Трасса 60
Умолкнет хор иллюзий стоголосый пред Светом распускающейся Розы...
 
*
Приветствуем тебя на Трассе 60, Гость.
Этот форум создан как место для взаимодействия людей, ищущих возможности реализации истинного предназначения человека.
23 Ноябрь 2017, 12:22:32


Страниц: 1 2 [3] 4 5 ... 10
  Печать  
Автор Тема: Притчи от Laria  (Прочитано 4985 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Laria

topic icon
« Ответ #30 : 09 Апрель 2015, 10:12:55 »

Не смерти должен бояться человек. Он должен бояться никогда не начать жить
____
Марк Аврелий

***
Единственный способ избежать постоянного кружения в природе смерти – это, безусловно, отдать себя реке Жизни, истинному порядку, реализации единственно истинной Жизни. Этот уход требует новой, жизненной позиции, такого отношения к жизни, когда эго уже не занимает центрального положения и человек принимает свои обстоятельства без условий, без сомнения относительно Единственной Истинной Жизни.Короче, это такой образ жизни, который не оставляет места проявлениям сомнений или неуверенности типа: “”Да, но...“”, Это безусловная основа жизни, обращенной лицом к истинной Жизни.

“”Я“”, живущее вне сомнений типа “”Да, но...“”, может укрепить себя в реке Жизни. Оно больше не повинуется слепо внешним авторитетам, но скорее ученик или ученица руководствуются в своих поступках растущим в них живым сознанием. Расставшись с “”Да, но...“”, ученик войдет в истинный вечный эволюционный процесс, встанет на путь к “”вечному неизменному“”.
____
по материалам журнала "Пентаграмма"
Записан
Laria

topic icon
« Ответ #31 : 09 Апрель 2015, 14:07:24 »

