Трасса 60
Умолкнет хор иллюзий стоголосый пред Светом распускающейся Розы...
 
*
Приветствуем тебя на Трассе 60, Гость.
Этот форум создан как место для взаимодействия людей, ищущих возможности реализации истинного предназначения человека.
21 Июль 2017, 21:33:33


Страниц: [1] 2 3 ... 18
  Печать  
Автор Тема: О вкусе Осознания  (Прочитано 15461 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Ярлан

Offline Offline


topic icon
« : 16 Июнь 2010, 11:33:24 »

Никого не жалко, никого
Не тебя, не меня
Ни его!


Я проснулся ночью, в левой руке ужасная боль. Отчего? Я встал, осмотрел её, ни ран, ни поражений, всё с виду нормально. Лёг дальше досматривать сны, в голову пошла информация о какой-то битве с кем-то мне незнакомым, я отчетливо вижу ушиб моего локтя, дальше пустота.

Проснувшись утром, я ощутил страшную головную боль, локоть распух, нету сил, даже встать с кровати. Я чувствую в себе жар, кое-как взял градусник, померил температура около 40. Дома нет никого, только бред окутал мою комнату. Лежу и глубоко дышу, веду счёт своего дыхания раз, два, три; раз, два, три…. В моментах ясности задаю себе вопрос. Зачем я это делаю? Не понимая, продолжаю дальше. Второе внимание, подумал я.

Жизнь Прекрасна!

Два дня, никого не хочу видеть, только боль и второе внимание. Локоть сильно распух, покраснел, покраснение распространяется вниз и верх. Делаю какие-то нелепые примочки из меновазина. Наконец ко мне пришли родственники, принесли димексид, говорят, поможет. Я наливаю на марлю чистого димексида и прикладываю на 20 минут. Выдерживаю только 5, так как сильно жжет руку, снимаю повязку, там ожег. Иду в ванну и сую руку под холодную воду, кайф.

Жизнь Прекрасна!

Наконец меня везут на скорой помощи в хирургию. Отделение хирургии в нашем городе построено в начале прошлого века. Капитальный ремонт последний раз делался в 1946 году, текущий лет 15 назад. Там всё те же железные, скрипучие кровати военных времен, проссанные, прокровавленные матрасы и подушки на которых уже давно пятеро умерло. Туалеты с высокими потолками, с дверьми без запоров и обшарпанной зеленой штукатуркой, под которой живут множество насекомых. Толчки кроме говна покрыты слоем запекшейся крови, где отбросы после нужды смываются тряпкой намотанной на палку. А запах хлора, мочи, горелых органов и мед препаратов создает невольные слёзы на глазах. Я подумал о простынях, наволочках и пододеяльниках с разноцветными пятнами желтыми, красными, коричневыми и с запахом не простиранного стирального порошка. О как мне это всё знакомо, ведь я уже был здесь полгода назад и вот опять. Хорошо, что я в бреду захватил с собой чистый комплект спального белья.

Жизнь Прекрасна!

И вот я уже здесь, осмотрев меня, врачи на удивление, быстро засуетились, заполнив моё личное дело сразу повели меня в операционную. По пути я встретил Вовика рабочего по зданию. О Привет Вован!- сказал я ему. Здоровенько, ты опять здесь – ответил он. Да, бурсит локтевого сустава с осложнением, вот резать повели – ответил я. А кто резать то будет?- спросил он. Лариса Пирьевна-сказал я. Ну она тоже нормально делает- с улыбкой ответил Вован. Давай побыстрей - услышал я голос в конце коридора.
Войдя в операционную. Мне сказали: «Снимай свою грязную обувь у двери и ложись на кушетку».
Я осмотрел коричневую кушетку и пол, на них еще остались капли предыдущего гноя пациентов.

