и тем, что происходит в их фантазиях. Я сказал, что все они, вне всякого сомнения, больны, и с каждым разом, когда он советует мне действовать подобно сумасшедшему, мне становится все более и более не по себе.
После моей тирады дон Хуан обхватил щеки ладонями и тяжело вздохнул, изображая отчаяние. Получилось довольно смешно.
– Слушай, оставь ты в покое свой цивилизованный мир. Ну его! Никто тебя не просит уподобляться психу. Я уже говорил тебе: для того, чтобы иметь дело с силами, на которые он охотится, воин должен быть совершенен. Как ты можешь представить себе то, что он неспособен проводить различие между вещами? С другой стороны, друг мой, тот, кто знает, что такое реальный мир, в мгновение ока запутается и погибнет, если будет зависеть от твоей способности понять что реально, а что нет.
Я, очевидно, не смог выразить то, что имел в виду. Каждый раз, когда я протестовал, то просто выражал свое невыносимое разочарование из-за несостоятельности своей позиции.
– Я вовсе не пытаюсь сделать тебя больным, помешанным, – продолжал дон Хуан. – Этого ты с успехом можешь добиться и без моей помощи. Но силы, которые ведут по миру каждого из нас, привели тебя ко мне, и я пытался научить тебя, как изменить свой дурацкий образ жизни, и начать жить, как подобает охотнику – жизнью твердой и чистой. Потом силы еще раз направили тебя и дали мне понять, что я должен учить тебя дальше, чтобы ты научился жить безупречной жизнью воина. Похоже, ты на это не способен. Но кто может сказать наверняка? Мы так же таинственны и так же ужасны, как этот непостижимый мир. И кто может с уверенностью сказать, на что ты способен, а на что – нет?
В тоне дона Хуана явственно сквозила печаль. Я хотел было извиниться, но он снова заговорил:
– Вовсе не обязательно смотреть именно на руки. Выбери что-нибудь другое, но выбери заранее, а потом найди это в своих снах. Я посоветовал выбрать руки, потому что они всегда при тебе. Когда они начнут терять форму, отведи от них взгляд и посмотри на что-нибудь другое, а потом опять – на руки. На то, чтобы в совершенстве освоить этот прием, требуется время, много времени.
...
Потом дон Хуан отрывисто спросил, как у меня обстоят дела с техникой сновидения, которой он меня обучил. Я тренировался весьма усердно, и ценой невообразимых усилий мне в конце концов удалось обрести некоторый контроль над своими снами. Дон Хуан был прав, утверждая, что эту практику можно рассматривать в качестве развлечения. Теперь я чуть ли не с нетерпением ожидал наступления вечера и времени, когда будет пора ложиться спать. Раньше со мной такого не случалось.
И в ответ на вопрос дона Хуана я представил ему подробный отчет о своих успехах.
После того, как я научился давать себе команду смотреть на свои руки, мне было относительно легко научиться поддерживать их образ. Мои видения, хотя и не всегда собственных рук, продолжались, казалось, продолжительное время до тех пор, пока я в конце концов не терял контроль и не погружался в обычные непредсказуемые сны. Я ни коим образом не выбирал то, когда давать себе команду смотреть на руки или на другие объекты снов. Это происходило само собой. В какой-то момент вдруг в памяти всплывало, что нужно смотреть на руки, а потом на то, что меня окружает. Однако были ночи, в которые я ни о чем этом не вспоминал.
Дон Хуан, похоже, был удовлетворен. Он спросил, какие еще объекты, кроме своих рук, я обычно находил в своих видениях. Я, не сумев вспомнить ничего конкретного, принялся копаться в кошмаре, который посетил меня предыдущей ночью.
– Не нужно настолько сильно поддаваться воображению, – сухо сказал он.
Я рассказал ему, что подробно конспектирую все свои сны. С тех пор, как я начал практику смотрения на руки, сны мои сделались очень живыми и богатыми, а способность к их запоминанию возросла до такой степени, что я с легкостью мог восстанавливать их вплоть до самых незначительных деталей. Дон Хуан сказал, что следить за этими снами – пустая трата времени, потому что ни подробности снов, ни их живость не имеют ровным счетом никакого значения.
– Обычные сны всегда становятся очень живыми, стоит человеку лишь начать настраивать сновидение, – объяснил он. – Более того, их живость и ясность становятся серьезными препятствиями на пути, и с тобой в этом плане дело обстоит гораздо хуже, чем с кем бы то ни было из тех, кого я знаю. У тебя – самая настоящая мания, причем совершенно ужасная. Ты записываешь все, что только можешь.
А я-то искренне считал, что поступаю правильно. Благодаря подробнейшим конспектам своих снов я в какой-то степени уяснил себе природу видений, имевших место в моих снах.
– Брось это! – приказал он. – Это ни в чем тебе не поможет. Ты только отклоняешься от цели сновидения, которой является контроль и сила.
Он улегся на спину, накрыл лицо шляпой и заговорил, не глядя на меня:
– Я хочу напомнить тебе все приемы, которые ты должен практиковать. Сначала фокусируешь взгляд на руках. Это – отправная точка. Затем начинаешь переводить взгляд на другие объекты, на очень короткое время фиксируя его на них. Постарайся бросить такой короткий взгляд на максимальное количество объектов. Помни: если ты будешь только коротко взглядывать на объекты, они не начнут сдвигаться. Потом снова вернись к своим рукам. Каждый раз, когда ты возвращаешься к своим рукам, ты восстанавливаешь силу, необходимую для продолжения сновидения. Поэтому вначале не нужно смотреть сразу на множество объектов. На первый раз четырех будет достаточно. Потом ты постепенно сможешь увеличить их количество, и в конце концов будешь в состоянии разглядывать все, что захочешь. Но всегда, как только образы начинают сдвигаться, и ты чувствуешь, что начинаешь терять контроль, – возвращайся к рукам.
Когда ты почувствуешь, что можешь смотреть на что угодно сколько захочешь, ты будешь котов к освоению следующей техники. Ей я научу тебя сейчас. Но применять ее, я надеюсь, ты станешь только тогда, когда будешь готов.

Минут пятнадцать он лежал молча. Наконец, он сел и посмотрел на меня.
– Следующим шагом в настройке сновидения является обучение тому, как путешествовать, – продолжал он. – Тем же способом, каким ты научился смотреть на руки, ты можешь повелеть себе двигаться, отправляясь в разные места. Сначала определи место, в которое ты хотел бы попасть. Выбирай места, которые хорошо знаешь, – университет, соседний парк, дом кого-нибудь из твоих друзей. А потом нужно повелеть себе отправиться туда. Это очень сложная техника. Ты должен выполнить две задачи: во-первых, ты должен повелеть себе отправиться в определенное место, а затем, когда ты освоишь эту технику, ты должен научиться контролировать точное время своего путешествия.
...
После короткой паузы он как бы между прочим спросил:
– Как у тебя обстоят дела со сновидением?
Я рассказал, как сложно мне стало давать себе команду смотреть на свои руки. Сначала все шло относительно гладко. Может быть, это было обусловлено новизной. Без каких бы то ни было затруднений я вспоминал о том, что нужно приказать себе смотреть на руки. Однако восторг прошел, и вот уже в течение целого ряда ночей я вообще не мог этого сделать.
– Нужно на ночь надевать головную повязку, – сказал дон Хуан. – Но добыть ее не так-то просто. Я не могу тебе ее дать, ты должен сделать повязку сам. Из грубой ткани. Но только после того, как увидишь ее в сновидении. Понимаешь? Головную повязку нужно изготовить в строгом соответствии с особым видением. И у нее должна быть поперечная лента, плотно садящаяся на макушку головы. Или это может быть плотно прилегающая шапочка. Конечно, ты мог бы спать в своей шапке или, как монах, надевать на ночь колпак, но это только интенсифицирует обычные сны, а сновидению способствовать не будет.
Он немного помолчал, а потом быстро и многословно начал объяснять, что видение головной повязки может явиться не только в «сновидении», но и в бодрствующем состоянии в результате какого-нибудь события, не имеющего к ней, казалось бы, никакого отношения. Например, наблюдения полета птиц, течения воды, облаков или чего-то в таком роде.
– Охотник за силой наблюдает за всем, – продолжал он. – И все, за чем он наблюдает, раскрывает ему какие-нибудь тайны.
– Но как убедиться в том, что наблюдаемый тобой объект раскрывает тебе тайну? – спросил я.
Я рассчитывал, что он выдаст мне какую-нибудь формулу, позволяющую делать «правильные» интерпретации.
– Единственный способ убедиться – неукоснительно следовать всем тем инструкциям, которые я давал тебе, начиная с самой первой нашей встречи, – ответил он. – Чтобы обладать силой, нужно вести жизнь, наполненную силой.

Сказки о Силе:

А теперь расскажи мне о своем сновидении. Этот внезапный переход застал меня врасплох. Дон Хуан повторил свою просьбу.
На эту тему можно было говорить долго. «Сновидения» предполагали культивирование контроля над снами до такой степени, что опыт, приобретенный в них, становился равнозначным опыту бодрствования. По мнению магов, при практике «сновидения» обычный критерий различия между сном и реальностью становится недействительным. Эта практика, как учил дон Хуан, сводилась к упражнению, в котором требовалось найти свои руки во сне.
После нескольких лет тренировок я сумел, наконец, сделать это. Теперь я понимаю, что добился успеха лишь потому, что научился в какой-то степени контролировать мир своей повседневной жизни. Дон Хуан хотел знать все детали. Я рассказал ему, как часто бывает непреодолимо трудно дать самому себе команду смотреть на руки. Он предупредил меня, что даже начальный этап подготовительной работы, называемый им «настройка сновидения», - это смертельная игра, в которую разум человека играет сам с собой, и какая-то часть меня будет делать все возможное, чтобы воспрепятствовать выполнению этой задачи.
По словам дона Хуана, это могли быть размышления о бессмысленности такого занятия, меланхолия или даже депрессия с суицидальными тенденциями. Я, однако, так далеко не зашел. В моем опыте преобладала комическая сторона. И все же результат был неизменно отрицательным. Всякий раз, когда я собирался взглянуть во сне на свои руки, случалось что-то необычное. То я начинал летать, то мой сон переходил в кошмар, а то и просто появлялось чувство очень приятного телесного возбуждения. Все это своей живостью выходило за рамки «нормального» сна, поэтому вырваться было очень трудно. В таких ситуациях мое первоначальное намерение увидеть свои руки обычно забывалось.
И вот однажды ночью я совершенно неожиданно нашел свои руки во сне. Мне снилось, что я иду по улице какого-то города и вдруг поднимаю руки к лицу. Казалось, что-то внутри меня сдалось и позволило мне увидеть тыльную сторону своих ладоней. Дон Хуан предупреждал меня, что как только образ моих рук станет расплываться или меняться на что-то другое, я должен перевести взгляд с них на любой другой предмет. В этом сне я перенес внимание на здание в конце улицы. Когда вид этого здания тоже начал туманиться, я сфокусировал внимание на других элементах сна. В результате получилась ясная и четкая картина пустынной улицы в каком-то неизвестном городе.
Дон Хуан расспрашивал меня о других опытах «сновидения». Мы беседовали довольно долго. Под конец моего отчета он встал и направился к кустам. Поднялся и я. Я нервничал. Это было ничем не обоснованное чувство, так как для страха или тревоги не было никаких оснований. Вскоре дон Хуан вернулся. Он заметил мое возбуждение.
- Успокойся, - сказал он, мягко сжав мою руку.
Усадив меня, он положил мне на колени блокнот и велел писать. Он сказал, что я не должен беспокоить место силы ненужными вибрациями страха или нерешительности.
- Почему я так разнервничался? - спросил я.
- Это естественно, - сказал он. - Твоя деятельность в сновидениях угрожает чему-то в тебе самом. Пока ты о ней не думал, с тобой было все в порядке. Но теперь, раскрыв свои действия, ты готов упасть в обморок. У каждого воина свой собственный способ сновидения. Все они различны. Объединяют нас только уловки, направленные на то, чтобы заставить себя отступиться. Единственный выход - это продолжение опытов, несмотря на все преграды и разочарования.
Затем он спросил, могу ли я выбирать тему для «сновидения». Я ответил, что даже не представляю, как это делается.
- Объяснение магов относительно выбора темы для сновидения заключается в следующем, - сказал дон Хуан. - Воин выбирает тему сознательно, прервав внутренний диалог и удерживая образ в голове. Иными словами, если он сможет на какое-то время прервать беседу с самим собой, а затем, пусть даже на мгновение, удержать мысль о желаемом в сновидении образе, он увидит то, что ему нужно. Я уверен, что ты это сделал, хотя и неосознанно.
После длинной паузы дон Хуан начал принюхиваться. Похоже было, что он прочищает нос. Несколько раз он с силой выдохнул, при этом мышцы его живота сокращались рывками, в такт коротким, отрывистым вдохам.
- Хватит говорить о сновидениях, - сказал он. - Это может стать у тебя манией. Если в чем-то и можно добиться успеха, то он должен приходить легко, пусть даже с какими-то усилиями, но без потрясений и навязчивых идей.

Второе кольцо силы:

Как ты научилась позволять своему телу держаться на линиях мира?
- Я научилась этому в сновидении, - сказала она. - Но я действительно не знаю как. Для женщины-воина все начинается в сновидении. Как и всех нас, Нагваль учил меня, что сначала нужно посмотреть на свои руки во сне. Я не могла найти их вообще. В моих снах у меня не было рук. Несколько лет я безуспешно пыталась найти их. Обычно каждую ночь я приказывала себе найти руки но все было напрасно. Я никогда ничего не находила в своих снах. Нагваль был беспощаден со мной. Он сказал, что я должна или найти их, или погибнуть. Поэтому я соврала ему, что нашла руки. Нагваль не сказал тогда ни слова, но Хенаро бросил свою шляпу на пол и начал плясать на ней Он погладил меня по голове и сказал, что я действительно великий воин. Чем больше он расхваливал меня, тем хуже я себя чувствовала. Я была уже готова рассказать им о своей лжи, как вдруг сумасшедший Хенаро направил на меня свой зад и издал такой громкий и долгий звук, какого я никогда не слышала. Он практически оттолкнул меня им. Это было похоже на горячий и вонючий ветер, омерзительный и зловонный, и очень похожий на меня. Нагваль даже трясся от хохота.
Я убежала в дом и спряталась там. Тогда я была очень толстой. Я привыкла есть много, и у меня были обильные газы. Поэтому я решила некоторое время не есть ничего. Лидия и Хосефина помогали мне. Я ничего не ела двадцать три дня и однажды ночью я нашла свои руки во сне. Они были старыми, безобразными и зелеными, но они были моими. Так что начало было положено. Остальное было легко.
- А что было «остальное», Горда?
- Следующее, чего хотел от меня Нагваль - попытаться найти в своих снах дома или постройки и смотреть на них, стараясь не разрушить эти образы. Он сказал, что искусство сновидящего заключается в удержании образов своего сна. Потому что так или иначе мы занимаемся этим всю нашу жизнь.
- Что под этим подразумевалось?
- Мы как обычные люди удерживаем образ того, на что мы смотрим. Нагваль сказал мне, что мы делаем это, но не знаем как. Мы просто делаем; наши тела делают это. В сновидении мы должны делать то же самое, только вот в сновидении мы должны научиться как делать это. Мы должны стараться не смотреть, а только бросать мимолетные взгляды, и все же удерживать образ.
Нагваль велел мне в своих снах найти повязку для моего пупка. На это потребовалось много времени, потому что я не понимала, что он имеет в виду. Он сказал, что в сновидении мы реагируем пупком, поэтому он должен быть защищен. Нам нужно немного тепла или чувство давления на центр живота, чтобы удерживать образы в своих снах.
Я нашла в своих снах гальку, которая была приложена к моему пупку, и Нагваль заставлял меня искать ее в водяных дырах и каньонах, пока я не нашла ее. Я сделала для нее пояс, и с тех пор днем и ночью ношу его. Это помогает мне удерживать образы в своих снах. Затем Нагваль дал мне задание отправляться в сновидении в определенные места. Я действительно хорошо выполняла эти задания, но в то время я как раз теряла форму и начала видеть перед собой глаз. Нагваль сказал, что он все изменил, и приказал использовать глаз, чтобы тянуть себя.
Он сказал, что у меня нет времени для получения дубля в сновидении и что глаз - это даже лучше. Я почувствовала обман.
Теперь мне все равно. Я использовала глаз, как только могла. Я позволяла ему тянуть меня в сновидение. Я закрывала глаза и засыпала с легкостью даже днем и в любом месте. Глаз тянет меня и я вхожу в другой мир. Большую часть времени я просто брожу там.
...
Существует, правда, доступный для всех путь к его достижению, но следуют ему только маги, - и это путь через «сновидение». Сновидение, в сущности, является преобразованием обычных снов в процесс, включающий волевой акт. Сновидящие, привлекая свое внимание нагваля и фиксируя его на темах и событиях своих обычных снов, преобразуют эти сны в сновидения. Дон Хуан говорил, что внимания нагваля не достичь никакими процедурами. Он только дал мне указания.
Прежде всего надо было найти свои руки во сне. Затем упражнение по уделению внимания расширялось до поиска предметов и отыскания конкретных вещей, домов, улиц и тому подобного. Отсюда делался прыжок к сновидению о конкретных местах в конкретное время дня.
Заключительной стадией было фокусирование «внимания нагваля» исключительно на самом себе. Дон Хуан говорил, что этой заключительной стадии обычно предшествовал сон, который видели многие из нас в то или иное время и в котором человек смотрит на самого себя, спящего в постели.

К моменту появления такого сна внимание мага развивается до такой степени, что вместо того, чтобы проснуться, как делают многие из нас в этой ситуации, он разворачивается на своих каблуках и приступает к какой-либо деятельности, как если бы это происходило в обычной жизни. С этого момента появляется брешь, разграничение в до сих пор единой личности.
Результатом привлечения «внимания нагваля» и развития его до уровня и усложненности нашего обычного внимания к миру, в системе дона Хуана является «другое я», существо, подобное самому человеку, но созданное в сновидении.
Дон Хуан говорил мне, что не существует определенных стандартов или точных шагов для обучения этому дублю. Точно так же, как не бывает определенных шагов для достижения нашего обычного осознания. Мы просто делаем это посредством практики. Он утверждал, что в процессе привлечения нашего «внимания нагваля» мы найдем эти шаги сами. Он убеждал меня практиковать сновидение, не позволяя своим страхам совать мне палки в колеса.
...
Чтобы достичь второго внимания, Нагваль и Хенаро обучили нас сновидению, как тебя учили растениям силы. Я не знаю, что они делали с тобой, когда учили тебя улавливать второе внимание. Нас Нагваль учил пристальному созерцанию. Он никогда не объяснял нам, что же он, в сущности, делает. Он просто учил нас созерцать. Мы никогда не догадывались, что пристальное созерцание - один из способов уловить наше второе внимание. Мы думали, что это что-то вроде забавы. Но это было не так. Сновидящие вначале должны стать созерцающими.
Вначале Нагваль положил на землю сухой лист и заставил меня смотреть на него часами. Каждый день он приносил лист и клал его передо мной. Сначала я думала, что это один и тот же лист, но потом заметила, что они были разные. Нагваль сказал, что, когда мы осознаем это, мы уже не смотрим, но созерцаем.
Затем он стал класть передо мной кучу сухих листьев. Он велел мне чувствовать их, разбрасывая левой рукой и созерцая их при этом. Сновидец рассматривает листья по спирали, а затем сновидит узоры, образуемые листьями. Нагваль говорил, что если сновидящий вначале видит в сновидении узоры, а назавтра находит их в своей куче листьев, он может считать, что овладел созерцанием листьев. И еще он говорил, что пристальное созерцание листьев укрепляет второе внимание. Если ты созерцаешь груду листьев часами, как он обычно заставлял делать меня, то мысли утихают. Без мыслей затихает и внимание тоналя. Внезапно твое второе внимание цепляется за что-то в листьях и листья становятся чем-то еще. Нагваль назвал момент, когда второе внимание зацепляется, остановкой мира.
И это точно. Мир останавливается. По этой причине рядом всегда кто-то должен быть. Мы ничего не знаем о фокусах второго внимания. А так как мы никогда не использовали его, мы должны воспитать его, прежде чем отважиться на пристальное созерцание в одиночку. Трудность созерцания в том, чтобы научиться утихомиривать мысли. Нагваль говорил, что учит нас этому по куче сухих листьев просто оттого, что они всегда есть под руками. Той же цели может служить и любая другая вещь. Когда ты можешь остановить мир, ты стал созерцателем. А так как единственный способ достичь остановки мира состоит в постоянных попытках, то Нагваль заставлял нас созерцать сухие листья годы и годы. Я думаю, что это наилучший способ достичь второго внимания. Он комбинировал пристальное созерцание сухих листьев с поиском рук во сне. Мне потребовалось около года, чтобы найти свои руки, и четыре года, чтобы остановить мир. Нагваль говорил, что, когда уловишь свое второе внимание с помощью сухих листьев, начинаешь сновидеть, чтобы расширить его. Вот и все, что касается пристального созерцания.
...
Что же тени говорят тебе?
- Все, что я захочу узнать. Они говорят со мной при помощи того, что они теплые или холодные, двигаются или меняют цвета. Я еще не знаю всего, что означает тепло, цвет или движение. Нагваль предоставил мне изучить это самой.
- Как же ты изучаешь это?
- В сновидении. Сновидящие должны пристально созерцать, а затем - искать свои сны в созерцании. Например, Нагваль велел мне созерцать тени скал, а потом в своем сновидении я обнаружила, что у этих теней имеется свечение, потому с тех пор я начала искать свечение в тени, пока не нашла его. Созерцание и сновидение идут рука об руку. Мне пришлось долго созерцать тени, чтобы получилось сновидение теней. А затем мне нужно было долго сновидеть и созерцать, чтобы соединить их и на самом деле видеть в тенях то, что я вижу в сновидении. Понимаешь, что я имею в виду? Каждая из нас делает то же самое. Сновидение Розы связано с деревьями и она - созерцатель деревьев, а у Хосефины - с облаками и она - созерцатель облаков. Они созерцают деревья и облака, пока не достигают согласованности созерцания и сновидения.
Роза и Хосефина согласно кивнули.