Эта история о мастере чайной церемонии, который принял на себя роль фехтовальщика и сразился с головорезом. Обычно те, кто занимается чайной церемонией, фехтованием не занимаются и никак не могут быть противниками людям меча. Чайная церемония - дело мира, покоя. Эта история поведает нам, что может человек, не умеющий обращаться с мечом, не получивший никакой специальной подготовки, если только он решился рискнуть своей жизнью.
В конце семнадцатого века правитель Яманоути провинции Тоса решил взять своего чайного мастера в официальную поездку в Эдо, столицу правящей династии сёгунов Токугава. Чайному мастеру эта поездка вовсе не улыбалась, ибо самураем он не был, а Эдо вовсе не такое спокойное место, как Тоса, где у него много друзей. В Эдо можно было попасть в такую переделку, где досталось бы не только его господину, но и ему самому. Путешествие было весьма рискованным и он не желал в него пускаться. Однако господин его не желал слышать возражений, - вероятно потому, что чайный мастер высокой квалификации принёс бы господину добрую славу. Чайная церемония очень ценилась в высокопоставленных кругах. Чайный мастер был вынужден подчиниться приказу, но решил сменить свою одежду чайного мастера, который ходил без оружия, на одеяние самурая с двумя мечами.
По приезде в Эдо чайный мастер не выходил из дома господина и, наконец, тот разрешил ему выйти погулять. Одетый как самурай, он посетил Уэно у пруда Синобадзу, где заметил, что на него сердито смотрит какой-то самурай, отдыхающий на камне. Самурай вежливо обратился к чайному мастеру и сказал: " Вижу, вы самурай из Тоса, окажите мне честь испробовать моё искусство в поединке с вами". С самого начала путешествия чайный мастер предчувствовал какую-то неприятность. Теперь он стоял лицом к лицу с ронином (самурай без хозяина), странствующим самураем, наёмником худшего толка, и не знал, что ему делать. "Я вовсе не самурай, хотя и одет так, я чайный мастер и вовсе не готов быть вам противником" - честно признался он. Но, поскольку истинным желанием ронина было обобрать свою жертву, в чьей слабости он уже совершенно уверился, то он продолжал настаивать на поединке.
Чайный мастер понял, что поединка ему не избежать и настроил себя на неизбежную смерть. Но он не хотел умирать с позором, потому что позор лёг бы на его господина, правителя Тоса. И тут он вспомнил, что несколько минут назад он проходил мимо школы фехтования, расположенной рядом с парком Уэно. Он решил зайти туда на минутку и спросить у учителя, как же правильно пользоваться мечом, как употреблять его в таких случаях и как ему с честью встретить неизбежную смерть. Он сказал ронину: "Если ты так настаиваешь на поединке, тогда подожди меня немного, я должен сначала кое-что сообщить своему господину, у которого служу".
Ронин согласился и чайный мастер поспешил в школу фехтования. Привратник не хотел его впускать, потому, что у чайного мастера не было никаких рекомендательных писем к учителю фехтования. Но всё-таки, увидев ту серьёзность, с которой вёл себя чайный мастер, он решил его пропустить.
Учитель фехтования спокойно выслушал чайного мастера, который рассказал ему всю историю и выразил непреклонное желание умереть, как подобает самураю. Учитель сказал: "Ты прямо уникум. Все приходят ко мне узнать, как пользоваться мечом, чтобы жить, а ты пришёл узнать, как умереть. Но прежде, чем я научу тебя искусству умирать, будь добр, научи меня готовить чай и угости чашечкой чая. Ведь ты же чайный мастер". Чайный мастер был очень рад. В последний раз он мог исполнить чайную церемонию, дело своей жизни, столь дорогое его сердцу. Забыв обо всём, он со всей искренностью, с полной самоотдачей принялся готовить чай. Он выполнял всё, что необходимо, как будто сейчас это было для него самое главное в жизни. И учитель фехтования испытал глубокое чувство, увидев с какой сосредоточенностью, с каким воодушевлением совершается чайная церемония. Он упал на колени перед чайным мастером, глубоко вздохнул и сказал: "Тебе не нужно учиться умирать! То состояние ума, в котором ты находишься, позволяет тебе сразиться с любым фехтовальщиком. Когда будешь подходить к ронину, сначала подумай, что ты готовишь гостю чай. Благородно приветствуй его, извинись за задержку, и скажи, что теперь готов к поединку. Сними своё хаори (верхнюю одежду), аккуратно сложи и положи сверху свой веер, как ты обычно делаешь это за работой. Затем повяжи голову тэгунун (вид полотенца), верёвкой подвяжи рукава, подбери хакама (юбка-штаны). Теперь ты вполне можешь начинать. Вынь свой меч, высоко подними его над головой, будь готов сразить им противника и, прикрыв глаза, соберись мысленно для битвы. Когда услышишь крик, ударь его мечом. Это и будет конец, взаимное убийство". Чайный мастер поблагодарил фехтовальщика за наставления и пошёл назад - туда, где обещал встретиться с ронином.
Он тщательно последовал советам, данным фехтовальщиком, выполняя их в том состоянии ума, которое было у него во время чайной церемонии для своих друзей. Когда он твёрдо встал перед ронином и поднял меч, тот внезапно увидел перед собой совершенно другого человека. И он никак не мог издать крик перед нападением, потому что совершенно не знал, как ему нападать. Перед ним было совершенное воплощение бесстрашия, т.е. бессознательное. И вместо того, чтобы броситься на чайного мастера, ронин стал шаг за шагом отступать и наконец закричал: "Сдаюсь! Сдаюсь!" Бросив свой меч, он простёрся перед чайным мастером, прося прощения за грубость, и быстро покинул поле сражения.
Не известно, исторический ли это факт, но факт, что такое мнение было распространено в то время и считалось, что одно техническое совершенство было недостаточно для успешного поединка. Необходимо было достичь состояния интуиции, которая исходит из Космического Бессознательного. Эта интуиция едина для всех видов искусств. Японцы верят, что интуиция чайного мастера или любого другого мастера - это всё разновидности одного великого опыта. Они не особенно стремились дать научное обоснование вере в то, что основной опыт исходит из прозрения в Неосознаваемом, которое является источником всех творческих потенций, всех художественных импульсов. Эта интуиция пребывает как непреложная реальность над всеми формами изменений и превращений, над океаном сансары, рождением и смертью. Дзенские учителя, наследующие свою философию от буддийских концепций шуньяты и праджни, говорят о неосознаваемом терминами жизни, т.е. рождения и смерти. Для дзенских учителей глубочайшая интуиция выходит за пределы рождения и смерти, и достигает состояния бесстрашия.
Записан
Laria

topic icon
« Ответ #32 : 09 Апрель 2015, 15:27:43 »

История, изложенная в «Драгоценном свитке Горы Благоухания», описывает земное воплощение Гуань-инь как дочь жестокого короля, который хотел выдать её замуж за богатого, но безразличного человека. Эта история обычно приписывается исследованию буддийского монаха Цзян Чжици в XI веке. Вероятно, она имеет даосское происхождение. Цзян Чжици полагал, что Гуаньинь была на самом деле принцессой по имени Мяо Шань (妙善), исповедовавшей буддизм на Горе Благоухания. Но в китайской мифологии много вариантов этой истории.

Согласно этой истории, после того как король предложил своей дочери Мяо Шань выйти за богача, она ответила, что подчинится его велению, если брак облегчит три несчастья: страдания людей от старения, страдания людей от болезней и страдания от смерти. А если брак ничему такому не поможет, она бы предпочла уйти в религию. Когда отец спросил, кто же может оказать такую помощь, Мая Шань указала, что на это способен врач. Отец рассердился, ибо он хотел выдать её за властного и богатого человека, а не целителя. Он принудил её к тяжкому труду, ограничил в еде и питье, но она не поддавалась. Каждый день она просила отпустить её в монахини. В конце концов, отец позволил ей работать при храме, но приказал монахам давать ей самые тяжёлые поручения. Монахи заставляли Мяо Шань работать днём и ночью, но её доброта привлекла ей на помощь животных, обитавших вокруг храма. Отец, видя это, так расстроился, что попытался сжечь храм. Мяо Шань потушила огонь и даже не обожглась. Поражённый страхом, отец приговорил её к смерти.

