Трасса 60
Умолкнет хор иллюзий стоголосый пред Светом распускающейся Розы...
 
*
Приветствуем тебя на Трассе 60, Гость.
Этот форум создан как место для взаимодействия людей, ищущих возможности реализации истинного предназначения человека.
19 Ноябрь 2017, 03:52:38


Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Радость.  (Прочитано 3238 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« : 06 Май 2009, 17:24:04 »

Хочу рассказать об одном важном моменте духовного пути.

Как-то на одной встрече молодой ученик откровенно признался,  что в данный момент ему неведомо ощущение радости, хотя в самом начале оно в нём присутствовало, хотя умом он понимает, что она должна быть у ученика.

Он очень хотел бы обрести её и потому старается идти по Пути со всей самоотдачей,  но всё, что окружает его, всё, с чем он сталкивается в жизни, видит в себе и других, не приносит ему никакой радости, скорее, его преследует ощущение какой-то угнетённости, депрессии. И как освободиться от этого, как прийти к радости, он не знает.

А ведь ученик этот ещё несколько лет назад, только что появившись в нашей Школе, просто излучал из себя радость, он восторженно говорил, что наконец-то нашёл то, что так долго искал, что Учение, которое он встретил в Школе, было с ликованием воспринято его головой и сердцем.

Что же произошло за это время?
Куда подевалась радость?
И как ему обрести её снова?

Надо признать, что такое бывает со многими учениками. Первая радость от встречи с Доктриной, пробуждённая фундаментальным излучением Знания, приветствующим искателя и дарующим ему поддержку и утешение, подвергается серьёзному испытанию, когда тот решается стать учеником Духовной Школы.

Надо осознать различие между «духовными школами» и «душевными школами». Это совершенно разные формирования, работающими с разными силами и объединяющие людей, находящихся на совершенно разных этапах пути. Сначала душевное, потом духовное…
Если человек согласно зрелости своей души готов встретиться с излучениями Духа и приходит в духовную Школу – ему предстоят очень сильные потрясения.
Такой человек встаёт на Путь трансформации и тем самым открывается  гностическим силам, начинающим свою работу по очищению всего существа ученика от всего принадлежащего низшей природе, накопленного в его микрокосмосе за многие воплощения.

Эти силы, разрушающие в ученике стереотипы мышления, развенчивающие его земные желания, привязанности, зависимости, вскрывающие гнойники неправедности, не могут не причинять ему боли, не могут не вызывать страданий.
Начинается распутывание его кармичесих и наследственных узлов, что вызывает яростное сопротивление эго.
Оно не хочет страдать, не хочет ничего менять, не хочет ни от чего отказываться.
Оно предпочло бы более лёгкий путь к Богу, более комфортный, более безболезненный.

И это – наше испытание на прочность.
Выдержим ли мы его?
Увидим ли мы в этом болезненном очищении святую необходимость?
Осознаем ли неизбежность и полезность новых уроков?
Сумеем ли правильно оценить новый опыт и извлечь из него пользу?
Не поколеблется ли наша вера?

Да, в такие периоды радости бывает трудно пробиться к нашему сознанию
через частокол возникающих проблем, огорчений, разочарований…
Но… иного Пути нет!

Каждый из нас движется по Пути с доступной только ему скоростью, если только его устремлённость не ослабевает.
Скорость же зависит от очень большого числа факторов:
кармического, наследственного характера, от нашего сегодняшнего уровня осознанности.

Но при этом мы, способны тормозить процесс уступками своему эго,  его желаниям, страстям, привычкам, его лени.
Большим препятствием является недостаток понимания процессов, происходящих с учеником, неприятие каких-то ситуаций, обстоятельств.
Некоторым очень трудно свыкнуться с мыслью, что условия, в которых они оказались в этой жизни, являются оптимальными для них – с точки зрения пробуждения и развития новой Души.
В любом случае: переходный процесс от старого состояния к новому и сопутствующая этому боль имеет длительность – целиком зависящую от нашей решительности и осознанности.
В 15-й главе Евангелия от Иоанна Иисус напутствовал своих учеников такими словами: "Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас:
пребудьте в любви Моей. Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви.
Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет, и радость ваша будет совершенна».
Как же соотнести эти слова с тем – что многие ученики, пришедшие в сообщество, целиком христоцентричное, теряют состояние радости, которое было с ними в их обычной жизни?
Ведь ученик Духа должен пребывать в совершенной Радости, а, она должна присутствовать во всей жизни ученика…

Нужно обратить внимание на то – о какой радости идет речь.

Ключ к пониманию этого кроется в самих словах Иисуса:
«да радость МОЯ в вас пребудет». и дальше следует дополнительное разъяснение: «и радость ваша будет совершенна».

«Радость Моя» – это радость Иисуса.
А Иисус олицетворяет собой возрождённую, истинную Душу.
Значит, радость, о которой говорит Иисус, - это радость новой Души,
Это радость, которую может испытывать только возрождённая Душа.
И это немеркнущая, истинная радость, которая «совершенна».

Таким образом, на гностическом языке слово «радость» означает состояние бытия человека, в котором возродилась бессмертная Душа.
Это состояние новой жизни, которое, когда ученик вступает в неё, является истинным состоянием радости.

В нашей обычной, повседневной жизни нам тоже знакомо ощущение радости,
но, увы, всегда преходящей, поскольку эта радость всегда связана с временным, изменчивым…
Наша радость сменяется унынием, печалью, равнодушием из-за всевозможных ситуаций,
вызывающих противоположные чувства.
Конечно, мы можем пытаться удержать в себе «радость» земную. Например, избегая определенных ситуаций или блокируя мысли или сбегая от реальности в область фантазий… Но, это все тщетно, рано или поздно реальность проявится.
Наша обычная земная радость является не более чем мимолетным эмоциональным состоянием, которое зачастую вовсе не соответствует действительности и, следовательно, может быть следствием заблуждения.
«Однако в Гнозисе, – пишет в своей книге «Печать обновления» Катароза де Петри, – существует состояние бытия, которое является истинной радостью,
радостью, сияющей из каждой клетки нового состояния бытия, радостью,  полностью связанной со всей системой.
Эта радость нерушима, и потому она сопровождает человека даже в горестях».

Другими словами: с трансформацией – с обретением состояния Живой Души человек обретает истинную радость, которая становится фундаментальным состоянием его жизни.
А, что же печаль? В той мере в которой происходит разрушение низшей природы – исчезают все характерные для неё эмоциональные состояния.

Если, пока еще состояние истинной Радости не стало полностью нашим состоянием - мы ни в коем случае не должны казнить себя и думать о себе как о недостойных, нерадивых учениках.
Никаким хотением своей личности, никаким её волевым усилием мы не можем ускорить процесс созревания новорождённой Души.
Нам нужно просто открыться этому процессу, не снижать нашей устремленности и не ослаблять усилий.