А больно будет – спросил я врача. Не знаю не пробовала – хитренько ответила она.
Тут игла шприца вонзилась в опухший локоть, моей руки и я почувствовал, как какая-то жидкость потекла из локтя мне на футболку. Только она положила шприц, как сразу взяла в руки скайпель и стала резать кожу. Я спросил: « А может подождать маленько,  чтоб заморозка подействовала?». А что тебе больно?- возразила она. Нет- гордо ответил я, испытывая непреодолимую боль. Я сморщил лицо и глубоко вдыхая, вел счет раз, два, три; раз, два, три….  Ты что, морщишься, тебе больно, что ли?- спросила она, засовывая мне в локоть разжимы. Нет, прикольно – шутливо ответил я. Ну у тебя и кожа, как у слона, держи руку крепче - делая еще один надрез и засовывая трубки сказала Лариса Пирьевна. Потек гной с сгустками крови, натекла целая тарелка. Я сожалел о свой новенькой футболке. Теперь стирать надо – подумал я. У тебя гематома, она причина твоего заболевания – сказал врач. Где же я ударился? Я не мог понять. Два дня до случившегося, я лежал на диване читая форум. Ни каких занятий, ни каких травм руки, со мной не было. Я вспомнил про сон и ту битву с неизвестным. А может?
Ну вот и всё, пойдем я отведу тебя в палату – сказала Лариса Пирьевна. Я вошел в четырех местную палату,  на койке около двери уже кто-то лежал, остальные были пусты. Выбирай любую – сказала она. Я выбрал у окна по диагонали противоположную от двери. Здравствуйте – сказал я, протягивая руку к лежащему на койке. Здорово – сказал он, протягивая мне свою руку. Я с ужасом отдернул свою, когда увидел обугленное тело пациента лежащего на койке у двери, живот, руки, лицо все было обгоревшим.
Запах тухлого мяса, димексида и марганцовки вызывал во мне тошнотворное ощущение. Я разослал на разнопятное постельное бельё свой чистый комплект, открыл форточку и лег, заскрипев весом своей важности. Легкий ветерок ворвался в открытое окно, наполнив мои легкие чистым воздухом, и я засчитал раз, два, три; раз, два, три…

Жизнь Прекрасна!

Я проснулся ночью весь в холодном поту, удушье и запах давил мне со страшной силой на грудь, хотелось закричать, но осознание того, что я не дома взяло на до мной верх. Пот пропитал, простыни и заплесневелые, обоссаные матрацы. Я встал, хотел распахнуть форточку, но тихий голос сказал: «Не надо, комары зажрут». Медленно, не обращая на боль никакого внимания, я поплёлся в туалет. Это темно зеленое чудовище, опущенное в конец, не имеющее ни капли ЧСВ, приветствовало меня мерцающей лампочкой под мрачной паутиной потолка. Проблевавшись и справив нужду, я на минуту остановился. О! Тишина, какая тишина…….

Жизнь Прекрасна!

Утром в шесть часов меня разбудила медсестра воткнув в мою задницу два укола антибиотиков. О какой прекрасный метод пробуждения – подумал я.
-Тебя как зовут? - спросил я соседа.
-Валера - быстро пробормотал он. 
-Где это ты так обгорел? 
- Да на работе рубильник, пытался выключить, всего одна секунда огня и вот я здесь.
Он медленно пинцетом снимал с себя обугленными, но ещё двигающимися руками, слои обгорелой кожи на животе. Гной и кровь текли по нему. Он терпел и ругался.
А зачем ты так делаешь? - спросил я.
Лучше я сам, чем медсестра, она церемонится не будет, да и ей такое морально не под силу, все равно надо освобождаться от гноя - ответил он.
А уколы?
Здесь кроме кетерола мне ничего не делают. А он мне не помогает.
Я предложил ему таблетку пиралгина. Сказав, что так ему будет хоть немножко полегче.
Спасибо - сказал он, и заглотал её с удовольствием.
Я хотел, было выпить чайку, но что-то передумал. Покачнувшись на железной сетке, я снова погрузился в сон.

Жизнь Прекрасна!