По одной версии, когда Гуаньинь казнили, чудесный тигр забрал её в одно из самых адских царств мёртвых. Но демоны не тронули её, а вокруг расцвели цветы. Просто пребывая в этом аду, Гуаньинь превратила его в рай.

По другой версии, когда палач пытался осуществить казнь, его топор разлетелся на тысячу осколков; затем так же раскололся меч, а стрелы отворачивали от неё. Тогда он в отчаянии убил её голыми руками. Мяо Шань простила его, понимая, что он был вынужден выполнить королевский приказ, и приняла на себя кармическую вину. Поэтому она и попала в ад. Здесь она непосредственно увидела ужасы и страдания, которым подвергаются существа, и преисполнилась горя. Она освободила многие страдающие души назад на Небо и Землю. При этом сам ад стал раем. Чтобы предотвратить разрушение своего царства, Яньло послал её обратно на землю, и после этого она появилась на Горе Благоухания.

Ещё одна версия говорит, что Мяо Шань вообще не умирала, а чудесный тигр непосредственно отвёз её на Гору Благоухания.

Легенда о Мяо Шань обычно заканчивается тем, что Мяо Чжуанъянь, отец Мяо Шань, заболел желтухой. Ни один врач не мог его исцелить. Но тут какой-то монах заявил, что желтуху можно вылечить зельем из глаз и рук человека, не знающего гнева, и подсказал, что такого можно найти на Горе Благоухания. Когда это дошло до Мяо Шань, она сама предложила свои глаза и руки. Мяо Чжуанъянь исцелился и пришёл на Гору Благоухания выразить благодарность своему благодетелю. Узнав, что это его дочь пожертвовала собой, он просил у неё прощения. Мяо Шань превратилась в Тысячерукую Гуаньинь, а король, королева и её две сестры построили на горе храм в её честь. Гуаньинь собиралась вознестись на Небеса, но услышала стоны и плач страдающих и, преисполнившись сострадания, вернулась на Землю, поклявшись, что не покинет её, пока не прекратится всякое страдание.

Вернувшись на Землю, Гуаньинь несколько лет пребывала на острове Путошань, где предавалась медитации, усмиряла угрожавшее судам бурное море, помогала морякам и рыбакам, севшим на мель; поэтому ей часто поклоняются как покровительнице моряков и рыбаков. Десятилетия спустя Гуаньинь вернулась на Гору Благоухания, чтобы продолжить свою медитацию.

Гуаньинь и Шань Цзай
Легенда гласит, что Шань Цзай (Судхана на санскрите) был маленьким калекой из Индии, интересовавшимся изучением буддийского учения. Услышав, что на острове Путошань есть учитель буддизма, он сразу же отправился в путь. Прибыв на остров, он сумел разыскать бодхисаттву Гуаньинь. Та, побеседовав с ним, решила испытать его решимость всецело предаться учению и навела иллюзию — напавших на неё трёх пиратов с мечами. Преследуемая ими Гуаньинь бросилась к краю обрыва. Шань Цзай, увидев это, изо всех сил заковылял в гору, чтобы защитить учителя, но сорвался. Гуаньинь остановила его падение и затем велела ему идти. Шань Цзай обнаружил, что может теперь нормально ходить, он больше не калека, а взглянув в пруд, увидел, что стал также очень красив. С того дня Гуаньинь наставляла Шань Цзая в буддийском учении.

Гуаньинь и Лун Ну
Спустя много лет после того, как Шань Цзай стал учеником Гуаньинь, в Южно-Китайском море стряслась беда: сын одного из королей-драконов, правителей моря, приняв облик рыбы, попался рыбаку. Вытащенный на сушу, он не мог вернуть облик дракона, и его могущественный отец не мог ничего поделать.

Услышав, как юный дракон взывает ко всем на Небесах и Земле, Гуаньинь спешно послала Шань Цзая, велев ему выкупить рыбу, и дала ему все деньги, что у неё были. Однако на рынке собралась толпа, удивлённая тем, что эта рыба жива после стольких часов после улова. Люди решили, что могли бы стать бессмертны, отведав её, и легко перекрыли цену, которую мог дать Шань Цзай. Тот начал просить продавца сохранить рыбе жизнь. Толпа стала возмущаться, но тут издали донёсся голос Гуаньинь: «Жизнь должна принадлежать тому, кто стремится спасти её, а не тому, кто пытается забрать её». Пристыжённые люди разошлись, а Шань Цзай принёс рыбу к Гуаньинь, тут же отпустившей её в море. Тут рыба вновь превратилась в дракона и вернулась домой. Ныне Гуаньинь иногда изображается с корзинкой для рыбы, с намёком на эту историю.