В книге «Великий переворот» Ян ван Рэйкенборг пишет:«…ученик имеет только один выбор – или остаться человеком души или стать человеком духа, подобием Христа.
Но между этими двумя лежит путь, и на этом пути воздвигается крест «я»-умирания, от которого никто не может уклониться.

Если ученик способен очистить путь и принять на себя крест «я»-умирания, он начинает воспринимать изначальный свет и отправляется в своё путешествие через пустыню.
Диалектическая жизнь теряет для него всю свою привлекательность.
Он видит её такой, какая она есть, и принимает её такой, какая она есть.
Гонка за тем, чтобы получить лучшее возможное место в борьбе за существование, теперь закончена.
Он тратит всю свою оставшуюся энергию на достижение умирания старого состояния души.

Относительно этого процесса умирания существует много недоразумений.
Многие полагают, что это время интенсивного страдания, что с лицами, перекошенными болью, они должны скитаться по миру, который они внутри себя проклинают.
Ничего не может быть дальше от истины!
Наоборот, вера, коренящаяся в понимании, вызывает искрящуюся, лучащуюся радость, ибо такой человек приближается к новой жизни.
Соответственно, он ведёт очень активную жизнь, и сигнатурой такого человека является то, что у него нет социальных или других диалектических проблем, поскольку, если человек не имеет к чему-то никакого интереса, то оно и не может создавать ему никаких особенных проблем».

Более того: только избавившись от всех иллюзий диалектики человек способен испытывать истинную радость мира.
Записан
Ola

topic icon
« Ответ #1 : 06 Май 2009, 19:04:32 »

ага.. где-то это уже было... в другом языковом формате
откуда это?

кстати эта радость присутствует, но она как бы паралельно этому миру, где кровоточащие ноги, странные друзья и семья, мусор и общее состояние дел.
И эта Радость не отменяет дел, которые человек делает.. на Пути
Записан
gai

Offline Offline



WWW
topic icon
« Ответ #2 : 11 Май 2009, 20:53:19 »

Тренируясь и углубляя свои познания Истинного и Неистинного
Светлого и Омраченного, Эготипического и Сущностного,....смотрю ужо
добрались и до Истинной Радости и Приходящей.....
ну что ж вот некоторые замечания на сей счет от некоторых:

……
В свое время мне пришлось работать в одной организации, которая обслуживала бывших шишек на ровном месте - номенклатуру.
Хотя все они были уже на заслуженном отдыхе, но все же в нашу организацию приходили с гонором. У них была очень высокомерная, степенная походка, как у ребенка, который давным-давно наложил в штаны и об этом забыл.
Одним словом, сошел с коня, а седло между ног забыл вынуть! Каждого из них мы знали, как облупленного.
Однажды мой коллега, указывая на одного пациента, сказал: "Этот человек здоров". Я не поверил, потому что хорошо его знал. Это бывший министр, который вот уже много лет страдал запущенной формой болезни Паркинсона. Это поражение мозга, знаете, да?
Один из симптомов заболевания проявляется у таких больных в полном отсутствии мимики. Лицо становится маской.
Обследовав его по полной программе, пришел к выводу, что он здоров. Я начал спрашивать: "Где и как Вы лечились?"
Он мне рассказал о каком-то Храме, но, если честно, тогда я не придал этому особого значения. И хотя все записал, через некоторое время благополучно об этом забыл.
На следующий год во время профилактического осмотра мы обнаружили, что к нему присоединилось еще четверо уважаемых стариканов. Они много лет страдали неизлечимыми заболеваниями, а теперь были "как огурчики".
Оказывается, пенсионер-министр их тоже отправил гуда, где сам вылечился.
Теперь я был серьезно озадачен. Все это не укладывалось в рамки моего мировоззрения, сложившегося за годы практики.
На этот раз я все подробно расспросил и тщательно записал. Оказалось, что в горах есть Храм Огнепоклонников, где каждые сорок дней принимают группы людей, жаждущих излечения, главным образом летом, потому что зимой туда невозможно добраться.
Во мне созрело решение отправиться туда и увидеть собственными глазами, как происходит чудодейственное исцеление. Мы договорились поехать вместе с моими приятелями: режиссером и телеоператором. Они работали на республиканском телевидении и делали программу "Мир вокруг нас".
В назначенный день к ночи добрались до места встречи. Наша машина уехала. Транспорт для дальнейшего передвижения нам пообещали предоставить. И вдруг узнаем, что этот транспорт - ишаки.
К Храму ведет горная дорога и надо, оказывается, 26 км топать пешком или ехать на ишаках. Но так как мы приехали позже всех, то на троих нам досталось два ишака.
Я начал агитационную атаку. Говорю: "Вы когда-нибудь по горам пешком ходили? Давайте попробуем".
Оператор был очень грузным мужчиной, весом в 130 кг с пятью подбородками и огромным пузом. Но, несмотря на это, романтик в нем оказался еще жив. Поэтому большинством голосов мы первое "препятствие" благополучно преодолели.
Они погрузили на ишаков всю аппаратуру, и мы пошли. Первым начал хныкать я, потому что у меня были городские туфли, которые очень скоро протерлись. Ноги начали болеть. Но я все-таки шел и думал: "Раз такие больные вылечились, то, записав каждый рецепт, я в городе буду великим врачом".
А потом, пройдя десять километров, оператор сел посреди дороги и сказал:
- Все! Хоть убейте, пойду обратно. Мы его стали уговаривать:
- Какая разница, куда идти? Назад пойдешь, те же 10 км придется топать, что и вперед. Так уж лучше вперед!
Уговорили.
Пришли мы где-то в полночь. Нас разместили, устроили. На следующий день разбудили в 11 часов. Собрали всех и говорят:
- Мы просим вас в нашем Храме не грешить, кто не выполнит просьбу, будет помогать нам по хозяйству - воду носить.
Оказывается, грехом в этом Храме считается ходить хмурым. То-то я обратил внимание на монахов.
Они ходят с такой легкой улыбочкой и стан у них ровный-ровный, как у кипариса, если быть точным, как будто палку проглотили.
Получается, мы должны всё время улыбаться. Мы все послушали, чуть-чуть поулыбались, а через две минуты старая привычка ходить с городской физиономией, вечно кислой и недовольной, взяла верх.
И вообще я ожидал увидеть позолоченные купола и тому подобное, а там такие маленькие аккуратненькие домики и все. Правда, у них постоянно горит огонь. Они поклоняются огню и Солнцу. Но на Храм совсем не похоже.
Случилось так, что монахи нашли такое место, где из-под земли выходит природный газ, и здесь, на вершине скалы основали свой Храм.
Я начал спрашивать:
- Когда начнете принимать больных, ставить диагноз? Когда начнете лечить?
Узнаю. Оказывается, здесь вообще никого не принимают и не лечат. Это стало для меня первым ударом.
Второе, наш транспорт, т. е. ишаков, забрали хозяева. С такими баулами, как у нас, далеко не уйдешь. Попались!
Мало того, что оказались в Храме, где никто никогда никого не лечил и лечить не собирается, и уехать оттуда не можем! Да еще нужно ходить с дурацкой улыбкой на лице, когда внутри все клокочет от злости и досады!
Вижу, оператор как-то пристально смотрит на меня, как будто что-то задумал. А режиссер с иронией в мой адрес:
- Куда ты нас привел, ученый ты несчастный?..
А мне самому-то каково?!!
Потом начались концерты. Человек пятнадцать из тридцати сразу пошли за водой. Мне тоже досталось, потому что... В общем, сами понимаете почему! Пришлось идти "помогать по хозяйству".
Отвесная вертикальная скала шестьсот метров, а по серпантину 4 км туда и 4 км обратно. Это по такой-то дороге мы поднимались сюда прошлой ночью?!
Когда я это увидел, у меня чуть выкидыш не случился! Представляете? Мало того, что эта вертикальная стена выше Останкинской башни, да еще в некоторых местах мы шли по бревнам, забитым в скалу. Эти бревна действовали как разводные мосты, преграждая в свое время неприятелю путь в Храм.
С собой необходимо было нести шестнадцать литров воды, да пять килограммов весил сам кувшин. В общей сложности вверх по такой дороге нам предстояло тащить 21 кг. Удобнее всего в таких условиях нести груз на голове. Вот тогда-то я узнал об истинном назначении позвоночника.
Позвоночник нужен для того, чтобы голова не упала в трусы!
Я отправился первый раз и вернулся в Храм около четырех-пяти часов вечера очень уставший, но с улыбкой на лице па всякий пожарный случай. Вдруг ко мне подходит один из монахов и так приветливо говорит:

- Сходите, пожалуйста, еще раз.
- Почему?!! Я же уже сходил !!! - и чувствую, что от ужаса у меня начинаются родовые схватки, несмотря на то, что я мужчина!
- Когда Вы поднимались, Вы уже несли с собой грех.
- Нет, я улыбался! - от отчаяния начал я спорить. Представьте себе, только что пройти 8 км, накануне - 26 км, без ужина, без завтрака, без обеда. Ноги разбитые, опухшие, гудят от усталости, а тебе говорят "еще раз"! Подохнуть можно!!!
- Идемте, мы Вам кое-что покажем.
В одном из окон я увидел наблюдателя с биноклем и понял, что препирательства бессмысленны. Все, кто поднимался с грузом, были у него как на ладони. Пришлось идти обратно.
Я пошел вниз и время от времени, вспоминая свою глупость, яростно вопил: "А-а-а...!!!" Попал в какое-то место, где сидят идиоты и надо мной издеваются!!!
Теперь я улыбался зверской улыбкой и каждому встречному говорил: "Улыбайся, придурок, они сверху в телескоп смотрят! За консультацию плесни пол-литра воды в мой кувшин". Теперь в моей посудине уже что-то плескалось. Я немного посидел, чтобы время прошло, и пошел обратно.
Вот, оказывается, почему, когда я спросил своих пациентов, чем и как их лечили, они с улыбкой ушли от ответа: "Понимаете, это трудно объяснить".
Перед воротами я себя поймал на том, что уже темно, но я улыбаюсь. Ну и хорошо, а то вдруг у них еще есть прибор ночного видения?!
Голодный, изможденный, еле доплелся до своей кельи и только с облегчением вздохнул, убрав идиотскую улыбку с лица (лицо же устало!), как вдруг спиной почувствовал на себе чей-то взгляд. Сердце екнуло.
Снова растянув рот до самых ушей, я резко развернулся и увидел... Кого бы Вы думали?
Себя!
Оказывается, на стене висело зеркало. Лицо было осунувшееся, запыленное, со следами ручейков пота и неестественно широкой улыбкой.
Вот тогда-то со мной случилась истерика. Я безудержно и громко хохотал. Скулы свело, живот болел, а я никак не мог успокоиться. Я хохотал над абсурдностью ситуации, которую сам себе создал.
На шум прибежали мои приятели, оператор с режиссером, и сначала тоже начали гоготать, а потом, насмеявшись вдоволь, как-то странно стали на меня поглядывать...
С каждым днем людей, таскающих воду, становилось все меньше и меньше. И через неделю не осталось никого. Потом нас собрали и говорят:
- Спасибо, что вы приносите свет в наш Храм. Если вам нужна вода, то можете взять ее там.
Открывают калитку на территорию Храма и указывают на каменный домик. Гостевая половина была отделена от монашеской территории стеной. Оказывается, внутри этого домика есть родник. Они построили его, чтобы зимой родник не замерзал.
А кувшин с водой - это специально выдуманный способ доведения простой истины до мозгов через ноги.
Оказывается, каждый, кто приходил в этот Храм, считал себя умным, у каждого были свои амбиции. Чтобы выбить из нас все наносное, служители Храма придумали такой способ "лечения" высокомерия.
Я тоже туда пришел со своим уставом, начитанный, напичканный знаниями и кое-какими способностями, которых нет у других. Они придурки, а я такой умный!
Всего за неделю из меня тоже "выколотили" всю дурь. За одну неделю они сделали меня человеком!
Там я встретился с самим собой. Мне опять стали интересны цветочки, букашки, муравьи. На четвереньках ползал, наблюдал, как они ходят, перебирая ножками. Мне казалось, что я один вдруг почувствовал себя ребенком. Смотрю, с другими происходят те же вещи. Мы забыли все свои ранги, а самое интересное, заметили, когда все улыбаются, то городская мимика, некогда привычная для нас, теперь стала восприниматься как отклонение.
Вы видели когда-нибудь, чтобы взрослые люди играли в детские игры? Смешно, да? А мы играли. Это вообще было для нас естественным состоянием.
Потом я начал обращать внимание на то, что говорили люди: "Мне полегчало. Мне стало лучше". Я связывал это с погодой, природой... горы все-таки! Только потом пришел к выводу, что главный секрет связан с мимикой и осанкой.
На сороковой день я пришел к настоятелю Храма и сказал: "Я хочу остаться здесь".
- Сынок, ты молодой. Не думай, что мы тут от хорошей жизни. Монахи, находящиеся здесь, слабые люди. Они не в состоянии оставаться чистыми среди грязи. Они не приспособлены к жизни, сынок, и вынуждены убегать от трудностей. Мы существуем для того, чтобы вы могли
взять и дальше в душе понести свет. Вы люди сильные, у вас есть иммунитет.
Я начал что-то говорить, а потом, в конце концов, сказал: "Но я, наверное, единственный из группы, кто пришел к Вам".
- Ты один из последних.
Оказывается, почти все из нашей группы уже успели побывать у настоятеля с просьбой остаться. Понимаете?
Спустя сорок дней мы покинули Храм. На обратном пути нам встретилась группа людей, жаждущих исцеления, как и мы сорок дней назад. Елки-палки! Ну и рожи! Это была толпа людоедов, которая набросилась на нас:
- Помогло? Чем болел? Что дают? А всем помогает? Я ответил:
- Каждый получит по заслугам!
Смотрю на нас - на них, на нас - на них. Мы все улыбаемся...
Вдруг почувствовал, что отодвигаюсь. А они тоже, как-то шарахаются как от прокаженных. Рядом со мной, опираясь на руки своих сыновей, стоял восьмидесятилетний старик. Он сказал: "Неужели мы были такими же?!"
Когда я приехал в город, увидел толпу бездушных, безразличных, абсолютно индифферентных людей, которые вечно куда-то торопятся, сами не знают, куда и зачем. Было очень тяжело опять привыкать к городскому образу жизни.
Во мне что-то изменилось раз и навсегда. Я вдруг почувствовал себя в театре абсурда, и жизнь, протекающая в городе, показалась пустой и никчемной. Невозможно было смотреть на эти лица.
Если бы Вы знали, как дискомфортно я чувствовал себя! А ведь недавно сам был таким же, как и они.
Потом, когда я вышел на работу, мне надо было проверить, действительно ли вся суть выздоровления в улыбке и осанке? А вдруг дело в погоде, климате или каких-либо других внешних условиях?!
И в спортзале поликлиники мы организовали занятия.
Пригласили пациентов-добровольцев из числа тех, кто находился у нас на учете, объяснили им задачу и начали тренировки.
По часу-два в день занимались. Просто ходили по спортзалу с улыбкой, сохраняя осанку. А удерживать-то все время улыбочку знаете как тяжело?! Не верите?!
А Вы попробуйте на улице улыбаться и осанку прямую держать, сразу почувствуете на себе тако-о-е давление окружающего мира! Вам будет очень тяжело, особенно на первых порах!
Идете, идете, а потом вдруг незаметно ловите себя на том, что снова шуруете, как деловая колбаска. Через 15 минут в отражении какой-нибудь витрины вдруг заметите, что на Вас смотрит харя!
Вам предстоит борьба! Чтобы противостоять давлению среды, стремящейся стереть Вас в порошок, и остаться самим собой, нужно волевое принуждение!
Через некоторое время после начала занятий стали появляться такие интересные проблемы. Один наш энтузиаст говорит:
- Я потерял очки. В свое время их из Франции привез. Столько лет носил, а теперь где-то оставил.
А почему потерял? Потому что надобность в них начала исчезать. У другого кишечник заработал. Третий стал слышать, а проблемы со слухом тянулись еще с детства. Улучшения отмечались у всех.
От полученного результата у меня начала "съезжать крыша". Я не мог понять, почему люди столько лет болеют, а от какой-то идиотской осанки, улыбки они выздоравливают.
Тогда в лабораторных условиях мы начали изучать, какие изменения происходят в организме. И таким образом один случай обернулся фундаментальным открытием в науке.
А что же стало с оператором и режиссером? Оператор похудел, его вес до сих пор держится на уровне примерно 85 кг. Вылечился от своих болячек.
Но самый большой успех из нас троих был у режиссера. Несколько лет назад они с женой развелись, потому что он каждый день закладывал за воротник. Бросил пить и опять женился на своей жене.