Дар Орла:

Дон Хуан определял искусство сновидения по-разному. Наиболее туманное из этих описаний, как мне теперь кажется, является наиболее удачным. Он сказал, что искусство сновидения - это, по сути, неделание сна. Оно дает возможность практикующим его использовать ту часть жизни, которую они обычно проводят в хаосе. Сновидящие как бы не спят вообще, но без всяких болезненных последствий. Это не значит, что у сновидящих вообще отсутствует сон, просто эффект сновидения продлевает состояние бодрствования за счет использования некоего вспомогательного тела - тела сновидения.
Дон Хуан объяснил мне, что тело сновидения - это нечто такое, что иногда называют «дубль», а иногда - «другой», потому что это точная копия тела сновидящего. В сущности, это энергия светящегося существа, белесая, призракоподобная эманация, которая посредством фиксации второго внимания проецируется в трехмерное изображение тела. Дон Хуан объяснил, что тело сновидения - это не привидение, оно настолько же реально, насколько реально все, с чем мы сталкиваемся в повседневном мире.
Он сказал, что второе внимание неизбежно стягивается фокусом на энергетическом поле нашего существа и трансформирует эту энергию во что-нибудь подходящее. Самое легкое - это, конечно, изображение нашего физического тела, которое мы хорошо знаем по опыту использования первого внимания. То, что маги называют волей, как раз и является проводником нашей энергии для создания чего бы то ни было в пределах возможного. Невозможно определить, где находятся эти пределы, но на уровне светящихся существ их диапазон настолько велик, что напрасно и пытаться установить их; поэтому можно сказать, что воля способна преобразовать энергию светящегося существа во что угодно.
...
Я рассказал им содержание того, что считал своим настоящим сновидением. Дон Хуан говорил мне, что нет смысла останавливаться на деталях. Он дал мне следующее основное правило: я должен уделять чему-либо особое внимание только если увижу его не меньше трех раз. В остальных же случаях все попытки будут простой ступенью в понимании второго внимания.
Однажды во сне я увидел, что проснулся и выскочил из постели, тут же обнаружив самого себя спящим на кровати. Я посмотрел на себя и сохранил достаточно самообладания, чтобы вспомнить, что я нахожусь в сновидении. Тогда я последовал указаниям дона Хуана, состоявшим в том, чтобы избегать внезапных потрясений и воспринимать все спокойно. Сновидящий, говорил дон Хуан, должен быть бесстрастным экспериментатором. Вместо того, чтобы рассматривать свое спящее тело, сновидящий выходит из комнаты.
Непонятно как я внезапно оказался снаружи комнаты. У меня было такое впечатление, что я оказался там мгновенно. Когда я остановился, то холл и лестница показались мне громадными. Если что-то и испугало меня той ночью, так это размеры тех сооружений, которые в реальной жизни были вполне нормальными. Холл был около десяти метров длиной, лестница в 16 ступенек. Я не мог представить себе, как преодолеть те огромные расстояния, которые я воспринимал. Я был неподвижен, а затем что-то заставило меня двигаться. Однако я не шел, я не чувствовал своих шагов. Совершенно неожиданно я оказался держащимся за перила. Я мог видеть кисти и предплечья своих рук, но не чувствовал их. Я удерживался при помощи какой-то силы, никак не связанной с моей мускулатурой. То же самое произошло, когда я попытался спуститься с лестницы. Я не знал, как ходить, я просто не мог сделать ни шагу, будто мои ноги были склеены вместе. Наклоняясь вперед я видел свои ноги, но не мог двинуть ими ни вперед, ни назад, ни вбок, не мог поднять их к груди. Казалось, я прирос к верхней ступеньке. Я чувствовал себя чем-то вроде пластмассовых куколок, которые могут наклоняться в любом направлении до тех пор, пока не примут горизонтального положения, лишь для того, чтобы вес их тяжелого округлого основания вновь вернул их в вертикальное положение.
Я сделал громадное усилие, чтобы идти, и зашлепал со ступеньки на ступеньку, как плохо накачанный мяч. Мне потребовалось невероятное внимание, чтобы добраться до первого этажа. Я никак иначе не мог этого описать. Особенно трудно было сохранить свое поле зрения, не дать ему распасться на мимолетные картины обычного сна.
Когда я, наконец, добрался до входной двери, я не мог ее открыть. Я пытался отчаянно, но безуспешно. Затем я вспомнил, что я выбрался из своей комнаты, выскользнув из нее, как если бы дверь была открыта. Мне понадобилось только вспомнить то чувство выскальзывания, и внезапно я оказался уже на улице. Было темно. Непроницаемый свинцовый мрак не позволял мне воспринимать какие-либо цвета. Весь мой интерес был тотчас прикован к широкому полю яркого света передо мной на уровне глаз. Я скорее вычислил, чем вспомнил, что это уличный фонарь, поскольку сообразил, что такой фонарь находился за углом в шести метрах над землей. Тут я понял, что не могу привести свое восприятие в соответствующий порядок, чтобы правильно судить, где верх, где низ, где здесь, где там. Все казалось необычным. У меня не было никакого критерия, как в обычной жизни, чтобы настроить свое восприятие. Все находилось на переднем плане, а у меня не было желания заниматься настройкой восприятия.
Ошеломленный, я находился на улице, пока у меня не появилось ощущение, что я левитирую. Я удерживался за металлический столб, на котором висели фонарь и дорожный знак. Сильный ветер поднимал меня наверх. Я скользил вверх по столбу, пока не смог ясно разобрать название улицы: Эштон.
Несколько месяцев спустя, когда я опять оказался в сновидении, созерцая свое спящее тело, я уже знал, что мне нужно сделать. В ходе своих регулярных сновидений я узнал, что здесь значение имеет волевое усилие, а сама реальность тел не существенна. Именно память тормозит сновидящего. Я без колебаний выскользнул из комнаты, так как мне не нужно было ни открывать дверей, ни ходить для того, чтобы двигаться. Холл и лестница уже не казались мне такими огромными, как в первый раз. Я проскользнул с большей легкостью и оказался на улице, где пожелал передвинуться на три квартала дальше. Я воспринимал фонари как очень беспокоящее зрелище. Если я фокусировал на них свое внимание, они разливались неизмеримыми озерами света. Остальные элементы этого сновидения контролировать было легко. Дома казались необыкновенно большими, но их очертания были знакомыми. Я колебался, что делать дальше. Затем я совершенно случайно понял, что если я буду не рассматривать предметы, а только поглядывать на них мельком, как мы это делаем в повседневной жизни, то смогу привести свое восприятие в порядок. Другими словами, если я буквально следовал советам дона Хуана и принимал свое сновидение как само собой разумеющееся, то я мог пользоваться способами восприятия, присущими повседневной жизни. Через несколько секунд окружающее стало контролируемым, хотя и не полностью знакомым.
В следующий раз, когда у меня было подобное сновидение, я отправился в свою любимую кофейню на углу. Причина, по которой я ее выбрал, состояла в том, что каждое утро я ходил туда пить кофе. В своем сновидении я увидел знакомую официантку, обслуживавшую рабочих кладбища. Я разглядел нескольких человек, которые ели за стойкой, а в самом углу заметил любопытное лицо человека, которого видел каждый день бесцельно бродящим по дорожкам между университетских корпусов. Он был единственным, кто действительно взглянул на меня. В ту же секунду, когда я вошел, он почувствовал это, как мне показалось. Он повернулся и уставился на меня.
Несколько дней спустя рано утром я в бодрствующем состоянии в том же кафе встретил этого человека. Он бросил на меня взгляд и, по-видимому, узнав меня, сильно испугался и стремглав убежал, не дав мне возможности заговорить с ним.
Когда я еще раз посетил это кафе в сновидении, характер последнего изменился. Пока я наблюдал за этим ресторанчиком через улицу, вид стал совершенно иным. Я больше не видел знакомых домов, вместо этого перед моими глазами была картина первозданной природы. Стоял погожий день, и я смотрел на заросшую долину. Болотистые темно-зеленые, похожие на тростник растения покрывали все. Рядом со мной находился выступ скалы двух-трех метров высотой. На нем сидел громадный саблезубый тигр. Я окаменел. Долгое время мы пристально смотрели друг на друга.
Размеры хищника были поразительными, однако он не выглядел ни гротескным, ни непропорциональным. У него была великолепная голова, большие глаза цвета темного меда, массивные лапы, широченная грудная клетка. Самое большое впечатление на меня произвела окраска его шкуры. Она была равномерно-темно-коричневая, почти шоколадная. Цвет меха напоминал поджаренные кофейные зерна, только мех еще и блестел, шерсть была длинной, но гладкой и чистой. Она не была похожа на мех пумы, волка или гризли. Мех выглядел похожим на что-то, никогда мною не виданное.
С тех пор для меня стало обычным видеть этого тигра. Временами небо над долиной затягивали облака, накрапывал мелкий дождик, иногда сменявшийся проливным ливнем. Временами же долина была залита солнцем. Довольно часто я замечал там и других саблезубых тигров. Я мог слышать их своеобразный повизгивающий рев - крайне неприятный для меня звук.
Тигр ни разу не тронул меня. Мы смотрели друг на друга с расстояния 3 - 6 метров. Тем не менее я понимал, чего он от меня хочет. Он показывал мне особый способ дыхания. Я уже дошел в своих сновидениях до такой точки, когда мог так хорошо имитировать дыхание тигра, что даже чувствовал, как сам превращаюсь в тигра. Я рассказал другим ученикам, что ощутимым результатом сновидений было то, что мое тело стало более мускулистым.
Выслушав мой отчет, Нестор поразился, насколько их сновидения отличались от моих. У них были различные задачи сновидения. Его задачей было находить лекарства от болезней человеческого тела. Задача Бениньо - предсказывать, предвидеть и находить решения всего, что касалось человека. Задачей Паблито было учиться строить. Нестор сказал, что именно эти задачи были причиной того, что он занимался лекарственными растениями, Бениньо был оракулом, а Паблито - плотником. Он добавил, что до сих пор они касались только поверхности сновидений и ни о чем существенном говорить пока не могут.
...
Несколько лет назад, когда я достиг определенной опытности в сновидениях, я спрашивал дона Хуана, есть ли тут какие-нибудь известные ступени, которые были бы общими для всех нас. Он сказал, что в конечном счете каждый сновидящий отличается от других. Но, разговаривая с Ла Гордой, я обнаружил такое сходство в наших сновидениях, что набросал возможную классификационную схему различных состояний.
Спокойное бодрствование - это предварительное состояние, когда чувства засыпают, но окружающее еще осознается. В моем случае я всегда воспринимал в этом состоянии поток красноватого света, примерно такого, какой видишь, когда через плотно сомкнутые веки смотришь на солнце.
Второе состояние сновидения я назвал динамическим бодрствованием. В этом случае красноватый свет рассеивается, как туман, и смотришь на какую-нибудь сцену, вроде табло, так как эта сцена неподвижна. Видишь трехмерную картину. Застывший кусочек чего-то, будь то пейзаж, улица, человек, лицо, что угодно.
Третье состояние я определил как пассивное наблюдение. В этом состоянии сновидящий уже не смотрит на застывшие осколки мира, но наблюдает, являясь свидетелем происходящего события. Преобладание у нас зрительных и слуховых ощущений превращает это состояние сновидения главным образом в дело глаз и ушей.
В четвертом состоянии я оказываюсь втянутым в действие. Здесь уже что-то делаешь, предпринимаешь какие-то шаги и используешь свое время полностью. Я назвал это состояние динамической инициативой.
Предложение Ла Горды подождать меня было связано со вторым и третьим состояниями нашего совместного бодрствования. Когда я вошел в состояние динамического бодрствования, я увидел сцену сновидения, где находились дон Хуан и другие люди, включая и полную Ла Горду. Прежде, чем я успел хотя бы разобраться в том, что я вижу, я ощутил сильнейший рывок за руку и сообразил, что рядом со мной «реальная» Ла Горда. Она находилась слева от меня и схватила меня за левое предплечье своей правой рукой. Я ясно почувствовал, как она подняла мою руку к своему предплечью, чтобы мы могли держаться друг за друга. Потом я оказался в третьем состоянии сновидения, в пассивном наблюдении.
...
Однажды вечером мы сели и так подробно, как только могли, стали обсуждать все, что мы знали о сновидениях. Вскоре выяснилось, что здесь есть несколько ключевых тем, которым дон Хуан придавал особое значение.
Прежде всего, это сам акт сновидения. Он, видимо, начинается как совершенно особое состояние осознавания, к которому приходишь, фокусируя остаток сознания, который еще имеешь во сне, на отдельных чертах или элементах сна. Этот остаток сознания, который дон Хуан называл «вторым вниманием», вводился в действие или запрягался в работу при помощи упражнения «неделания». Мы считали, что существенной помощью сновидению было состояние умственного покоя, которое дон Хуан называл «остановкой внутреннего диалога» или «неделанием разговора с самим собой». Чтобы научить меня выполнению этого, он обычно заставлял меня усиливать периферическое зрение. Этот метод был эффективен сразу в двух планах. Он позволил мне остановить свой внутренний диалог и он тренировал мое внимание. Заставляя меня концентрировать внимание на периферии поля зрения, дон Хуан усиливал мою способность сосредоточиваться в течение длительного времени на одной единственной деятельности.
Позднее, когда я добился успеха в концентрировании внимания, я мог часами заниматься какой-нибудь нудной работой, не отвлекаясь, на что ранее не был способен. Дон Хуан говорил мне, что наилучший способ войти в сновидение - концентрировать внимание на кончике грудины, на верхней части живота. Он сказал, что энергия, нужная для сновидения, исходит из этой точки. Та же энергия, которая нужна, чтобы перемещаться в сновидениях, исходит из области, расположенной на 2-5 см ниже пупка. Он называл эту энергию «волей», или силой собирать воедино и выбирать. У женщин как внимание, так и энергия для сновидения исходят из матки.
- Сновидение женщины должно исходить из матки, потому что это ее центр, - заметила Ла Горда. - Мне для того, чтобы начать сновидение или прекратить его, нужно всего лишь сконцентрировать внимание на моей матке. Я научилась чувствовать ее внутреннюю поверхность. Я вижу красноватое сияние и тут же выхожу.
- Сколько времени тебе требуется, чтобы увидеть его?