В награду за спасение сына король-дракон послал к ней свою внучку Лун Ну («девочка-дракон») с постоянно сияющей Жемчужиной Света. Под впечатлением от богини, Лен Ну попросилась к ней в ученицы. Гуаньинь согласилась наставлять её буддийской дхарме, если та возьмёт Жемчужину Света себе.

В иконографии Лун Ну и Шань Цзай часто присутствуют рядом с Гуаньинь в облике двух детей. Лун Ну держит чашу или слиток, представляющий Жемчужину Света, а Шань Цзай изображается со сложенными ладонями и слегка согнутыми коленями, что намекает на его прежнее увечье.
Записан
Laria

topic icon
« Ответ #33 : 09 Апрель 2015, 17:03:38 »

Великий учитель сказал:

В старину среди тех, кто шел путем Дао, не было бы никого, кто не познал бы истинной природы вещей, Великого Естества, противился бы его ходу. Путь сопротивления и насилия ничего не имеет общего с Великим Естеством. Всегда помни о том, что путь стоит выше цели. Учение стоит начинать не ради того, чтобы обрести высокий пост, но ради того, чтобы ступить на путь познания. Кузнечные меха раздуваются лишь тогда, когда кузнец работает и дела своего не завершил. Под этим небом есть место полноте и пустоте, явлению и исчезновению, длинному и короткому, малому и большому – обе крайности существуют, но нет в том причины для вражды, так и люди, хоть часто враждуют, не должны враждовать. В кузнице можно выковать меч, но мудрый человек берется ковать плуг, ведь семя истинной добродетели сеют и пожинают не на поле брани. Тот, кто познал пустоту и полноту жизни, отрекается от чаяний, не складывает из них фундамент своих поступков (с точки зрения даосизма, совершенномудрый не руководствуется личными интересами). Преступление зачастую вырастает из стремления получить желаемое, корни желаний часто питаются соками зла. Но тот, кто лишен их, бескорыстен, подобен Земле и Небу («Земля и Небо вечны, ибо существуют они не ради самих себя», - Лао Цзы). Не выкопав корневище целиком, не узнаешь, что его питало. Потому совершенномудрый прогоняет свои желания и тем укрепляет свое тело и дух. Потому ищущий Дао и идущий его путем хоть и смертен, но способен узреть сонмы бестелесных духов и небожителей, приблизиться к миру Бессмертных. Постигающий пытается анатомировать мир, что окружает его, давая имена всему, что видит, но познавший понимает единство мира, ему уже ни к чему тысячи имен.

Великий учитель сказал:

Тот, кто следует путем Дао, является адептом Великой Пустоты. Пустота как бы не существует, но она существует, она есть и это истина. Она как бы лишена содержания, но при этом полна. Тот, кто простирает руки свои к Небу, на своих ладонях ощущает течение потока Ци, могучего и при этом прозрачного до такой степени, что кажется, будто он невидим, будто его и нет совсем. Метаморфозы Ци порождают тысячи вещей, поток, единый по сути, распадается на десятки тысяч форм, непохожих одна на другую.

Потому совершенномудрый, следующий путем Дао и исповедующий принципы высших добродетелей, знает о сути первозданного хаоса Пустоты и соединяет свой дух с ним, пытаясь уподобиться ему. Также не забывает он о Земле и Небе и пытается перенять их невозмутимое спокойствие. Потому такой человек может казаться не обладающим знанием, но на самом деле быть наделенным мудростью Земли и Неба. Он стопы свои направляет туда, где пролегает путь Дао, но следует по этому пути, не оставляя следов, словно лишен тела, словно потерял свою постоянную форму. Как же получается, что происходит такое? Все очень просто, он всего лишь принял Единый Закон и стал ему следовать.

Совершенномудрый является хозяином своих чаяний и помыслов, он господствует над ними, но не они над ним. Он часто придается размышлениям, в которых оттачивает мастерство и остроту своего ума. Он следует Дао и потому может покинуть царство, но не может быть изгнанным, может быть отпущен, но не может быть отлучен. Мудрец, удалившийся от мира, обретает величайшие сокровища духа, разве может он быть нищим лишь потому, что сума его пуста, а одежды черны, а не пошиты из белого шелка? Иные говорят, что может, ведь его богатства таятся в глубинах его души, которая не видна постороннему человеку.

Потому совершенномудрый день ото дня может не говорить ни слова, не слышать ни звука, не съедать ни крошки и не открывать глаз, ощущая лишь, как его дух сливается с Пустотой, как душа его касается величайшей из тайн.