 
Записан
gai

Offline Offline



WWW
topic icon
« Ответ #3 : 11 Май 2009, 21:09:10 »

- Прежде, чем продолжать свой путь, Сиддхартха, позволь задать тебе еще один вопрос: есть ли у тебя какое-либо учение? Есть ли у тебя какая-нибудь вера или знание, которым ты следуешь, которые помогают тебе жить и жить по правде?
   Ему ответил Сиддхартха:
   - Ты знаешь, мой милый, что я еще молодым человеком, когда мы жили у аскетов в лесу, перестал доверять учителям и учениям и повернулся к ним спиною. Я и теперь таких же взглядов. Тем не менее, у меня с того времени было много учителей.
   Долгое время моим учителем была одна прекрасная куртизанка. Еще были у меня учителями один богатый купец и несколько игроков в кости. Однажды моим учителем был странствующий ученик Будды. Он сидел подле меня, когда я заснул в лесу, во время странствия. И от него я кое-чему научился, и ему я благодарен, весьма благодарен. Но больше всего, я учился у этой реки и у моего предшественника, Васудевы. Это был совсем простой человек, он не был мыслителем, но он знал то, что знать необходимо, также хорошо, как и сам
Гаутама. Он и сам был Совершенный, святой.
   Говинда же сказал:
   - Ты, кажется, и поныне еще любишь немного насмехаться. Я верю тебе, Сиддхартха, и понимаю, что у тебя были многие учителя. Но нет ли у тебя самого, если не учения, то хоть известных мыслей, известных познаваний, которые выношены тобой одним и помогают тебе жить? Если бы ты поделился ими со мною, то порадовал бы мое сердце.
   - Да, - ответил Сиддхартха, - у меня бывали свои мысли, от времени до времени даже являлись откровения. Иногда - в течении часа или целого дня - я чувствовал в себе знание, точь-в-точь как ты чувствуешь жизнь в своем сердце. Разные это были мысли, но мне трудно было бы передать их тебе.
Вот, к примеру, одна из мыслей, принадлежащих мне лично: мудрость
непередаваема. Мудрость, которую мудрец пытается передать другому, всегда смахивает на глупость.
   - Ты шутишь? - спросил Говинда, - Я не шучу. Я говорю то, в чем
убедился на деле: передать можно другому знание, но не мудрость. Последнюю можно найти, проводить в жизнь, ею можно руководиться; но передать ее словами, научить ей другого - нельзя. Еще когда я был юношей, у меня временами мелькала эта мысль: она-то и заставила меня уйти от учителей. А вот еще одна мысль, которую ты, Говинда, примешь снова за шутку или за глупость, но которую я считаю лучшей из своих мыслей. Она гласит: по поводу каждой истины можно сказать нечто совершенно противоположное ей, и оно будет одинаково верно.
   Дело, видишь ли, в том, что истину можно высказать, облечь в слова лишь тогда, когда она односторонняя. Односторонним является все, что мыслится умом и высказывается словами - все односторонне, все половинчато, во всем не хватает целостности, единства. Когда возвышенный Гаутама говорил в своих проповедях о мире, то должен был делить его на Сансару и Нирвану, на призрачность и правду, на страдание и искупление. Иначе и нельзя. Нет иного способа для того, кто хочет поучать других. Но сам мир, все сущее
вокруг нас и в нас самих, никогда не бывает односторонним.
Никогда человек или деяние не бывает исключительно Сансарой или исключительно Нирваной, никогда человек не бывает ни совершенным святым, ни совершенным грешником.
Нам представляется так, потому что мы находимся под влиянием ложного представления, будто время есть нечто действительно существующее. Время не существует, Говинда, я часто, очень часто убеждался в этом. А если время и есть нечто действительно существующее, то грань, по-видимому отделяющая
мир от вечности, страдание от блаженства, зло от добра, оказывается также призрачной.
   - Как так? - испуганно спросил Говинда.
   - Слушай, мой милый, слушай внимательно. Грешник, вроде меня или тебя, конечно грешник и есть, но когда-нибудь он будет снова Брамой; когда-нибудь он достигнет Нирваны, будет Буддой. Так вот, заметь себе: это "когда-нибудь" - только ложное представление, образное выражение. Грешник не есть человек, еще только находящийся на пути к совершенству Будды; он не находится в какой-нибудь промежуточной стадии развития, хотя наше
мышление не в состоянии представлять себе эти вещи. Нет, в грешнике уже теперь, уже сейчас живет будущий Будда, его будущее уже налицо. И в нем, и в тебе, и в каждом человеке ты должен почитать грядущего, возможно, скрытого Будду.
Мир, друг Говинда, не есть нечто совершенное или медленно
подвигающееся по пути к совершенству. Нет, мир совершенен во всякое мгновение; каждый грех уже несет в себе благодать, во всех маленьких детях уже живет старик, все новорожденные уже носят в себе смерть, а все умирающие - вечную жизнь. Ни один человек не в состоянии видеть, насколько другой подвинулся на своем пути; в разбойнике и игроке ждет Будда, в брахмане ждет разбойник. Путем глубокого созерцания можно приобрести способность отрешаться от времени, видеть все бывшее, сущее и грядущее в жизни, как нечто одновременное, и тогда все представляется хорошим, все
совершенно, все есть Брахман. Оттого-то все, что существует, кажется мне хорошим: смерть, как и жизнь, грех, как и святость, ум, как и глупость - все должно быть таким, как есть. Нужно только мое согласие, моя добрая воля, мое любовное отношение - чтобы все оказалось для меня хорошим, полезным, неспособным повредить мне. На собственном теле и на собственной
душе я убедился в том, что мне нужен был грех, что и сладострастие, и
стремление к земным благам, и тщеславие - мне нужны были в такой же степени, как и мое постыдное отчаяние, дабы наконец отказаться от противодействия миру, дабы научиться любить его таким, как он есть, не сравнивая его с каким-то желательным, созданным моим воображением миром, с придуманным мною видом совершенства. Вот, о, Говинда, некоторые из моих
мыслей, до которых я додумался.    Сиддхартха нагнулся, поднял с земли камень и взвесил его на руке.
   - Вот камень, - сказал он, играя последним. - Через некоторое время он, может быть, превратится в прах, а из земли станет растением, животным или человеком. В прежнее время я бы сказал: "Этот камень - только камень. Он не имеет никакой ценности, он принадлежит миру Майи. Но так как в круговороте перевоплощений он может стать человеком или духом, то я и заним признаю ценность".
Так, вероятно, я рассуждал бы раньше. Ныне же я рассуждаю так.
Этот камень есть камень; он же и животное, он же и бог, он
же и Будда. Я люблю и почитаю его не за то, что он когда-нибудь может стать тем или другим, а за то, что он давно и всегда есть то и другое.
Именно за то, что он камень, что он теперь, сегодня представляется мне камнем - именно за то я люблю его и вижу ценность и смысл в каждой из его жилок и скважин, в его желтом или сером цвете, в его твердости, в звуке, который он издаст, когда я постучу в него, в сухости или влажности его поверхности.