Меня разбудил крик санитарки – Завтракать! Завтракать!
Валера взял железную миску и пошарпал в коридор. Вид у него был hi-end для фильмов ужасов.
Ну что там? – спросил я его из чистого любопытства, когда он вернулся.
Каша перловка и черный хлеб - ответил он. Я посмотрел в его тарелку там лежал кусок не проваренной массы облитый чем-то желтым.
О, как аппетитно!- пошутил я, заваливая свой зад на кровать.
В обход врач сказал Валере, чтоб он побыстрей снимал с себя эту обгоревшую, гнойную, окровавленную корку-кожу. Валера, сказал, что постарается. Теперь я понимал в чем, эти не человеческие возможности.
Валере было около пятидесяти. У него не было детей, из за женской болезни его жены. Седые волосы, сухое худощавое тело, но на вид жилистое и крепкое. Чем-то в описании он мне напомнил дона Хенаро. А может мечта осуществима? Как глупо, признался я себе.
Окна в нашей палате, были с видом на центральный вход родильного дома. Где каждый день отцы с цветами забирали своих жен с младенцами. Красиво! И я понимал, когда он смотрел в окно, в его глазах другую не физическую боль.

Жизнь Прекрасна!

После прогулки на улице я вернулся в палату и увидел естественную картину моей жизни. К Валере пришла жена. Она с пинцетом в руках и тазиком раствора марганцовки, отмачивала Валерины руки и сдирала с них кожу. Валеру трясло, он шипел и издавал какие-то не понятные мне звуки. Кровь и гной обрызгали всё вокруг, руки и одежду женщины, кровать, пол, тумбочку и ту недоеденную кашу в тарелке. Я аккуратно пробрался к своей кровати, чтобы не запачкаться. Но все же испачкал своё трико. Хотел пройти к раковине, чтобы отмыться, но раковина была облеплена кусками оборванной человеческой кожи и запекшейся крови. А, фиг с ним…
Его жена издавала какие-то шутливые реплики, показывая мне свои окровавленные руки и пинцет. Я невольно изображал улыбку на своём лице. Как же…..

Жизнь Прекрасна!


Валера любил спать с включенным радио, а я не очень. Эта попсовая музыка забаюкивала его моментально. Во корень, думал я. А мне лишь приходилось всю ночь висеть на грани сна и бодрствования. Какая реальная методика искусства сновиденья. Только я погрузился в глубокий сон от утомительной  практики. Как вдруг в нашу палату ворвались санитары с носилками. Принесли деда. Скинули его на противоположную мне койку. Толи немого, толи парализованного, я сразу не понял. На его животе был шрам в пол тела. Медсестры устроили целый переполох, принесли ему сразу пузырьки под анализы, поставили капельницы, навтыкали уколов. А он  бедолага, все чего-то мычал. Я  медленно погружался в сон под уже привычное мне человеческое стонание.
Куда пошёл, бля? – разбудил меня, голос злостной санитарки.
Я открыл глаза и увидел медленно идущего и шатающегося из стороны в сторону, с пузырьком в руках, немого деда. Он направлялся в туалет.
Тебя на носилках принесли бля, тебе вставать нельзя, ну ка немедленно ложись!- орала всё та же санитарка.
Мне так хотелось спать, что я заткнул уши вонючей подушкой закрыл крепко глаза. И железно намерился не при каких обстоятельствах не отвлекаться от положенного мне отдыха.
Через пять минут, мою убаюкивающею тишину и покой, стал нарушать какой-то странный запах. Я не сдержался и открыл глаза. В метре от меня стоял все тот же дед. Его трясло. В руках он держал пузырек для анализов. И совсем своим упорством старался в него насать. Моча попадала куда угодно, на тумбочку, на кровать, на пол разлетаясь брызгами по палате, но только не в пузырек. Из за  паралича, мне было его не остановить. А, хуй с ним подумал я. Отвернувшись лицом к стене. Я медленно засчитал раз, два, три; раз, два, три……

Жизнь Прекрасна!