Человеку часто свойственно стремиться увидеть, но не быть замеченным, слышать, но не быть услышанным. Зачастую ему хочется высказаться, но слова его далеки от путей Дао, он желает отведать кушанье, но не может ощутить его действительный вкус. Все в один миг меркнет в безмолвии, где нет вкуса, где нельзя ничего достичь, ничем обладать, ничего получить. Об этом забывает человек. Можно все вернуть, но ничего не иметь.

Совершенномудрый же не участвует в круговороте вещей, но причастен к течению Ци. Одна волна его утекает, но возвращается другая, способная наполнить мудреца новыми силами. Поток Ци течет бесконечно, его ключи находятся у самых корней Естества, потому никогда не иссякают. Они питают круг перерождения, хотя сами лишены тела и формы.

Тот, кто хочет сохранить тело молодым и здоровым должен помнить, что именно недеяние благотворно сказывается на его состоянии. Поток Ци не перестает бежать там, где ничто не мешает его течению. Небо и Земля знают это, потому превращения и метаморфозы Ци изменяют их, но не разрушают. Потому они вечны.

Канон Западного Восхождения
Записан
Laria

topic icon
« Ответ #34 : 11 Апрель 2015, 21:47:32 »

Когда Ваше сердце полно благодарности, любая дверь, которая кажется закрытой, может привести Вас к удивительным открытиям.
Очень немного женщин овладели основами дзэн. Ренгетсу — одна из них. Она совершала паломничество и пришла в деревню на закате. Ренгетсу просила приюта на ночь. Но жители деревни
захлопнули двери перед ней. Они, должно быть, были ортодоксальными буддистами и не могли оставить у себя женщину дзэн, они выгнали ее из деревни. Ночь была холодна, и женщина осталась голодная, и без приюта. Вишня в поле дала ей приют. Ночью было по-настоящему холодно, и она все не могла заснуть…

И это было опасно — дикие звери… В полночь она проснулась, дрожащая от холода, и увидела: в весеннем ночном небе распустившиеся цветы вишни улыбаются туманной луне. Переполненная, побежденная красотой она встала и сделала реверанс в сторону деревни: «Благодаря им, я осталась без ночлега, но нашла саму себя ночью под цветущей вишней и туманной луной!» С большой
искренностью она благодарила этих людей, которые отказали ей в ночлеге; ведь иначе она спала бы под обычной крышей, и пропустила бы эти цветы вишни, этот шепот цветов и луны, и это молчание
ночи, такое полное молчание ночи. Она не сердилась, она приняла это, не только приняла, она приветствовала это. Она чувствовала себя благодарной.
Жизнь великолепна и каждый момент она приходит с тысячей и одним подарком для Вас. Но Вы так заняты, так поглощены мыслями с Вашим желающим умом, Вы так полны вашими мыслями, что Вы
отвергаете все эти подарки. Бог приходит постоянно; а Вы продолжаете отказываться.
Человек становится Буддой в момент, когда он принимает все, что приносит жизнь, с благодарностью.
Записан
Laria

topic icon
« Ответ #35 : 13 Апрель 2015, 08:55:43 »