Бывают камни, которые на ощупь словно масло или мыло; другие
напоминают листья, третьи песок; каждый представляет что-нибудь особенное, каждый молитвенно произносит Ом на свой манер, каждый есть Брахма и в то же время, в той же самой степени - камень, маслянистый или сочный. И это-то именно нравится мне; это-то и кажется мне удивительным, достойным благоговения. Но довольно об этом. Слова вредят тайному смыслу. Стоит только высказать какую-нибудь мысль вслух, как она уже получает несколько
иной характер, звучит немного фальшиво, немного глупо.
   Впрочем и это хорошо и нравится мне. Пусть то, что один человек считает своим сокровищем и мудростью, звучит для другого, как глупость - я и против этого ничего не имею.
   Безмолвно выслушал его Говинда.
   - Почему ты выбрал для примера камень? - спросил он нерешительно, после некоторого раздумья.
   - Я сделал это случайно. А впрочем - я может быть, и хотел тебе
показать, что я одинаково люблю и камень, и реку, и все вещи, на которые мы смотрим и от которых мы можем чему-нибудь научиться. Камень я могу любить, Говинда, также, как и дерево или кусок коры. Это вещи, а вещи можно любить. Но слова я любить не могу.
   Оттого-то всякие учения ничего для меня не стоят; они не обладают ни твердостью, ни мягкостью, у них нет цветов, запаха и вкуса, нет граней - они представляют одни лишь слова. Быть может, именно это, именно обилие слов мешало тебе обрести душевный мир. Ведь искупление и добродетель,
Сансара и Нирвана - также одни только слова. Нет такой вещи, которую можно назвать Нирваной. Есть только слово Нирвана.
   - Нирвана не одно только слово, друг мой, - заметят Говинда. - Это
мысль.
   - Мысль - пожалуй, - продолжал Сиддхартха. - Только признаюсь тебе, мой милый: я не вижу большого различия между мыслями и словами. Откровенно говоря, я не придаю особого значения и мыслям. Для меня важнее вещь.
Здесь, на этом перевозе, например, моим предшественником и учителем был святой человек, который много лет верил в одну только реку, другой религии у него не было.
   Он заметил, что река имеет голос, и стал прислушиваться к нему. Этот голос стал его учителем и руководителем, сама река представлялась ему божеством.
В течении многих лет он и не подозревал, что каждый ветерок,
каждое облако, каждая птица или жук в такой же степени божественны, столько же знают и могут научить, как почитаемая им река. Но к тому времени, как этот святой ушел в леса, он уже знал все, знал больше, чем я или ты, и без помощи учителей и книг - только потому, что верил в реку.
   Говинда же возразил:
   - Но разве то, что ты называешь "вещами", представляет что-нибудь
действительно существующее, имеет реальность? Не являются ли они только обманчивыми,  призрачными образами Майи? Разве твой камень, твое дерево, твоя река - реально существующие вещи?
  - И это меня мало тревожит, - ответил Сиддхартха. - Пусть вещи имеют только кажущееся бытие. Но ведь в таком случае и мое бытие есть только кажущееся - значит, в том и в другом случае, они одинаково сродни мне.
Оттого-то я и отношусь к ним с любовью и уважением. Оттого-то я и могу любить их. А вот наконец и мое учение, над которым ты, наверное, будешь смеяться: Любовь, о, Говинда, по-моему важнее всего на свете. Познать мир, объяснить его, презирать его - все это я предоставляю великим мыслителям.
Для меня же важно только одно - научиться любить мир, не презирать его, не ненавидеть его и себя, а смотреть на него, на себя и на все существа с любовью, с восторгом и уважением.
   - Это я понимаю, - сказал Говинда. - Но именно это Возвышенный признал заблуждением. Он предписывает доброжелательность, терпимость, кротость, снисходительность, но не любовь. Он запретил нам отдавать наше сердце любви к земному.
   - Знаю, - сказал Сиддхартха, и улыбка засияла на его лице. - Я знаю
это, Говинда. Вот мы и забрели с тобой в дебри мнений, в спор из-за слов.
Не могу отрицать, мои слова о любви как будто находятся в противоречии со словами Гаутамы. Оттого я и не доверяю словам. Но это противоречие только кажущееся. Я знаю, что я совершенно согласен с Гаутамой. Возможно ли, чтобы не знал любви тот, кто познав всю бренность и ничтожность человеческого бытия, тем не менее настолько любил людей, что посвятил долгую, тяжелую жизнь исключительно тому, чтобы помочь им, просветить их.
И в нем, в твоем великом учителе, дело мне милее слов, его жизнь и дела важнее его речей, движение его руки важнее его мнений. Не в словах и мыслях вижу я его величие, а в делах и в жизни.
   Долго молчали оба старика. Наконец, Говинда произнес с прощальным поклоном:
   - Благодарю тебя, Сиддхартха, за то, что ты высказал мне некоторые из своих мыслей. Они кажутся мне несколько странными, я не все сразу и понял.
Но как бы то ни было, я благодарен тебе и желаю тебе спокойных дней.
   Про себя же он подумал: "Странный человек - этот Сиддхартха! Странные у него мысли, и нелепо звучит его учение. Не таково чистое учение Возвышенного.
   Последнее яснее, чище, понятнее, в нем нет ничего странного, нелепого или смешного. Но совсем иными, не похожими на его мысли кажутся мне руки и ноги Сиддхартхи, его глаза, его лоб, его дыхание, его улыбка, его поклон и походка.
   Ни разу с тех пор, как возвышенный Гаутама ушел в Нирвану, ни разу не встречал я человека, при виде которого я бы почувствовал - вот святой.
Один только Сиддхартха внушает мне такое чувство. Пусть его учение звучит странно, пусть его слова кажутся нелепыми - но его взгляд и рука, его кожа и волосы - все в нем сияет такой чистотой, таким спокойствием, такой ясностью, кротостью и святостью, каких я не видел ни у кого из людей, с тех пор, как умер последней человеческой смертью наш Возвышенный Учитель.
   С такими мыслями в голове, с противоречивым чувством в сердце, Говинда еще раз склонился перед Сиддхартхой. Побуждаемый любовью, он низко склонился перед спокойно сидящим.
   - Сиддхартха, - сказал он, - мы с тобой уже старики. Вряд ли мы еще раз увидим друг друга в этом образе. Я вижу, возлюбленный, что ты обрел покой.
Я же, признаюсь, его не нашел. Скажи мне, почитаемый, еще одно слово, напутствуй меня чем-нибудь таким, что было бы доступно моему уму. Тяжел и мрачен бывает по временам мой путь, о, Сиддхартха!
   Сиддхартха молчал и смотрел на него со своей всегдашней тихой улыбкой.
Говинда же не спускал глаз с его лица. Он глядел на него робко, с тоской.
Страдание и вечное, неудовлетворенное искание читались в его взоре.
   Сиддхартха видел это и улыбался.
   - Нагнись ко мне! - прошептал он на ухо Говинде. - Нагнись ко мне! Так, еще ближе! Совсем близко! Поцелуй меня в лоб, Говинда.
   Но когда Говинда, изумленный и все же влекомый великой любовью и предчувствием, исполнил желание друга, в ту минуту, когда низко
склонившись, коснулся губами его чела, произошло нечто удивительное......