- Несколько секунд. В то же мгновение, когда мое внимание сосредотачивается на матке, я уже в сновидении, - продолжала она. - Я обычно никогда не имею с этим проблем. У женщин всегда так. Самое трудное для нас - понять, как начать. Мне потребовалось два года, чтобы прервать внутренний диалог и сконцентрироваться на матке. Может, поэтому женщина всегда и нуждается в ком-либо, кто направлял бы ее.
Нагваль клал мне на живот холодные мокрые речные камни, чтобы я почувствовала эту точку, или просто какой-нибудь грузик. У меня было свинцовое грузило, которое он дал мне. Он заставлял меня закрывать глаза и концентрировать внимание на той точке, где находился груз. Каждый раз я засыпала. Но это его не заботило. Фактически не имеет значения, что делаешь, до тех пор, пока внимание сконцентрировано на матке. В конце концов я научилась концентрироваться на этой точке баз всякого грузика.
Однажды я самостоятельно вошла в сновидение. Я чувствовала свой живот в том месте, куда Нагваль так часто клал грузик, когда внезапно заснула, как и обычно, но только при этом что-то толкнуло меня в матку. Я увидела красноватое сияние, а затем совершенно изумительный сон. Но как только я попыталась пересказать его Нагвалю, я поняла, что это не был обычный сон Я не смогла объяснить ему, что это был за сон, просто я чувствовала себя очень сильной и счастливой. Он сказал, что это было сновидение.
С тех пор он никогда не клал на меня грузик. Он позволял мне заниматься сновидением, не вмешиваясь. Время от времени он просил меня рассказать ему об этом и давал указания. Вот так должно осуществляться обучение сновидению.
Ла Горда сказала, что, по словам дона Хуана, облегчить сновидение могло все, что угодно, в качестве «неделания», при условии, что внимание будет удерживался фиксированным. Например, он заставлял ее и других учеников пристально смотреть на камни и листья, и поддержал Паблито, когда тот захотел сконструировать свое собственное устройство для «неделания».
...
Поза, которую нужно принимать для сновидения, тоже была очень важной темой.
- Не знаю, почему Нагваль не говорил мне с самого начала, - сказала Ла Горда, - что лучшей позой, которая нужна для женщины, чтобы начать сновидение, будет сесть со скрещенными ногами, а затем дать телу упасть, как оно и сделает, если сосредоточить внимание на сновидении. Нагваль сказал мне об этом, наверное, через год после того, как я начала. Теперь я секунду сижу в таком положении, затем ощущаю свою матку, и вот я уже в сновидении.
В самом начале, так же, как и Ла Горда, я входил в сновидение, лежа на спине, пока однажды дон Хуан не сказал мне, что я добьюсь лучших результатов, если буду сидеть на тонкой мягкой циновке, сложив ступни ног одна к другой и положив бедра так, чтобы они касались циновки. Он указал, что поскольку у меня гибкие тазобедренные суставы, то я должен развить их полностью, ставя перед собой задачу, чтобы мои бедра полностью прилегали к циновке. Он добавил, что если я буду входить в сновидение в таком сидячем положении, то мое тело не соскользнет и не упадет в сторону, а туловище наклонится вперед и я лягу лбом на ступни.
Еще одной очень важной темой было время, в которое следует проводить сновидение. Дон Хуан говорил нам, что наиболее благоприятны для этого поздний вечер и раннее утро. Причина, по которой он предпочитал именно эти часы, крылась в том, что он называл практическим применением знания магов. Он сказал, что поскольку заниматься сновидением приходится в окружении людей, следует выбирать наилучшие условия для уединения и отсутствия вмешательства. Вмешательством, которое он имел в виду, было не физическое присутствие людей, а их внимание. По словам дона Хуана, бессмысленно уходить из мира и прятаться, потому что даже если человек совсем один в уединенном и пустынном месте, вмешательство людей превалирует, потому что невозможно отключить их первое внимание. В зависимости от местности, в часы, когда большинство людей спит, возможно отвести часть этой фиксации на короткий отрезок времени. Именно в эти часы первое внимание окружающих спит.
Это привело его к описанию второго внимания. Дон Хуан объяснял нам, что внимание, необходимое в начале сновидения, должно быть насильственно остановлено на определенной детали сна. Таким путем обездвиживания внимания обычный сон можно превратить в сновидение.
Далее он объяснил, что в сновидении приходится пользоваться теми же механизмами внимания, что и в повседневной жизни. Наше первое внимание приучено с большой силой концентрироваться на деталях мира для того, чтобы превратить аморфную и хаотическую сферу восприятия в упорядоченный мир осознания.
Дон Хуан сказал нам также, что второе внимание выполняло функции приманки, притягивающей шансы. Чем больше им пользуются, тем выше вероятность достичь желаемого результата. Но это была также и функция внимания вообще, функция, принимаемая настолько как само собой разумеющееся в обычной жизни, что ее перестали замечать. Если мы сталкиваемся с удачей, мы говорим о ней как о случае или совпадении, а не в том смысле, что второе внимание указало нам на событие.
Обсуждение второго внимания подготовило почву для второй ключевой темы - тела сновидения. В целях руководства Ла Гордой дон Хуан поставил перед ней задачу - постепенно и неуклонно мобилизовать свое второе внимание на компоненты ощущения полета в сновидении.
- Как ты научилась летать в сновидении? - спросил я ее. - Тебя кто-нибудь учил?
- Нагваль Хуан Матус учил меня здесь, в этом мире, - ответила она. - И в сновидении кто-то, кого я никогда не могла увидеть, учил меня. Это был только голос, говорящий мне, что я должна делать. Затем у меня ушли годы на то, чтобы научиться переходить из обычного тела, которое можно потрогать, в тело сновидения.
- Ты должна мне это объяснить, Ла Горда, - сказал я.
- Ты учился входить в свое тело сновидения, когда видел в сновидении, что выходишь из своего тела. Но, насколько я могу судить, Нагваль не дал тебе никакой специальной задачи, поэтому ты отправляешься по любой из дорожек, по какой только можешь. Передо мной же стояла задача использовать свое тело сновидения. Такую же задачу имели и сестрички. Дон Хуан сказал, что как только выучиваешься сновидению, любой сон, который ты можешь запомнить, уже не является сном. Это сновидение. В моем сне я однажды видела себя летающей, подобно воздушному змею. Я рассказала об этом Нагвалю, так как мне понравилось ощущение парения. Он воспринял все это очень серьезно и превратил в задачу.
Тогда я стала стараться летать в сновидении. Но я не могла его настроить. Чем больше я старалась воздействовать на свое тело сновидения, тем труднее это становилось. В конце концов Нагваль сказал, чтобы я перестала пытаться и позволила ему прийти самому. Мало-помалу я научилась летать в сновидениях. Именно тогда какой-то голос начал говорить мне, что надо делать. Это был женский голос, как я всегда чувствовала.
Когда я научилась летать в совершенстве, Нагваль сказал, что каждое движение полета, которому я научилась в сновидении, я должна повторить наяву. У тебя была такая же возможность, когда саблезубый тигр учил тебя дышать. Но ты никогда не превращался в тигра в сновидении, поэтому не мог правильно сделать это в состоянии бодрствования. Ну, а я научилась летать в сновидении. Сдвигая свое внимание в тело сновидения, я могла летать как воздушный змей и тогда, когда бодрствовала. Однажды я показала тебе, как я летаю, так как хотела, чтобы ты увидел, как я научилась пользоваться сновидением. Но ты не знал, что происходит.
Она имела в виду тот случай, когда она перепугала меня своим невообразимым имитированием реального колыхания в воздухе, подобно воздушному змею. Событие это настолько далеко выходило за рамки моего понимания, что я едва мог начать его обдумывать хоть сколько-нибудь логично. Как всегда, когда я сталкивался с такими вещами, я относил их к аморфной категории «ощущения в условиях стресса». Я придерживался мнения, что в условиях сильного стресса восприятие органов чувств очень сильно искажается. Мое объяснение ничего не объясняло, но, казалось, удерживало рассудок в умиротворенном состоянии.
Я сказал Ла Горде, что тут должно быть еще и многое другое, помимо простого повторения летательных движений - в том, что она называла своим переходом в тело сновидения.
Прежде, чем ответить, она немного подумала.
- Я полагаю, Нагваль тебе тоже говорил, - сказала она, - что единственное, на самом деле имеющее значение в таком переходе, - это закрепление второго внимания. Нагваль говорил тебе, что именно внимание создает мир. Он был, конечно, абсолютно прав. У него были причины так говорить. Он был мастером внимания. Я думаю, он сознательно ставил передо мной задачу самой понять, что все, что требуется мне, чтобы переместиться в тело сновидения, это сфокусировать свое внимание на акте полета. Здесь важно прежде всего накапливать внимание в сновидении, чтобы наблюдать за всем, что делаешь во время полета. Это единственный способ культивировать второе внимание. Как только оно окрепло, стоило лишь чуть-чуть сфокусировать его на деталях, и ощущение полета усиливало чувство реальности, пока для меня не стало обычным сновидеть, что я парю в воздухе.
Таким образом, в деле полета мое второе внимание было обострено. Когда Нагваль поставил передо мной задачу перемещаться в тело сновидения, он имел в виду, чтобы я включила свое второе внимание, бодрствуя. Так я это понимаю. Первое внимание, внимание, создающее мир, никогда нельзя преодолеть полностью. Оно лишь на мгновение может быть выключено или замещено вторым вниманием, при условии, что тело уже накопило его в достаточном количестве. Искусство сновидения является естественным путем накопления второго внимания. Поэтому можно сказать, что для перемещения в тело второго внимания в бодрствующем состоянии надо следовать практике сновидения, пока у тебя из ушей дым не пойдет.
- Можешь ли ты в любое время, когда захочешь, попадать в свое тело сновидения? - спросил я.
- Нет, это не так просто, - ответила она. - Я научилась повторять движения и ощущение полета в бодрствующем состоянии, но тем не менее я не могу летать, когда пожелаю. Для моего тела сновидения всегда существует барьер. Иногда я чувствую, что барьер снят. В это время мое тело свободно, и я могу летать, как если бы я была в сновидении.
Я сказал Ла Горде, что в моем случае дон Хуан поставил передо мной три задачи для тренировки второго внимания. Первая состояла в том, что я находил в сновидении свои руки. Затем он рекомендовал мне выбрать место и сфокусировать внимание на нем, а затем продолжать делать сновидение и посмотреть, смогу ли я в действительности туда попасть. Он предложил, чтобы я посещал в таком месте кого-нибудь, кого я знаю, предпочтительно женщину, преследуя две цели. Во-первых, зафиксировать малейшие изменения, которые могут действительно указать на то, что я был там в сновидении; во-вторых, найти какую-нибудь малозаметную деталь, которая окажется как раз тем, на что настраивается мое второе внимание.
Наиболее серьезной проблемой, с которой встретится в этом аспекте сновидящий, является неуклонная фиксация второго внимания на такой детали, всегда остающейся незамеченной вниманием повседневным, создавая тем самым почти непреодолимое препятствие для оценки. То, что ищешь в сновидении, оказывается совсем не тем, чему уделяешь внимание в повседневной жизни.
По словам дона Хуана, только в период обучения необходимо прилагать усилия к тому, чтобы сделать второе внимание неподвижным. После этого приходится выдерживать почти непреодолимое давление второго внимания и лишь мельком бросать взгляды на окружающее. В сновидении следует удовлетворяться самыми краткими видениями всего, так как если на чем-нибудь сфокусируешься, мгновенно теряешь контроль.
Последней обобщенной задачей, которую он передо мной поставил, был выход из тела. Я частично преуспел в этом, и все время считал это своим единственным реальным достижением в сновидении.
Дон Хуан исчез прежде, чем я усовершенствовал ощущение в сновидении, что я могу свободно обращаться с миром повседневных вещей, находясь тем временем в сновидении. Его уход прервал то, что, по моему мнению, должно было быть неизбежным проникновением сновидения в мир повседневной жизни.
Для того, чтобы объяснить контроль второго внимания, дон Хуан ввел идею воли. Он сказал, что воля может быть представлена в виде максимального контроля свечения тела как энергетического поля, или о ней можно говорить как об уровне профессионализма, или как о таком состоянии бытия, которое внезапно входит в повседневную жизнь воина в определенное время. Она ощущается как сила, излучаемая из средней части тела вслед за моментом абсолютной тишины, или сильного ужаса, или глубокой печали, потому что счастье слишком опустошает и не дает воину концентрации, требуемой, чтобы использовать свечение тела и обратить его в молчание.
- Нагваль говорил мне, что печаль человеческого существа настолько же могущественна, как и испуг, - сказала Ла Горда. - Печаль заставляет воина лить кровавые слезы. И то, и другое может привести к моменту молчания. Или же молчание приходит само по себе из-за того, что воин стремится к нему в течение всей своей жизни.
- Ты сама когда-нибудь испытывала такой момент молчания?
- Испытывала, конечно. Но я не могу припомнить теперь, на что это похоже, - сказала она. - Мы с тобой оба испытывали его, но никто из нас ничего не может об этом вспомнить. Нагваль говорил, что это момент отвлечения сознания, еще более тихий, чем момент выключения внутреннего диалога. Это отключение сознания, эта тишина дают возможность подняться намерению, направить второе внимание, управлять им, заставлять его делать то или другое. Именно потому он называется волей. Нагваль говорил, что они взаимосвязаны. Он говорил мне все это, когда я пыталась научиться летать в сновидении. Намерение летать производит результат полета.
Я сообщил ей, что уже отбросил всякую надежду на возможность когда-либо испытать волю.
- Ты ее испытаешь, - сказала Ла Горда. - Беда в том, что мы не обладаем достаточно острым умом, чтобы знать, что же с нами происходит. Мы не ощущаем своей воли, потому что думаем, будто она должна быть чем-то таким, о чем мы сможем знать наверняка, например - злостью. Воля очень тиха, незаметна. Воля принадлежит другому «я».
- Какому другому «я»? - спросил я.
- Ты знаешь, о чем я говорю, резко сказала она. - Мы находимся в нашем другом «я», когда совершаем сновидение. К настоящему времени мы уже входили в наше другое «я» бесчисленное количество раз, но мы еще не являемся цельными.
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #153 : 11 Август 2017, 21:14:20 »