— … Да, древняя китайская цивилизация — это одна из тех значимых культур Земли, о которых человечество ещё хранит память. Её развитие — от самых её истоков — направлялось Аватаром Хуан-Ди.
Великое и Неделимое Целое — Бог в аспекте Изначального Вселенского Сознания — люди стали именно с тех пор именовать как Дао.
Дао — превыше всего и в Глубине подо всем.
Оно — за пределами понимания заурядного ума, но может быть постигнуто развитым сознанием.
Единое Дао — Оно есть Наивысшее, Наитончайшее и Блаженное, не разделяемое на мужское и женское, на левое и правое, на более и менее совершенное.
Оно — созидает. Оно — проявляет Собою Исконную Суть всех вещей и явлений, но не является ими.
Дао — вездесуще.
Всё в мире материи имеет границы, Дао же — безгранично и бесконечно во времени.
Только посвятившие Его постижению всю свою жизнь и пребывающие в любви и покое — могут постичь Изначальное Дао.
Тысячелетия проходили и проходили…, а учение о Дао и о Пути Его постижения оставалось живо.
— Ты говорил, что был учеником Хуан-Ди?
— Да… Однажды настал и Мой час подойти так близко, что Я стал видеть Его… Я смог стать тишиной и покоем в той степени, что стал слышать Его. Хуан-Ди стал говорить то, что Я записал и что теперь именуют ‘Дао-Дэ-Цзин’…
— Расскажи, пожалуйста, как Ты учился?
— Есть ступень, с которой развитое в прошлых воплощениях сознание получает прямое руководство от Дао. Есть стадия развития души, когда Учение Бессмертных может быть не только воспринято на словах, но и претворено в жизни. Таково было Моё последнее воплощение. Я тогда пришёл на Землю, чтобы обновить и расчистить от наносного — Учение о Дао и оставить это знание людям.
— Легенды о Тебе рассказывают, что Ты был философом, историком и хранителем древних архивов, что Ты затем вышел в отставку и отправился путешествовать, что стражник на границе остановил Тебя и не пускал дальше, пока не изложишь Ты Своё Учение в письменном виде. Это — так?
— Да. Как и всякий Достигший, Кто пересекает границу жизни-смерти из мира воплощённых существ и переходит к жизни в Дао, — так и Я должен был оставить Послание людям.
… Ещё до того, в жизни предшествовавшей той, о которой вы знаете, Я был учеником Хуан-Ди при одном из Его Великих Воплощений.
— Можно Тебя попросить рассказать о Хуан-Ди, о том, как Он учил?
— Как учит Бог? Разве ты не знаешь?… Он указывает Путь — а затем создаёт преграды, которые надо преодолеть. Он учит тонкости — а затем предлагает укреплять силу. Он предлагает осознать себя — а затем показывает, что тебя нет, а есть только Дао… Тихонько и мягко, как нежный покой океана — Он охватывает тебя и погружает в Себя с головой. В тишине и Беспредельности тогда — не остаётся тебя! Тогда — нет больше ничего, кроме Дао — Всепроникающего, Бесконечного!… И над Океаном Дао — Свет, имеющий Имена и Формы… Одно из этих Имён — Хуан-Ди. Но Их — множество, как лучей у Солнца. Среди них есть и Лао-Цзы.
— Значит, Ты говоришь, что видел Его, живущим в теле?
— Я видел Его, и живущим в теле, и исчезающим, и появляющимся вновь. Да, Я видел Его! И Я слышал Его слова, слетающие с губ, слышал Его слова звучащие в глубине духовного сердца, слышал Безмолвие Его Тишины в Глубинах Дао.
— Ты не мог бы рассказать ещё о Нём?…
— Это — очень давние картины из жизни Поднебесной…
Рассвет в горах… Река Хуанхэ несёт свои воды в море, которое именуют теперь Жёлтым. Знаешь — почему? Золотой Свет сияния Славы и Величия Хуан-Ди отразился в нём — и воды наполнились жёлто-золотым сиянием…
Дворец Хуан-Ди... Он — по форме — подобен огромной многоступенчатой пирамиде. Широкие площадки-террасы на каждом уровне многоступенчатой пирамиды позволяют обойти сооружение вокруг. Но, чтобы подняться на следующий уровень, нужно пройти через врата, охраняемые стражами, во внутренние покои. Там — из них — проход дальше, на следующую ступень. Люди, не достигшие определённого уровня развития сознания, не допускаются на более высокие ступени.
 Своих внутренних покоях верхней степени Хуан-Ди принимает Своих ближайших сподвижников и учеников.
Первая же ступень служит для многолюдных собраний. Огромные врата открываются наружу — и через них исходят торжественные процессии, когда совершаются церемонии.
В те времена Хуан-Ди даровал Поднебесной не только Учение о Дао, но и знания для мира материального: иероглифическое письмо, математику и астрономию, включая исчисление времён и календарь, многое из медицины. Всё это стало достоянием народов. Также Его наставления о добродетели и порядке стали основой благоденствия на века.
… Тихо течёт река Хуанхэ, горы свои вершины с небом соединили, а прочным основанием им служит сама Земля… Посмотри в глаза Хуан-Ди — и узнаешь о большем…
Есть вечное и неизменное Учение Бога. Есть Беспредельное Дао. Всё, что создано Дао, приходит и уходит, а Дао остаётся… Его нельзя описать с помощью слов, но есть те Бессмертные, которые прошли Путь и познали Дао!
— Скажи, Лао-Цзы, у Тебя есть Свои места силы?
— Да, есть. И немало! Больше всего — в Китае, но не только. Я опекаю рост множества душ на протяжении веков. Я люблю искусства, Я — Покровитель тех, кто движением влажной кисти по бумаге заставляет зрителя остановиться, затаив дыхание, и вглядываться в то Непроявленное, что оживает на бумаге в том месте, где рисунок оставил пустое пространство. Я радуюсь ритму стихов, в которых притаилась тишина. Я — Хранитель традиций покоя, гармонии и красоты. Покой и любовь есть основа праведного бытия!
Записан
Laria

topic icon
« Ответ #36 : 14 Апрель 2015, 18:46:47 »