Записан
Savitri

Offline Offline



topic icon
« Ответ #4 : 12 Май 2009, 04:29:16 »

Цитировать
Вы, связанные криками надежды и страха,
Тихо выдавите бессмысленное страдание,
Хоть чуть-чуть оглянитесь на свой образ жизни,
И к вам тоже придет счастье Великого Совершенства.

Намхай Норбу Ринпоче. Песенка “Делайте, как вам угодно”

http://savitri.mylivepage.ru/wiki/170/47_%D0%9D%D0%B0%D0%BC%D1%85%D0%B0%D0%B9_%D0%9D%D0%BE%D1%80%D0%B1%D1%83_%D0%A0%D0%B8%D0%BD%D0%BF%D0%BE%D1%87%D0%B5.__%D0%9F%D0%B5%D1%81%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%B0_%E2%80%9C%D0%94%D0%B5%D0%BB%D0%B0%D0%B9%D1%82%D0%B5%2C_%D0%BA%D0%B0%D0%BA_%D0%B2%D0%B0%D0%BC_%D1%83%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%BE%E2%80%9D
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #5 : 12 Май 2009, 05:22:19 »

....смотрю ужо
добрались и до Истинной Радости и Приходящей.....

........
Не думай, что мы тут от хорошей жизни. Монахи, находящиеся здесь, слабые люди. Они не в состоянии оставаться чистыми среди грязи. Они не приспособлены к жизни, сынок, и вынуждены убегать от трудностей. Мы существуем для того, чтобы вы могли
взять и дальше в душе понести свет.
 
По-моему это цитата из "Путь дурака"?  Хороший рассказ... Интересно: существует ли этот храм на самом деле? И - если "да" -то где он?
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #6 : 12 Май 2009, 05:59:11 »

   - И это меня мало тревожит, - ответил Сиддхартха. - Пусть вещи имеют только кажущееся бытие. Но ведь в таком случае и мое бытие есть только кажущееся - значит, в том и в другом случае, они одинаково сродни мне.
Оттого-то я и отношусь к ним с любовью и уважением. Оттого-то я и могу любить их. А вот наконец и мое учение, над которым ты, наверное, будешь смеяться: Любовь, о, Говинда, по-моему важнее всего на свете. Познать мир, объяснить его, презирать его - все это я предоставляю великим мыслителям.
Для меня же важно только одно - научиться любить мир, не презирать его, не ненавидеть его и себя, а смотреть на него, на себя и на все существа с любовью, с восторгом и уважением.
   - Это я понимаю, - сказал Говинда. - Но именно это Возвышенный признал заблуждением. Он предписывает доброжелательность, терпимость, кротость, снисходительность, но не любовь. Он запретил нам отдавать наше сердце любви к земному.
   - Знаю, - сказал Сиддхартха, и улыбка засияла на его лице. - Я знаю
это, Говинда. Вот мы и забрели с тобой в дебри мнений, в спор из-за слов.
Не могу отрицать, мои слова о любви как будто находятся в противоречии со словами Гаутамы. Оттого я и не доверяю словам. Но это противоречие только кажущееся. Я знаю, что я совершенно согласен с Гаутамой. Возможно ли, чтобы не знал любви тот, кто познав всю бренность и ничтожность человеческого бытия, тем не менее настолько любил людей, что посвятил долгую, тяжелую жизнь исключительно тому, чтобы помочь им, просветить их.
И в нем, в твоем великом учителе, дело мне милее слов, его жизнь и дела важнее его речей, движение его руки важнее его мнений. Не в словах и мыслях вижу я его величие, а в делах и в жизни.