Насчет веществ - там никакой страшной химии нет, тот же галантамин например выделен из лилии/подснежников, т.е. это типа аналог РС. А как известно, РС употребляли и Дон Хуан, и Кастанеда, и Элихию, и сестрички, так что это вполне толтекские методы.

То есть - употребление РС любым человеком в любой ситуации, с любыми целями и по любому поводу это толтекские методы? Фигасеповорот...

Осознание себя во сне это не трансформация существа, непонятно откуда такие выводы.

Что ты называешь "осознание себя во сне"?

Я говорю вот о чем - дело не в том что ты осознаешь себя во сне - дело в том как ты к этому пришел. Не знаю как еще объяснить. Ты учишься управлять Намерением. Если ты поднимаешься на гору пешком - ты получаешь тренированный организм, если ты летишь на вертолете - получаешь вид с горы.

не поддерживаю употребление РС/веществ и считаю что это на крайний случай, если другие методы не работают, ну или поэкспериментировать если любопытно.

Речь сейчас не о РС. Нравится - жри, хочешь экспериментировать -экспериментируй. Вопрос - чего ты хочешь добиться? Картинок? - добьешься.

Товарищ считает что все дело в биохимии. Это, кстати, тут уже было (не помню у кого) - кто-то тут рекламировал "научный подход" в виде комбинирования психоделиков и экспериментов над биохимией мозга.

Во-первых - нафига?
а, во-вторых: эта байда основана на смешных представлениях о мозге как о генераторе сознания и о биохимической природе переживаний...

Еще раз: флаг вам в обе руки, товарищи. Причем, очень рекомендую не просто 3.14здеть на форумах, а реально - начать жрать всю эту крайне полезную бурду и всячески улучшать свое сознание. Через контроль снов и терапию. Очень интенсивно работайте!


Первые врата - момент осознания себя во сне.

– Что это значит – пройти сквозь первые врата сновидения? – Мы достигаем первых врат, либо когда осознаем мгновение засыпания, либо когда видим фантастически (англ. gigantically) реальный сон. После того, как мы их достигли, нам необходимо пройти сквозь них, обретя способность сохранять (англ. to sustain — поддерживать, подпирать, обеспечивать) образ любого объекта, присутствующего в содержимом наших снов.