Однажды три мудреца восходили на гору. Встретившись на вершине, первый сказал:
Путь на эту вершину труден и лежит через густой тернистый лес. Своим последователям я скажу, что бы они взяли с собой мачету.
Второй сказал: Брат, ты не прав. Путь на эту вершину лежит по отвесной скале, я карабкался по камням всю дорогу. Своим последователям я скажу, что бы они брали с собой крюки и веревку.
А третий мудрец сказал: Вы оба не правы, братья, так как путь на эту вершину лежит по леднику, всю дорогу я поднимался по снегу. Своим последователям я скажу, что бы они брали с собой подходящую обувь.
Не спорьте братья, вы все одновременно и правы и неправы, сказал четвертый мудрец, который медитировал на вершине этой горы уже много много лет.
Каждый из вас пришел сюда своим путем, но несмотря на то что ваши пути были очень различны, все вы держались одного направления и двигались вверх, и в итоге достигли одной и той же вершины. Отсюда, сверху, можно видеть все пути, и неважно какой дорогой вы идете, но если вы все время направляетесь вверх, то непременно достигните вершины. Взгляните, как прекрасны небо и земля и горизонт между ними. Когда вы оказываетесь здесь, становится не важным. как вы здесь оказались.
Путь на эту гору подобен пути к Богу…Все дороги ведущие вверх приходят на одну и туже вершину. Мудрые не спорят о способах, мудрые встречаются на вершине и вместе созерцают Суть.
Записан
Laria

topic icon
« Ответ #37 : 15 Апрель 2015, 18:07:20 »

Один из следующих по пути истины, проходя через город, решил дать представление на базарной площади, чтобы заработать себе пропитание на ближайшие несколько лет. Прикрепив к дорожному посоху нож вместо наконечника, странник сделал самодельное копьё и стал показывать всевозможные трюки. Вскоре собралась вокруг него большая толпа, а кое-кто из местных удальцов даже попробовал состязаться с ним в воинских умениях, но как бы они на него не нападали, с оружием или без, он легко побеждал их, удерживая древко копья лишь тремя пальцами, и награждал атакующих обидными тумаками, а то и щекоча или ударяя их остриём.
Когда же день стал близиться к вечеру и странник решил закончить своё представление, из толпы зрителей вышел юноша и обратился к нему с такими словами:
— Воистину тебе нет равных в умении обращаться с копьём, а я давно ищу учителя, который бы согласился преподать мне это искусство.
Юноша был из богатой семьи. Об этом говорили его красивая одежда и гордый облик. Ожидая решения собеседника, он проявлял явные признаки нетерпения и не смог скрыть искру высокомерия, мелькнувшую невзначай в его прищуренных глазах. Видя, что странник медлит с ответом, юноша поспешил продолжить свою речь, пообещав тому хорошую плату за обучение, и предложил ночлег в своём доме вместе со слугами. Странник не желал наживать себе могущественных врагов, но очень хотел продолжить путешествие. Поэтому он сказал юноше:
— Я ничтожный человек, а не великий мастер, а всё что ты видел, лишь проявление могущества волшебной силы этого копья, — он указал на посох с прикреплённым к нему ножом и продолжил, — всё чему я обучен — это умение прислуживать ему.
Загоревшиеся в глазах у юноши алчные огоньки выдали его желание завладеть волшебным копьём. Пренебрежительным тоном, в котором не осталось и тени почтения к страннику, юноша сказал:
— Мой отец купит у тебя копьё, и ты получишь за него всё, что пожелаешь. Если же ты воспротивишься этому, то копьё отберут у тебя силой.
Улыбнувшись, странник ответил:
— Не я владелец копья, а оно — мой властелин, его нельзя ни купить, ни украсть, ни отобрать силой. К нему только можно пойти в услужение и научиться исполнять его прихоти. Если же кто попробует завладеть им другим способом, то навлечёт на себя несчастья, а волшебная сила копья перейдёт в какое-нибудь другое тело.
— Так вот почему, — воскликнул юноша, — у этого копья такой невзрачный вид. Волшебная сила не хочет привлекать к себе внимание непосвящённых. Научи же меня оказывать ему почести и выполнять приказания.
— Если желаешь научиться служить ему и пользоваться его покровительством, — ответил странник, — придётся тебе сначала заплатить за место чиновника при копье, обучение и содержание за год вперёд, а затем отправиться в путешествие к святым горам вслед за копьём, ибо туда оно как раз и направляется.
К вечеру этого же дня всё было улажено, и странник с юношей и копьём тронулись в путь.
Шли дни, менялись времена года, и юноша из своевольного, изнеженного и капризного подростка превратился в могучего воина.
Однажды, когда спутники взошли на высокий перевал, странник бросил копьё в глубокое ущелье и с трудом удержал юношу, который чуть не бросился за ним вниз.
— Ты постиг высокое мастерство, но не познал корней жизни, — обратился мудрый странник к своему молодому другу, — ни одна вещь на свете не стоит того, чтобы рисковать из-за неё жизнью. Что же касается волшебной силы копья, то пока ты учился управлять им, предугадывая его желания, она вся перешла в тебя.
После этих слов на юношу снизошло прозрение.
— О, Великий, — обратился он к мудрецу, — возьми меня в ученики и назначь плату за обучение.
— За истинное знание не берут мзды, ибо ты и так отдаёшь ему жизнь, — ответствовал странник.
— Почему же ты тогда при нашей встрече потребовал плату? — спросил юноша.
— Люди не ценят того, что им достаётся даром и мерой всех достоинств сделали золото. Но истинные ценности всегда с тобой и вокруг тебя, это ты сам, то чем ты дышишь, на чём ты стоишь, то, что утоляет твой голод и жажду, и то, что согревает тебя. Никакие другие богатства с ними не сравнятся. Однако ты никогда не пошёл бы со мной в день нашей встречи, если бы я рассказал тебе об этом. Люди мира больше всего ценят власть, и ты тоже был таким. Но я увидел в тебе жажду истины и стал учить любить жизнь. В день нашей встречи я взял тебя в ученики, ты узнал об этом только сейчас, — странник улыбнулся, поглядев на ученика, и пошёл своей дорогой.
Записан
Laria

topic icon
« Ответ #38 : 17 Апрель 2015, 11:04:57 »