По моему скромному мнению - в этих словах нет силы. Научиться любить мир? Дело то в том - что Любви не учатся. Любовь - это сердце нашего существа. Когда любое существо возвращается(!) к своему Сердцу - оно входит в Любовь, а Любовь входит в существо. Здесь нечему учиться. Слова - это тоже жизнь. Жизнь имеет разную степень осознанности. Отношение к словам и к любви, например, - просто выражает эту степень.
Любой человек (и любое существо) проходит одни и те же этапы (даже если для внешнего наблюдателя выглядят различно)... - и каждое существо проходит сквозь одинаковые состояния. И через осознание смысла любви.
Земная любовь к земным вещам (и миру в целом_ - это эмоциональное состояние. Это состояние культивированной земной души. Сон в иллюзии. Даже если это сон с улыбкой на устах.
Позже человеческое сознание (на другом витке спирали) возвращается к состоянию внешне очень похожее на любовь к миру, к людям и к вещам... Но, это всего лишь видимость.
Человек (как магическое существо вселенной) находится в Любви, которая одинаково присутствует в Сердце любой вещи. Но, не является самой вещью. По этому - и человек любит не вещь, а суть вещи. Не мир - а невидимую сущность мира. Не человека, а Душу человека.
Внешнее существование же такой человек признает иллюзией. Свое тоже. И, такой человек не любит иллюзию. Не из-за убеждений, слов или приверженности какому либо учению, а просто в силу той же самой Любви.
Такой человек осознает место иллюзии, её предназначение и смысл и благодаря любви не питает к ней каких либо чувств. Положительных или отрицательных.
Сознание, которое укоренилось в Любви, в силу своего состояния просто покинуло область - в которой существует положительное или отрицательное.

Самое главное в этом то - что земная любовь и истинная Любовь различны. И они не перерастают от первой ко второй. Хотя и имеют в сердце одну природу. Первая является отражением второй в кривом зеркале. Она кажется прекрасной, но является всего лишь отражением.
Нужно иметь мужество отвернуться от отражения что бы увидеть реальность.

"презирать или любить мир" - это плоды одного дерева. Если человек хочет научиться не презирать себя и мир, а вместо этого любить их - то такой человек все так же останется в плену иллюзий и будет крутить её колесо, пытаясь плохое сделать хорошим... не понимая - что это одно и то же - все так же иллюзия.
Вместо этого нужно избавиться от своей приверженности иллюзии. Это избавление уничтожит такие эмоциональные состояния как "презрение", "ненависть", "любовь"... - все это характерно для природы.

Отказ от "слов" в пользу "дел" - в ключе "неочем думать, надо любить все подряд" - имхо делу не поможет.

Любой - кто пришел к всеобъемлющей любви Гуатамы - знает её природу и никогда не спутает не с чем иным.
Естественно - она призвана помочь всем людям.
Но, только не внешней иллюзорной оболочке. Хотя в какой то мере и ей. Всему свое время. И каждому свое поле для труда Улыбка .

"Дао любит не так как любят люди. Все люди кажутся ему соломенными псами. Мудрец становится единым с Дао. Мудрец любит не так как любят люди. Все люди кажутся ему соломенными псами"...., но тем не менее - мудрец не призерает людей. И не любит. И, с радостью "посвятит долгую, тяжелую жизнь исключительно тому, чтобы помочь им, просветить их."  Улыбка 2
Записан
Ola

topic icon
« Ответ #7 : 12 Май 2009, 07:47:03 »

Писатели суть призмы неких идей, так или иначе идея несет отпечаток писателя. Иногда любопытно читать одного и того же автора, проходя через опыт. Видно где идея не смогла быть хорошо развернута из за недостаточности опыта и правильного восприятия самого автора. Хорошие писатели, такие как Гессе шли практически в одиночку, и ему и многим другим, несущим одну идею, было очень тяжело. Сиддхартха это одно из наиболее светлых его произведений, как и рассказ Ирис, не свободных от времени эпохи и личности Гессе. В свое время его книги были для меня откровением могучей силы. В месте, где он жил последние годы жизни - светло.

ally, если твой опыт позволяет увидель какие-то несовершенные штрихи, думаю, что исправлять тебе их нужно своей жизнью. Многие говорят о Любви и любви, да немногие проходят проверку этим огнем...
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #8 : 12 Май 2009, 09:54:15 »

И, это, кстати, ничего не меняет. Улыбка оно или есть или нет. и это опять ничего не меняет Улыбка пройдет кто то ... или нет... Улыбка

Любовь хороша в любом проявлении.
Записан
Ola

topic icon
« Ответ #9 : 12 Май 2009, 10:57:41 »

 Смеющийся

...ну мы с тобой же беседуем...  :Улыбка


а так.. спасибо за попытку внести поэтическую нотку в здешние "песни"...   Подмигивающий 2

(на немецком устойчивое выражение: "да я об этом могу телегу накатать" дословно на русский можно перевести: "я могу об этом песню спеть" - "davon kann ich ein Lied singen".
Записан
gai

Offline Offline



WWW
topic icon
« Ответ #10 : 14 Май 2009, 14:04:33 »

Цитировать
Научиться любить мир? Дело то в том - что Любви не учатся. Любовь - это сердце нашего существа. Когда любое существо возвращается(!) к своему Сердцу - оно входит в Любовь, а Любовь входит в существо.
Совсогласен, Любви не Учаться ее Вспоминают.


Цитировать
Внешнее существование же такой человек признает иллюзией. Свое тоже. И, такой человек не любит иллюзию.

Всякое Царство разделенное само в себе неустоит.......
Не может человек не любящий себя, Любить Других.
Все есть Настройка и мой Внутренний Учитель учит меня неразделять Любовь и Радость, в основе любого разделения (работы ума) лежит та самая отрицательная энергия за которой мы "ходим" во второе внимание.
Все эти цветы, солнце.... и даже писающие пивом люди, проявляют Любовь на доступном им уровне проявления, и если без предвзятого презрения, поговорить с искрящимися глазами с пьяницей то можно многое увидеть в себе.
Цитировать
Самое главное в этом то - что земная любовь и истинная Любовь различны. И они не перерастают от первой ко второй

Послушай свои слова....Твоя мать Тебя любит за что то?, или там всетаки есть Истиная Любовь, а Жену ты любишь какой Любовью?
Элл ,ты все пытаешся указать на Недиалектическое Горнее и каждым своим указанием, подпитываешь Диалектику и свое Эготипическое.