Он сказал, что предварительным требованием для входа в любую из 3 стадий внимания является обладание жизненной силой, потому что без нее воин не может иметь ни направления, ни цели. Он объяснил, что сразу после смерти наше сознание тоже входит в третье внимание, но только на мгновение - в виде процесса очистки перед тем, как орел проглотит его.
      Горда сказала, что нагваль Хуан Матус заставил каждого из учеников научиться сновидениям. Она считала, что всем им была дана эта задача одновременно со мной. Их инструктаж тоже делился на левый и правый.

 Мне удалось сделать впадину в моей светимости самостоятельно, а это означает приближение отделенной точки моей светящейся оболочки ближе к физическому телу, а значит и ближе к контролю. Она несколько раз повторила, что с того момента, как тело научилось делать эту впадину, легче входить в сновидение. Я с ней согласился. У меня был странный импульс или ощущение, что мое физическое тело внезапно научилось раздваиваться. Это была смесь ощущений легкости, безопасности, сна, подвешенности, без чувства осязания и в то же время полное бодрствование и осознание всего.
      Горда сказала, что нагваль Хуан Матус несколько лет старался создать эту впадину у нее, у всех трех сестричек, а также у Хенарос и дать им постоянную способность фокусировать свое второе внимание. Он говорил им, что обычно такая впадина создается сновидящим под влиянием момента, когда он в этом нуждается, а затем светящаяся оболочка принимает свою первоначальную форму.
      Но в случае с этими учениками из-за того, что они не имели лидера-нагваля, впадина была образована снаружи и была постоянной чертой их светящихся тел - большая помощь, но и слабое место.
      Она сделала их всех уязвимыми в этой точке и влияла на перемены настроения.

Я понял тогда невозможность описать то, что происходит в сновидении. Зулейка сказала, что правая и левая стороны сознания сворачиваются вместе. И обе успокаиваются единым клубком во впадине, вдавленном центре второго внимания. Чтобы делать сновидение, нужно манипулировать как светящимся, так и физическим телом.
      Во первых, центр сбора второго внимания должен быть сделан доступным благодаря тому, что он будет вдавлен кем-нибудь снаружи, или втянут самим сновидящим.

Дон Хуан описывал мне искусство сновидений по-разному. Наиболее туманные из этих описаний, как мне теперь кажется, описывают его лучше всего. Он сказал, что искусство сновидения в сущности своей является неделанием сна. Как таковое, искусство сновидения дает тем, кто его практикует, использование той части их жизни, которую они проводят в хаосе.
      Сновидящие как бы не спят больше. И тем не менее никаких болезненных последствий от этого не возникает.
      Не так, чтобы у сновидящих отсутствовал сон, но эффект сновидения, казалось, увеличивает время бодрствования благодаря использованию так называемого вспомогательного тела - тела сновидений.
      Дон Хуан объяснял мне, что тело сновидений - это нечто такое, что иногда называют "дубль", или "другой", потому что это точная копия тела сновидящего.
      В сущности, это энергия светящегося тела. Дон Хуан объяснил, что тело сновидений не привидение, а реально настолько, насколько реально все, с чем мы имеем дело в этом мире вещей.
      Он сказал, что второе внимание неизбежно вынуждено фокусироваться на общем нашем существе как поле энергии и трансформировать эту энергию во что-нибудь подходящее. Самое легкое, конечно, это изображение нашего физического тела, с которым мы уже близко знакомы из нашей повседневной жизни и использование своего первого внимания. То, что проводит энергию нашего общего существа с целью создать что бы то ни было в границах возможного, обычно называют волей.

***

Он сказал, что искусство сновидения - это, по сути, неделание сна.

***

не знаю как объяснить. Вы не туда смотрите. Вообще концепция "врат" предназначалась только для Карлоса. Сестрички вообще не через какие врата не ходили. Все это лишь уловки. Смысл сновидения - управление Намерением. Никакого другого смысла в этом нет. Химия здесь бессильна.

Несколько лет назад, когда я достиг определенной степени опытности в сновидениях, я спросил дона Хуана, есть ли тут какие-то известные ступени, которые были бы общими для всех нас. Он сказал, что при конечном анализе каждый сновидящий отличается от всех, но разговаривая с Гордой, я открыл такое сходство в нашем опыте, что набросал возможную классификационную схему различных состояний.
      Спокойное бодрствование - предварительное состояние, когда чувства засыпают, но еще все осознается. В моем случае я всегда воспринимал в этом состоянии поток красноватого света - примерно такого света, какой видишь, когда через плотно закрытые веки смотришь на солнце.
      Второе состояние сновидения я назвал динамичное бодрствование. В этом случае красноватый свет рассеивается, как туман, и смотришь на какую-нибудь сцену вроде табло, так как сцена эта неподвижна. Видишь трехмерную картину. Застывший кусочек чего-то, пейзаж, улицу, дом, человека, лицо, - все, что угодно.
      Третье состояние я назвал пассивное присутствие. В этом состоянии сновидящий уже не смотрит на застывшие осколки мира, но наблюдает, являясь свидетелем, как событие происходит, как будто главенство наших зрительных и слуховых органов чувств делает эту картину главным образом делом глаз и ушей.
      Четвертое состояние - это уже то, в котором я оказываюсь втянутым в действие. Здесь уже что-то предпринимаешь, делаешь какие-то шаги и используешь свое время полностью. Я назвал это состояние динамическая инициатива.
Записан
miranon

Offline Offline



topic icon
« Ответ #154 : 11 Август 2017, 21:20:02 »

Насчет масок для сновидений, там все просто: в маске стоит сенсор который ловит REM-фазу https://ru.wikipedia.org/wiki/Фаза_быстрого_сна по движениям глаз, после этого подаются мягкие световые и звуковые сигналы (можно настроить под себя), которые помогают осознать себя во сне. Пример: http://remdreamer.com

Сейчас правда делают покруче, на основе EEG сенсоров (электроэнцефалография):

https://www.indiegogo.com/projects/iband-eeg-headband-that-helps-you-sleep-dream-dreams-health--2#/
https://www.kickstarter.com/projects/iwinks/the-aurora-dream-enhancing-headband
https://www.kickstarter.com/projects/intelclinic/neuroon-open-smartest-sleep-dreams-and-meditation

Ну и вот до кучи, там правда не совсем цель ОС, а анализ работы мозга:
http://www.choosemuse.com/
https://www.emotiv.com/insight/
https://store.neurosky.com/pages/mindwave

Как видно тема популярная, например iBand насобирал более 1.5 млн. $ через краудфандинг на кикстартере и индигого.  Хорошо!
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #155 : 11 Август 2017, 21:27:15 »

Быстро выяснилось, что здесь есть несколько ключевых тем, которым дон Хуан придавал особое значение. Прежде всего - это сам акт сновидения. Он, видимо, начинался как совсем особое состояние осознавания, к которому приходишь, фокусируя остаток сознания, который еще имеешь во сне на отдельных чертах или элементах сна. Остаток сознания, который дон Хуан называл "вторым вниманием", вводился в действие или включался в работу через упражнение "не-делания". Мы считали, что существенной помощью сновидению было состояние умственного покоя, который дон Хуан называл "остановкой внутреннего диалога", или "неделания разговора с самим собой".
      Чтобы научить меня выполнять его, он обычно заставлял меня проходить целые мили с глазами, фиксированными неподвижно и сфокусированными на уровне чуть выше горизонта, что усиливало периферическое зрение. Его метод был эффективен сразу в двух направлениях: он позволил мне остановить свой внутренний диалог после многих лет попыток и он тренировал мое внимание. Заставляя меня концентрировать внимание на периферии поля зрения, дон Хуан усиливал мою способность концентрироваться в течение долгого времени на одной какой-либо деятельности.
      Позднее, когда я добился успеха в контролировании внимания и мог часами заниматься какой-либо нудной работой, не отвлекаясь, на что раньше никогда не был способен, он сказал мне, что наилучшим способом войти в сновидение было концентрироваться на кончике грудины - на верхней грани живота. Он сказал, что энергия, нужная для сновидения, исходит из этой точки, а та энергия, которая нужна, чтобы двигаться и искать в сновидении, исходит из области, расположенной на 2-3 см ниже пупка. Он назвал эту энергию волей или силой выбирать и собирать воедино. У женщин как внимание, так и энергия для сновидения исходят из матки.
      - Сновидение женщины должно исходить из ее матки, потому что это ее центр, сказала Горда. - Мне для того, чтобы начать сновидение или прекратить его, нужно всего лишь сконцентрировать внимание на моей матке. Я научилась чувствовать ее внутреннюю поверхность. Я вижу красноватое сияние и тут же выхожу.
      - Сколько времени тебе требуется на то, чтобы увидеть красноватое сияние? - Спросил я.
      - Несколько секунд. В ту секунду, когда мое внимание окажется на моей матке, я уже в сновидении, - продолжала она. - Я никогда не мучаюсь - обычно не мучаюсь. С женщинами всегда так. Самое трудное для женщины - это понять, как начать. Мне потребовалось два года, чтобы прекратить внутренний диалог и сконцентрироваться на матке. Возможно, поэтому женщина всегда нуждается в ком-то, кто бы направлял ее.
      - Нагваль Хуан Матус клал мне на живот холодные мокрые речные камешки, чтобы я почувствовала эту точку, или клал на эту точку грузик. У меня было свинцовое грузило, которое он дал мне. Он заставлял меня закрывать глаза и концентрировать внимание на той точке, где находится груз. Я каждый раз засыпала, но это его не заботило. Фактически, не имеет значения, что делаешь, до тех пор, пока внимание сконцентрировано на матке. В конце концов я научилась концентрироваться на этой точке, не нагружая ее свинцом.
      Однажды я самостоятельно вошла в сновидение. Я чувствовала свой живот в том месте, где Нагваль так часто клал грузик, когда внезапно я заснула, как обычно, но только при этом что-то толкнуло меня в матку. Я увидела красноватое сияние, а затем совершенно изумительный сон, но как только я попыталась пересказать его Нагвалю, я поняла, что это не был обычный сон. Я не могла объяснить ему, что это был за сон, - я просто чувствовала себя очень счастливой и сильной. Он сказал, что это было сновидение.
      С этих пор он никогда не клал на меня грузик. Он позволял мне заниматься сновидением и не вмешивался. Время от времени он просил меня рассказать ему об этом и затем давал указания. Вот таким образом должно проводиться обучение сновидению.
      Горда сказала, что по словам дона Хуана облегчить сновидение могло что угодно, как и неделание, при условии, что внимание будет удерживаться фиксированным. Например, он заставлял ее и других учеников пристально смотреть на листья и камни и поддержал Паблито, когда тот захотел сконструировать свое собственное устройство для неделания.
      Паблито начал с неделания ходьбы назад. Он двигался, бросая короткие взгляды через плечо, чтобы видеть тропу и избегать препятствий на ней. Я подал ему идею использовать зеркальце заднего обзора, а он развил ее в целую конструкцию из деревянного шлема с придатками, на которых были укреплены два маленьких зеркальца примерно в 15 см от его лица и в 5 см ниже уровня его глаз. Два зеркальца не мешали ему смотреть вперед, а благодаря боковому углу, под которым они были установлены, они охватывали все пространство позади него. Паблито хвастал, что имеет полный круговой обзор мира. При помощи этого сооружения он мог идти назад на любое расстояние и в течение любого времени.
      Поза, которую принимаешь для сновидения, тоже была очень важной темой.
      - Не знаю, почему Нагваль не говорил мне с самого начала, - сказала Горда, что лучшей позой для женщины, чтобы начать сновидение - это сесть со скрещенными ногами, а затем дать телу упасть, как оно и сделает, если внимание будет на сновидении.
      Нагваль сказал мне об этом, наверное, через год после того, как я начала. Теперь я секунду сижу в этом положении, затем ощущаю свою матку, - и я уже в сновидении.
      В самом начале я делал сновидение, как и Горда, лежа на спине, пока однажды дон Хуан не сказал мне, что я добьюсь лучших результатов, если буду сидеть на тонкой мягкой циновке, сложив ступни ног одна к другой и положив бедра так, чтобы они касались циновки. Он указал, что поскольку у меня гибкие тазобедренные суставы, я должен развить их полностью, ставя себе задачей, чтобы мои бедра полностью прилегали к циновке. Он добавил, что если я буду входить в сновидение в таком сидячем положении, мое тело не соскользнет и не упадет в сторону, а туловище наклонится вперед и лоб уляжется на ступни ног.
      Другой очень важной темой было время, когда следует проводить сновидение. Дон Хуан говорил нам, что поздний вечер и раннее утро наиболее благоприятны для этого. Причина, по которой он предпочитал именно эти часы, крылась в том, что он называл практическим применением знания магов. Он сказал, что поскольку заниматься сновидениями приходится в окружении людей, следует выбирать наилучшие условия для уединения и отсутствия вмешательства. Вмешательство, которое он имел в виду, было связано с вниманием людей, а не с их физическим присутствием. По словам дона Хуана, бессмысленно уходить из мира и прятаться, потому что если даже человек совсем один в изолированном пустынном месте, вмешательство людей все равно существует, потому что невозможно отключить их первое внимание. В зависимости от местности, в часы, когда большинство людей спит, возможно отвести часть этого внимания на короткий отрезок времени. Именно в эти часы первое внимание окружающих спит.
      Это вело к его описанию второго внимания. Дон Хуан объяснил нам, что то внимание, которое необходимо в начале сновидения, должно быть насильно остановлено на определенной детали сна. Только путем обездвиживания нашего внимания возможно превратить обычный сон в сновидение.
      Далее он объяснил, что в сновидении приходится пользоваться теми же механизмами внимания, что и в повседневной жизни; наше первое внимание выучено с большей силой фокусироваться на деталях мира для того, чтобы превратить аморфное и хаотическое чувство восприятия в упорядоченный мир сознания.
      Дон Хуан сказал нам также, что второе внимание выполняло функции приманки, притягивающей шансы. Чем более им пользуются, тем больше вероятность достичь желаемого результата. Но это была также и функция внимания вообще, - функция, принимаемая настолько как само собой разумеющееся в нашей повседневной жизни, что ее перестали замечать вообще. Если мы сталкиваемся со счастливой удачей, то мы говорим о ней как о случае или совпадении, а не в том смысле, что это наше внимание указало нам на событие.
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #156 : 11 Август 2017, 21:30:09 »