Через час меня разбудили двумя уколами в задницу. О, как хорошо, что я воин. И истерический смех разорвал меня изнутри. Я ржал минут пять. Похоже, что дед в непонятках принял мой смех на свой счет, засмущался и пошарпал к зеркалу, посмотревшись, он начал что-то мычать себе под нос и показывать руками. Я понял, что ему нужна была расческа. Я дал ему расческу и он аккуратно причесал свои довольно ухоженные абсолютно белые седые волосы. О, симпатяга бля – выразился я про себя. Его улыбка, заставила меня, простить  его, за ночной инцидент.
Как ни странно при свете дня он выглядел, вполне здоровым, крепким, обаятельным мужчиной около семидесяти. По описаниям, напоминающим моему больному воображению дон Хуана. А может, мечта осуществима? Как глупо, опять признался я себе. Значит должны, еще двое появится на сцене? – задал я себе больной вопрос.
После обеда пришла врач и сказала, чтобы дед собирался наверх (в другое отделение) там его будут готовить на операцию. Я помог перенести ему вещи. Он так крепко пожал мне за это руку, что я не вольно удивился его недюжинной силе. Я похлопал его по плечу, на котором была, татуировка в виде двух голубей и сказал, что бы он быстрей выздоравливал.

Жизнь Прекрасна!

Не успел я покемарить и часок в после обеденное время, как в нашу палату распахнулась дверь, и на пороге появился ещё один старик с клюшкой. Ну вот, и Висенте – пошутил я про себя. Он медленно проковылял к кровати, что за мной около раковины.
Здесь теплей – сказал он своей старухе, которая за ним несла все его вещи.
Наше отделение находилось в полуподвальном помещении. За окном ходили люди, их было видно в полный рост, иногда они заглядывали в форточку и интересовались, какая палата. Даже в жаркие солнечные дни здесь было прохладно. А зимой здесь было совсем весело, вода в стаканах на окне замерзала за пол часа.
Он медленно сел на кровать и упершись руками и подбородком на клюшку, дал указание своей старухе обмотать его перебинтованную ногу пуховым платком. Его тело в таком положении выглядело, как компактный шарик. Он был невысокого роста, толстенький плотный старикашка лет семидесяти, с седыми усами и шевелюрой на голове.
Как Вас звать? – спросил я его.
Николай – просто ответил он.
А что с ногой?
Гангрена, после завтра отрежут по самые яйца – спокойно ответил он.
А от чего, так случилось? - поинтересовался я.
Было не большое воспаление от остеохондроза на ступне, я стал его лечить белым мхом, почти вылечил. Если бы не послушал совета одной суки, то все было бы нормально. Она посоветовала мне прогревочнные ванны с борной кислотой. Ну и нагрел, на свою старую жопу гангрену.
И тут он начал мне длинную лекцию про методы самолечения, про то, что они довольно опасны без должного знания, про собирания лекарственных трав, про то, что в городских чертах лекарственные травы не имеют силы, что их нужно собирать далеко в глухих лесных местах. Три часа я слушал его. Видно ему хотелось выговориться, а я был хорошим слушателем.

Жизнь Прекрасна!

Вечером я попросил Валеру выключить свое радио, он с улыбкой согласился. Чё он лыбится? – подумал я про себя. Пошел к медсестре и заказал обезболивающий укол на ночь. Здесь кроме анальгина с димедролом, других обезболивающих, нет. После уколов, я сходил в туалет, умылся и сел на кровать. Было еще светло.
Дед Николай, а ты чё не лажишся? – спросил я.
Да, мне лежать жутко больно, и нога и голова болит, я уже месяц маюсь, сидя сплю. – ответил он.
Ему явно не хотелось спать, он жил, жил каждую секунду. Он посмотрел на меня и явно ждал какого-то вопроса. И я как последний мудак клюнул на эту ловушку, спросив его: « А семья то, у тебя есть?».
И тут он начал с подробного рассказа своей личной истории. Он начал с того, как поступил в летную школу, как по состоянию здоровья его летная карьера оборвалась, как служил в армии, где возил генерала на новенькой волге, как после армии работал на автобусе в театре, что всю жизнь был в призывной комиссии  гор военкомата, что работал на заводе прессовщиком, что у него было двое детей, младший не родной сын с женой погибли, а его детей воспитывал он с бабкой. На мгновение я задумался, как это старший родной а младший не родной, значит бабка где то по левому нагуляла…
Меня удивляло то, в каких четких подробностях он вел свой рассказ. Ну и память в таком то возрасте!
Физически мне уже не хватало сил держать внимание на его рассказе. Я лег. А он проковылял, и сел на тумбочку в метре от меня облокотившись на трость руками и подбородком. Под пристальным его взглядом и монотонной речью в стиле радио, я тренировал «искусство сновиденья» и слушал его рассказ.  О, как  сильно хотел я спать!  Около часа ночи, он вдруг замолк, прикимарил. Чудо!
Только я заснул, как вдруг меня разбудило падение его клюшки. Открыв глаза, я увидел, как он падает вслед за клюшкой. Я вскочил с кровати и поймал его за плечи.
Ты чё деда? Я отвел его на кровать и  посадил в туже позу.
За эту короткую ночь, его клюшка падала раз десять, а он звезданулся о пол харей раз пять, перевернув при этом тумбочку с пожитками. Слава богу, без травм. Валера и медсестра злосно ругались за нарушение тишины, понимая его нестерпимую боль.