Цитировать
"презирать или любить мир" - это плоды одного дерева
Я  Gai понимаю различие, между Эмоцией и Чувством, но Эмоции двигают нашу точку сборки и мое предрасположение, использовать для сдвига Эмоцию "любить мир"
ведь слово "Мир", это "сонастройка человеческих восприятий друг с другом, тот самый Стол-Тональ на коем мы живем.
"презирать мир" или как алхимики писали "работа в черном" это именно тот этап в который попал вышеописаный ученик, его можно сократить "практиками принудительной радости" и "практиками малых добрых дел".
управление движением ТС, это управление своим Настроением(для начала) ,а давай спросим у 100 Искателей, какая эмоция и наступающее вслед за ней, состояние чувствования, им нравится более, "презерать мир" или "любить мир".








Записан
gai

Offline Offline



WWW
topic icon
« Ответ #11 : 14 Май 2009, 14:29:52 »

Цитировать
И как ему обрести её снова?
Перестать индульгировать и взять ответственность за Состояние своего Настроения.
Я  Gai когда болел тем же, что Вышеописаный, делал каждое утро практику "Волшебного сундучка с Великолепиями"
На этом этапе, нехочется просыпаться и действововать и каждое утро в просоночное состояние, врывается поток мыслей типа:
-Опять этот суетный мир,опять эти люди с их мелкими никчемными заботами и бегающими глазками,опять надо взаимодействовать ,разговаривать с ними.............
Вместо этого, испытывая дикое сопротивление, я  Gai начинал виртуально открывать с своем воображении красивый Сундук и "перетряхивать вещи " ради коих, стоит проснутся и взаимодействовать с миром людей и с явленым миром природы, этими "вещами" были "улыбка Дочери", "пение соловья и лягух в канаве", касание лица воды и тепло и танец огня, вкус еды.......
И ксати этот "Бой" за полностью пробужденое Тело продолжается и посей день....но ужо не так тяжко, как тогда.

Простые радости , осознаваемые глубоко, оказываются не такими уж презрительно-простыми (в смысле их иллюзорности)
Степень иллюзорности явленого мира, определяется нашей степенью побуждености.
Так потихому (углубляя осознания простых вещей) мы добираемся  до размывания  границы между "вещью" и нашим думающим восприятием сей вещи, сие явление, есть Постижение Пустотности и исчезновение слов как ярлыков и "идей о вещях" как защитных шаблонов.

Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #12 : 12 Июль 2009, 21:21:15 »

Еще вернуться к радости. Часто сталкиваюсь с жалобами людей - что им "жизнь немила"...

Хочу напомнить - что в подобных случаях речь ВСЕГДА идет об астральном состоянии. Т.е. человек испытывает негативные эмоции, которые являются проявлением его астрального состояния и формируют эмоциональное ощущение мира и жизни.

Такое эмоциональное состояние человека обуславливается многими факторами: кармическим состоянием, состоянием эфирного и физического тела и состоянием ментального тела.

Можно сказать - что если человек погружен в негативное эмоциональное состояние (страдание) - то система его тел разбалансирована и теряет энергию.

В первую очередь это обусловлено астральными связями. Человек полностью открыт всем силам, которые мы называем диалектическими. Иногда их еще называют "демонами-мстителями". Эфирное тело такого человек представляет собой жалкое зрелище: дыры светимости, узлы, перекосы и вздутия, слабое течение эфиров и т.д. Физическое тело загрязнено, слабо и функционирует неправильно. Шлаки поступают в кровь и вызывают вторичные отрицательные эмоции и т.д.

Чего делать?

Нужно изменить свое астральное состояние. Астральное состояние - это своего рода "дом" человека. Нужно закрыть этот дом для всех пагубных влияний, выкинуть из него мусор и открыть этот дом очистительной Силе Света.

В этой связи хочу напомнить еще о астральных силах Духовных точек концентрации. Группа учеников, например, образует "общий дом", наполненный более или менее чистыми силами и эфирами. Астральная сфера людей, находящихся на Пути - представляет собой третью природу. Это еще не Дух, но уже и не диалектика.

По этому - если человек серьезно решил для себя выбрать - духовный Путь как смысл жизни - он должен полностью расстаться с астральными силами диалектики и её астральной сферой жизни и полностью начать жить из сил своего "нового дома". - астральной сферы жизни группы и Пути.

Что может заставить человека поступить так? Отсутствие выбора. Улыбка Находясь в диалектике, человек должен полностью изучить её движущие силы, их смысл и предназначение, а так же изучить себя и свое место в мире. Тогда человек совершенно осознанно может начать "бегство" из диалектики.

Какое то время человек может сомневаться: так ли "плоха" диалектика?, лучшим ли выбором является Путь?, и т.д.... - в таком состоянии человек открыт двум видам сил: силам диалектики и силам Пути. Это реально два вида сил, имеющих разный вектор и разные свойства. Ни кто не способен долго выдерживать воздействие одновременно двух этих видов сил! Это рано или поздно "порвет" человека. По этому - крайне важно как можно быстрее сделать выбор: путь или диалектика.

После того как подобный выбор сделан - человек оказывается жителем той или иной астральной сферы. Если это астральная сфера "третьей природы" - т.е. - астральная сфера движущегося по пути - то после трансформации человек обнаруживает себя в астральном состоянии - которое иногда называют - "Нирвана" - проще говоря - счастье.

Если человек оказывается жителем астральной сферы диалектики (двойственности) - то в силу свойств этой сферы он будет подвержен влиянию двойственных сил. - периоды радости будут сменятся периодами боли и так далее...
Если человек обрел достаточную зрелость - то Дух будет неизменно усиливать давление на такого человека - с целью заставить его все таки начать движение из диалектики. Астрально это означает увеличение периодов боли и страдания.
Так что - особо выбирать не из чего...

Период трансформации (о котором говорил выше) тоже характеризуется неприятными переживаниями. Эти переживания, возможно, будут иметь бОльшую силу - чем переживания человека в диалектики. Дело в том - что эго человека уже очень старое. За миллионы лет - эго накопило очень серьезный энергетический баланс. Вся эта энергия должна быть преобразована и трансформирована. Естественно - для "носителя эго" такая перестройка не может проходить гладко и без потрясений. Таков путь. Улыбка

Но, подобная боль - боль очищения. Этот период будет настолько длинным - насколько сам человек будет его продлять. Один положительный отказ от собственного эго - и мост страданий оказывается пройденным. Улыбка
Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Трасса 60: Форум о Духовном Пути: Гнозис, Эзотерика, Герметизм, Дао, Кастанеда, Розенкрейцеры, Алхимия, Преображение...
illusiy.net rss feed RSS | Illusiy.net © 2009-2017 | Sitemap | Powered by SMF | SMF © 2017, Simple Machines LLC | Theme by Harzem

Рекомендуем: Духовная Школа Золотого Розенкрейца | Ally ЖЖ