iBand насобирал более 1.5 млн. $ через краудфандинг на кикстартере

Круть! ДБ (с)(Лавров). Я тащусь просто от этого бреда! Как гриться - заставь дурака богу молиться.. REM  и все такое... это очень круто.., но не имеет к сновидению  толтекском смысле ни какого отношения. Улыбка
Записан
miranon

Offline Offline



topic icon
« Ответ #157 : 11 Август 2017, 21:36:14 »

То есть - употребление РС любым человеком в любой ситуации, с любыми целями и по любому поводу это толтекские методы? Фигасеповорот...

А где я о таком говорил? Употреблять есть смысл в крайних случаях, если другие методы не работают. Кстати сам факт употребления будет элементом фиксации намерения.  Улыбка

Что ты называешь "осознание себя во сне"?


Когда осознаешь что спишь и видишь сон и при этом присутствует некая степень рационального контроля за собой, которая позволяет например посмотреть на свои руки или делать упражнения по настройке сновидений.

Вопрос - чего ты хочешь добиться? Картинок? - добьешься.


Картинки не имеют значения, речь идёт о тренировке внимания/осознанности, навыков смещения и фиксации ТС.

Еще раз: флаг вам в обе руки, товарищи. Причем, очень рекомендую не просто 3.14здеть на форумах, а реально - начать жрать всю эту крайне полезную бурду и всячески улучшать свое сознание. Через контроль снов и терапию. Очень интенсивно работайте!

Ну это всяко лучше чем пить водку или играть в компьютерные игры. Много народа кстати жрет и добивается неплохих результатов. Есть много отчетов в сети.

Смысл сновидения - управление Намерением. Никакого другого смысла в этом нет. Химия здесь бессильна.

Согласен. Только нужно сначала выйти на этот уровень, и здесь вспомогательные методы могут помочь. Ну как я сказал выше, без намерения по любому ничего не будет работать.
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #158 : 11 Август 2017, 21:36:43 »

В целях руководства Гордой дон Хуан дал ей задачу: постепенно и неуклонно мобилизовать свое второе внимание на компоненты ощущения полета в сновидении.
      - Как ты училась летать в сновидении? - Спросил я ее. - Тебя кто-нибудь учил?
      - Нагваль Хуан Матус учил меня здесь, на этой земле, - ответила она. - И в сновидении кто-то, когда я ничего не могла увидеть, учил меня. Это был только голос, говорящий мне, что надо делать. Нагваль дал мне задачу научиться летать в сновидении, а голос учил меня, как это делать. Затем у меня ушли годы на то, чтобы научиться переходить из обычного тела, которое можно потрогать, в мое тело сновидения.
      - Ты должна мне это объяснить, Горда, - сказал я.
      - Ты учился входить в свое тело сновидения, когда ты видел в сновидении, что выходишь из своего тела, но насколько я могу видеть, Нагваль не дал тебе никакой специальной задачи, поэтому ты отправлялся по любой из знакомых дорожек, по какой только мог. Я, с другой стороны, имела задачу использовать свое тело сновидений. Сестрички имели такую же задачу.
      В моем сне я однажды видела себя, летающей, подобно воздушному змею. Я рассказала об этом Нагвалю, так как мне понравилось ощущение скольжения. Он воспринял это очень серьезно и превратил в задачу. Он сказал, что как только выучиваешься сновидению, любой сон, который можешь запомнить, уже не является сном, это сновидение.
      Тогда я стала стараться летать в сновидении, но я не могла его создать. Чем больше я старалась воздействовать на свое сновидение, тем труднее это становилось. Нагваль в конце концов сказал, чтобы я перестала пытаться и позволила ему придти самому по себе. Постепенно я начала летать в сновидениях. Именно тогда какой-то голос стал говорить мне, что надо делать. Это был женский голос, как я всегда чувствовала.
      Когда я научилась летать в совершенстве, нагваль сказал мне, что каждое движение полета, которому я научилась в сновидении, я должна повторить наяву. У тебя была такая же возможность, когда саблезубый тигр учил тебя дышать, но ты никогда не превращался в тигра в сновидении, поэтому ты не мог правильно пытаться делать это и тогда, когда бодрствовал. Ну а я научилась летать в сновидении. Сдвигая свое внимание в тело сновидения, я могла летать, как воздушный змей, и тогда, когда бодрствовала. Я однажды показала тебе, как я летаю, потому что хотела, чтобы ты увидел, что я научилась пользоваться своим телом сновидения. Но ты не знал, что происходит.
      Она имела в виду тот раз, когда она напугала меня невообразимым действием реального колыхания в воздухе подобно воздушному змею. Это событие настолько далеко выходило за рамки моего понимания, что я не мог даже начать обдумывать его хоть сколько-нибудь логично. Как всегда, когда я сталкивался с подобными вещами, я относил их в аморфную категорию "ощущений в условиях сильного стресса". Я держался мнения, что в условиях сильного стресса восприятие очень сильно искажается органами чувств. Мое объяснение ничего не объясняло, но, казалось, удерживало мой рассудок в умиротворенном состоянии.
      Я сказал Горде, что тут должно быть еще и многое другое, помимо простого повторения летательных движений, - в том, что она называла своим смещением в тело сновидений.
      Прежде, чем ответить, она немного подумала.
      - Я полагаю, Нагваль тебе тоже говорил, - сказала она, - что единственное, что на самом деле имеет значение в таком смещении, - это закрепление второго внимания. Нагваль говорил, что именно это внимание создает мир. Он был, конечно, абсолютно прав. У него были причины так говорить. Он был мастером внимания. Я думаю, что он сознательно оставил мне задачу самой найти, что все, что требуется мне, чтобы переместиться в мое тело сновидения, - это сфокусировать мое внимание на акте полета. Что здесь важно, так это накапливать внимание в сновидении, чтобы наблюдать за всем, что делаешь во время полета. Это был единственный способ ухаживать за вторым вниманием. Как только оно окрепнет, стоит лишь чуть-чуть сфокусировать его на деталях полета, и чувство полета усиливает сновидение полета, пока для меня не стало обыденным "сновидеть", что я парю в воздухе.
      Таким образом, в деле полета мое второе внимание было обострено. Когда нагваль дал мне задачу перемещаться в тело сновидения, он имел в виду, чтобы я включила свое второе внимание, бодрствуя. Так я это понимаю. Первое внимание, - внимание которое создает мир, никогда нельзя преодолеть полностью. Оно лишь может на секунду быть выключено и замещено вторым вниманием, при условии, что тело уже накопило его в достаточном количестве. Искусство сновидения является, естественно, путем накопления второго внимания, поэтому можно сказать, что для перемещения в свое тело сновидения в бодрствующем состоянии следует практиковать сновидение, пока оно у тебя из ушей не польется.
      - Можешь ли ты в любое время, когда захочешь, попадать в свое тело сновидений? - Спросил я.
      - Нет, это не так просто, - ответила она. - Я научилась повторять движения и ощущения полета в бодрствующем состоянии, но я все же не могу летать всегда, когда пожелаю всегда существует барьер для моего тела сновидений. Иногда я чувствую, что барьер снят. Мое тело в это время свободно, и я могу летать, как если бы я была в сновидении.
      Я сказал ей, что в моем случае дон Хуан дал мне три задачи для тренировки моего второго внимания. Первая состояла в том, чтобы находить в сновидении свои руки. Затем он рекомендовал мне выбрать место и сфокусировать мое внимание на нем, а затем проделать "дневное сновидение" и посмотреть, смогу ли я в действительности попасть туда. Он предложил, чтобы я помещал в таком месте кого-нибудь, кого я знаю, предпочтительно женщину, преследуя две цели: во-первых
      отметить слабые изменения, которые могут указать на то, что я действительно был там в сновидении, и, во-вторых, найти ту незаметную деталь, которая окажется как раз тем, на что настраивается мое второе внимание.
      Наиболее серьезной проблемой, с которой встретится в этом аспекте сновидящий, является неуклонная фиксация его второго внимания на такой детали, которая всегда останется незамеченной вниманием повседневной жизни, создавая таким образом почти непреодолимое препятствие для оценки. То, что ищешь в сновидении, оказывается совсем не тем, чему уделяешь внимание в повседневной жизни.
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #159 : 11 Август 2017, 21:48:17 »

А где я о таком говорил?