Жизнь Прекрасна!


На следующий день я почти всё свое свободное время спал. Лишь к вечеру лёжа созерцал в открытую форточку покачивание ветвей, на фоне голубого неба, двух огромных берёз у нас под окном. Мне казалось, что никогда я не видел такой красоты. А может это те самые деревья? Какая глупость опять лезет мне в голову. Где же Сильвио Мануэль? – продолжил я глуповать в своих мыслях, настойчиво продвигающих эту тему. И вдруг в разговоре между дедом Николаем и Валерой отчетливо всплыла фраза: «Он сейчас занят». Прикольно!
Дед Николай тоже весь день спал, облокотившись на спинку которую он сотворил из кучи подушек одеял и матрасов. Лишь врачи и медсестры его постоянно беспокоили, беря с него всевозможные анализы и диаграммы. Он был диабетиком и перенес инсульт. Когда пришел врач анестезиолог и задавал ему как обычно множество вопросов, дед вдруг внезапно расплакался. Я неожиданно, как и врач удивился. Он стал его успокаивать. Мне кажется, что дед понял, что проснутся после анестезии, у него шансов не так уж и много.
Я подробно рассказал ему данную процедуру. Ведь недавно я перенёс её во всей красе. Ему особенно понравился момент с вечерними и утренними клизмами. Я пояснил ему, что так нужно для того, что бы тело не опкакалось само собой за операционным столом.
Вечером он описал мне свой восторг от великолепной процедуры под названием клизма. А я описал ему свой, когда посетил туалет после него. Мы все дружно хорошо посмеялись.

Жизнь Прекрасна!

На ночь медсестра принесла деду Николаю таблетку фенозепама и сделала обезболивающий укол анальгина с димедролом. Ну всё,  наконец-то я высплюсь. Только я заснул божьим сном. Как вдруг  самопроизвольно вскрикнул, вскочил с кровати и поймал уже падающего на пол деда Николая. В полу спящем состоянии я видел, как ко мне приближался дед Николай и видел его падение. А тело само по инерции вскочило и поймало его. Удивительно – подумал я.
Ты чё к окошку-то поперся? – спросил я его.
Он встрепенул головой, что-то пробурчал и ответил: «Сам не знаю».
В эту ночь, он много раз вставал, бродил по палате призраком и неоднократно падал, переворачивая все те же тумбочки с пожитками. Кроме того, он еще опкакался, чем окончательно испортил и без того удушающий воздух палаты.
Наконец мед сестра не выдержала и воткнула ему какой-то укол, после которого он упал навзничь. 

Жизнь Прекрасна!