Как учит Бог? Разве ты не знаешь?… Он указывает Путь — а затем создаёт преграды, которые надо преодолеть. Он учит тонкости — а затем предлагает укреплять силу. Он предлагает осознать себя — а затем показывает, что тебя нет, а есть только Дао… Тихонько и мягко, как нежный покой океана — Он охватывает тебя и погружает в Себя с головой. В тишине и Беспредельности тогда — не остаётся тебя! Тогда — нет больше ничего, кроме Дао — Всепроникающего, Бесконечного!… И над Океаном Дао — Свет, имеющий Имена и Формы… Одно из этих Имён — Хуан-Ди. Но Их — множество, как лучей у Солнца. Среди них есть и Лао-Цзы.
Записан
Laria

topic icon
« Ответ #39 : 19 Апрель 2015, 16:39:02 »

Мастер меча преклонных лет сказал следующее:

"В жизни человека есть этапы постижения учения. На первом этапе человек учится, но это ни к чему не приводит, и поэтому он считает себя и других неопытными. Такой человек бесполезен. На втором этапе он также бесполезен, но он осознает свое несовершенство и видит несовершенство других. На третьем этапе он гордится своими способностями, радуется похвале других людей и сожалеет о недостатках своих друзей. Такой человек уже может быть полезен. На высшем же этапе человек выглядит, так, словно ничего не знает".

Это общие этапы. Но есть также еще один этап, который важнее всех остальных. На этой стадии человек постигает бесконечность совершенствования на Пути и никогда не считает, что прибыл. Он точно знает свои недостатки и никогда не думает, что преуспел. Он лишен гордости, и благодаря своему смирению постигает Путь до конца. Говорят, мастер Ягю однажды заметил: "Я не знаю, как побеждать других; я знаю, как побеждать себя".
Всю свою жизнь прилежно учись. Каждый день становись более искусным, чем ты был за день до этого, а на следующий день - более искусным, чем сегодня. Совершенствование не имеет конца.

— Ямамото Цунэтомо "Сокрытое в листве" —
Записан
Ангел

Offline Offline



topic icon
« Ответ #40 : 20 Апрель 2015, 09:20:08 »

Tp17zlECss8
Записан
leon

topic icon
« Ответ #41 : 20 Апрель 2015, 11:58:24 »

<a href="http://www.youtube.com/watch?v=bObV6Pf8mcs" target="_blank">http://www.youtube.com/watch?v=bObV6Pf8mcs</a>

Записан
Laria

topic icon
« Ответ #42 : 21 Апрель 2015, 19:17:19 »

Записан
Laria

topic icon
« Ответ #43 : 22 Апрель 2015, 07:02:34 »

Мастер рассказывал: «Когда я был молодым, мне нравилось плавать на лодке. У меня была маленькая лодочка, в одиночестве я отправлялся плавать по озеру и мог часами оставаться там. Однажды я сидел с закрытыми глазами и медитировал. Прекрасная ночь превращалась в волшебное утро.

Вдруг какая-то лодка ударилась о мою. Как я разозлился! Я открыл глаза и собирался обругать побеспокоившего меня человека, но увидел, что лодка пуста. Моему гневу некуда было двигаться. На кого мне было его выплескивать? Мне ничего не оставалось, как вновь закрыть глаза и найти внутренний покой.

С восходом солнца я подошел к центру внутри себя. Пустая лодка стала моим учителем. С тех пор, если кто-то пытался обидеть меня, я просто говорил себе:
- И эта лодка тоже пуста».
Записан
Laria

topic icon
« Ответ #44 : 22 Апрель 2015, 07:06:07 »

Записан
Страниц: 1 2 [3] 4 5 ... 10
  Печать  
 
Перейти в:  

Трасса 60: Форум о Духовном Пути: Гнозис, Эзотерика, Герметизм, Дао, Кастанеда, Розенкрейцеры, Алхимия, Преображение...
illusiy.net rss feed RSS | Illusiy.net © 2009-2017 | Sitemap | Powered by SMF | SMF © 2017, Simple Machines LLC | Theme by Harzem

Рекомендуем: Духовная Школа Золотого Розенкрейца | Ally ЖЖ