Вот:

Насчет веществ - там никакой страшной химии нет, тот же галантамин например выделен из лилии/подснежников, т.е. это типа аналог РС. А как известно, РС употребляли и Дон Хуан, и Кастанеда, и Элихию, и сестрички, так что это вполне толтекские методы.


Употреблять есть смысл в крайних случаях, если другие методы не работают.

Методы для чего? Я , вот, наоборот - поклонник РС - и крайне рекомендую всем "ученым" и поклонникам теории психоанализа употреблять. Можно и РС и синтетику.


Когда осознаешь что спишь и видишь сон и при этом присутствует некая степень рационального контроля за собой, которая позволяет например посмотреть на свои руки или делать упражнения по настройке сновидений.

Это не врата сновидений. Это "сонный паралич". Врата сновидения - это когда ты пришел к контролю через Намерение. Улыбка


Картинки не имеют значения, речь идёт о тренировке внимания/осознанности, навыков смещения и фиксации ТС.

Ну, так тренируйся. Причем здесь эффекты? Считаешь что смещение ТС с помощью РС это тренировка?


Ну это всяко лучше чем пить водку или играть в компьютерные игры. Много народа кстати жрет и добивается неплохих результатов. Есть много отчетов в сети.

Лучше для чего? Лучше относительно чего? Если с точки зрения социума лучше - то на самом деле - пох. А, если с точки зрения Учения - то учение даже не начиналось.


Только нужно сначала выйти на этот уровень, и здесь вспомогательные методы могут помочь.

Нет никаких уровней и вспомогательных методов. Есть условия в которых Намерение становится активно. Эти условия должны быть созданы с САМОГО начала и"тренироваться" ты начинаешь прямо сразу, без всяких уровней. Просто концентрируя намерение. Это нельзя описать - ибо неделание, а "вспомогательные методы" - делание.

Еще раз: когда ты стимулируешь мозг с помощью внешней сенсорной активности - "чудоприбор" или химии - ты имеешь дело именно с мозгом, а не с Умом. Это как машину с толкача заводить - крутишь колесами мотор. Оно, может и заведется если бензин есть.., но правильно - нужно мотором крутить колеса. Именно этому сразу и учат в толтекской доктрине. Никто и никогда не учил там сновидению через растения силы. РС применялись для преодоления очень жесткой фиксации ума. Что имеет к сновидению лишь косвенное отношение.
Записан
miranon

Offline Offline



topic icon
« Ответ #160 : 11 Август 2017, 21:58:18 »

Цитировать
Если мы не умеем выполнять практику во сне, если каждую ночь впадаем в забытьё, каковы же наши шансы сохранить осознавание, когда придёт смерть?
Взгляните на свои переживания в сновидениях — вы узнаете, каково вам будет в смерти.
Взгляните на свои переживания во сне — и вы обнаружите, пробуждены ли вы по-настоящему.

Тендзин Вангьял Ринпоче, Тибетская йога сна и сновидений.

 Улыбка
Записан
Человеколось

Offline Offline


topic icon
« Ответ #161 : 12 Август 2017, 05:30:54 »

чтота ржу...
И что тут смешного? Лабержу нужна была обратная связь из сновидений в реальный мир. Придумали такую, сновидящий делает заранее определенные движения глаз, которые фиксирует прибор. При чем тут талантливые предприниматели?

То есть, это смешно, а вот генераторы намерения "я не пукну, я не пукну" это как?

Еще раз повторю, посмеятся конечно можно. Только вот затея с глазами удалась, сновидящий послал сигнал наружу, что он в осознанном сновидении. Теперь очередь за тобой, включай и демонстрируй свой генератор. Устроим коллективные хохотушки.
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #162 : 12 Август 2017, 06:44:23 »

сновидящий послал сигнал наружу,

Улыбка  А, это куда? Мне просто интересно..  То есть чел просто реально не понимает в чем вообще дело. Этот материалистический, "научный" подход, основанный на картине мира тоналя, которую настоящее сновидение призвано разрушить меня, ты прав, сильно улыбает..

Еще вопрос:
механизмы внимания уже никого не интересуют

"Внимание" это что? Как "ученые" определяют это? Как регистрируется внимание? Где это посмотреть? Ато "точка сборки" - это антинаучная ересь, а "внимание" - научный факт..  Каким прибором регистрируется внимание? Ну, например - внимание на яблоке... - шта делаем? взвешиваем яблоко?, смотрим на яблоко в тепловизор? ждем сигнал от яблока "наружу"?
Еще можно о сновидениях вообще поговорить. Это что за объекты с точки зрения науки? Они, получается, в нереальном мире? Мне нравится этот подход! Получается есть такой "реальный мир" сам по себе, глыба такая.., и есть "сновидение", которое походу - просто глюк. Как и все остальные "вещи" сознания - страх, эмоции, внимание, жизнь... Улыбка Ничего из этого нельзя не увидеть, ни зарегистрировать прибором, ни выделить отдельно от сознания... Быстрые движения глаз не в счет. Это только движения глаз, а не сны. И, "сигнал" "наружу" - это просто хрень. Я помнится во сне формулы записывал. На столике около кровати. Улыбка

включай и демонстрируй свой генератор

Нахуа? Забудь - все приколы толтеков (и буддистов) - как мы тут уже установили - не имеют практической ценности для британских ученых. Они лишь отвлекают истинно верующих в незыблемость мира от их движения к могиле и попутно от погони за крайне важными вещами мира - например, такими как построение генераторов ху*ни.


Если мы не умеем выполнять практику во сне, если каждую ночь впадаем в забытьё, каковы же наши шансы сохранить осознавание, когда придёт смерть?
Взгляните на свои переживания в сновидениях — вы узнаете, каково вам будет в смерти.
Взгляните на свои переживания во сне — и вы обнаружите, пробуждены ли вы по-настоящему.

Обычный человек впадает в забытье. Воин приходит к активности второго внимания. Толтекская уловка для концентрации второго внимания - тело сновидения. Второе внимание вынуждено использовать светящуюся энергию эманаций для "оживления" тела сновидений, которое является лишь временным образованием, подобным и форме физического тела.
Иллюзия того что осознанность сновидений в видеконтроля снов есть истинная осознаность - будет разрушена. При переходе в Бардо умирания не сохранится ни физическое тело, не тело сновидения. За исключением случая, когда и первое и второе внимание полностью осознает иллюзорность любой формы и иллюзорность любой фиксации. То есть - точка сборки и первого и второго внимания станет тем чем они являются на самом деле - абстрактной энергией эманаций.

генераторы намерения "я не пукну, я не пукну" это как?

А, вот так: разного рода ебл*ныуверены - что намерение - это что-то типа желания и "собираюсь сделать" и отсюда "я не пукну". На самом деле Намерение - это "воля" эманаций и Ей пох -и мантры "я не пукну" и генераторы сигналов наружу. Что бы получить доступ к намерению нужно научиться делать не делая. То есть - намеревать. А намеревать можно научиться только намеревая. Генераторы ху*ни - наоборот блокируют намерение. Е*ланы вместо того что бы остановить тональ, пытаются наоборот его использовать (как то хитро), симитировать эффекты от второго внимания в первом.

Удачи, бро. Улыбка
Записан
Эд

Offline Offline



topic icon
« Ответ #163 : 12 Август 2017, 08:14:09 »

Это, кстати, тут уже было (не помню у кого) - кто-то тут рекламировал "научный подход" в виде комбинирования психоделиков и экспериментов над биохимией мозга.
- Сколько помню, то за РС и прочее тут в ответе Брайн, Фифа и (опять же) Прохожий... Улыбка
 Брайн - за науку;
 Фифа - полностью за то что бы жрать регулярно;
 Прохожий - за 100% следование курсу партии...

Ну это всяко лучше чем пить водку или играть в компьютерные игры.
Э, брат, святое не трожь!

ебл*ныуверены
Бляяя, я пока пытался это прочесть, чуть мозг не взорвал... Ну не надо этих блядских *вездочек везде пихать, мы ж не пятилетние (по умственному развитию) борцуны за нравственность из ГД...
 
 п.с. тема скатилось в лютое говно (хотя может, она такой и была со старта), но реально смешно.
Записан
Человеколось

Offline Offline


topic icon
« Ответ #164 : 13 Август 2017, 07:43:36 »

А, это куда? Мне просто интересно..  То есть чел просто реально не понимает в чем вообще дело
Пока вы бороздили просторы второго внимания и параллельные вселенные, психологи пытались из осознанного сна (внутри) передать сигнал товарищам (снаружи), что они достигли осознания во сне. Внутри/Снаружи это не пространственное разделение, это просто граничная линия для удобства наблюдений за испытуемым.
Записан
Страниц: 1 ... 9 10 [11] 12 13
  Печать  
 
Перейти в:  

Трасса 60: Форум о Духовном Пути: Гнозис, Эзотерика, Герметизм, Дао, Кастанеда, Розенкрейцеры, Алхимия, Преображение...
illusiy.net rss feed RSS | Illusiy.net © 2009-2017 | Sitemap | Powered by SMF | SMF © 2017, Simple Machines LLC | Theme by Harzem

Рекомендуем: Духовная Школа Золотого Розенкрейца | Ally ЖЖ