Утром после того, как врач поговорил с его родственниками и он, подписал договор о снятии какой либо ответственности с врачей, его повели в операционную. Всего за час ему отрезали ногу по самые яйца, а потом отвезли в реанимацию. Каждый день я ходил  и спрашивал, пришел ли он в сознание, мне отвечали, нет. Я так и не узнал, пришел он в сознание или нет.
После суетливого утра, только я прилег отдохнуть, как в комнату тихонечко вошел какой-то тип. Вид у него был бомжеватый но чистый. Шерстяной толстый, мятый пиджак, шерстяные брюки и новенькие китайский кроссовки. Он сразу стал застилать, койку напротив меня, пока я не видел его лица он все время стоял спиной ко мне, потом из пакета аккуратно выложил в тумбочку все необходимые принадлежности, переодевшись в старенькое трико и теплую рубашку и одев тапочки, он со вздохом сел ко мне лицом.
На вид он был не высокого роста лет пятидесяти, худощавый и жилистый с прической и усами, как у Тараса Бульбы.
Ну вылитый Сильвио Мануэль – с юмором подумал я.
Тебя как звать? – спросил я его.
Юра.
А чем болеешь?
Пол года назад, почку удалили, да видать тампон забыли там, когда зашивали. Теперь воспалилось. Его как-то немного трясло. Толи от холода, толи с похмелья.
А из-за чего почку то удалили, бухал много что ли – пошутил я.
Да нет, избили меня крепко – ответил он.
А семья есть?
Была.
А почему была – переспросил я.
Первая жена погибла в автокатастрофе вместе с грудным ребенком восемнадцать лет назад, оставив мне на воспитание двоих детей сына и дочку. А вторая жена умерла недавно от …….
Он глубоко задумался. Её парализовало полтора года назад, и я за ней ухаживал.
А где работаешь?
Да, в соседней больнице, рабочим по зданию, где толчки чиню, где белье с матрацами таскаю,  а где и трупов отношу к машине. Тут после выходных вышел на работу, аш шесть человек умерло, по двое приходилось таскать. А мне тяжелое нельзя поднимать, ну вот и надорвался маленько, – с легким выдохом произнес он.
А что жену нельзя было вылечить?
А у неё документов не было, не прописки не паспорта, когда она заболела её не одна больница не взяла.
Он на минуту замолчал. Ему хотелось говорить совсем о другом.
Она в последнее время  не говорила. Только проснется утром про бубнит тры-тры-тры –это значит ей сигарету давай. А когда я приходил с работы, она так ждала меня. Хорошо, что шприцы и обезболивающие уколы (анальгин с димедролом) мне на работе на халяву давали. Когда меня избили, я всё думал, как она там. Передал соседке, чтобы присмотрела за ней. Сука оказалась соседка. Придя, домой из больницы  жена была совсем в запущенном виде, по ней живьем ползали опарыши, когда я её перевернул мясо прогнило до костей, еле всё выгреб из под неё. Через полторы недели она умерла…….

Жизнь Прекрасна!

На следующее утро меня обрадовали, выпиской домой. И я поспешил собрать все вещи. Позвонил и вызвал машину. Пока ждал, задал Юре ёще пару вопросов.
А как дети?
Дочка родила в пятнадцать лет. От парня болеющего сахарным диабетом. Внучке тоже его болезнь передалась, сейчас на таблетках живет. Зять умер через год. Дочка второй раз вышла замуж, но и второй муж разбился на машине. Теперь говорит мне: «Почему пап мы с тобой, такие не счастливые?»
Сын скоро из армии придет. У него еще все впереди.
На какое-то время мне, стало не удобно задавать вопросы. Почему не знаю? Но я задал Юре очередной вопрос.
А где живешь ты?
В старом двухэтажном деревянном доме на Окружной.
Это в тех домах, в которых не газа, ни отопления, ни воды, -  переспросил я.
Да,– ответил он.
А чем в зимнее время отапливаешься?
Дровами,  что на улице найду.
А сей час с кем живешь?
Котенка завел, - шутливо ответил Юрок. Попросил соседку, чтоб на время присмотрела за ним.
Я улыбнулся.
Тут мне позвонили, и я, попрощавшись, покинул больницу.
Но не надолго. Скоро я опять был здесь, и их всех встретил.
Но это уже совсем другая история.

Жизнь Прекрасна!

P.S. Иногда жизнь требует от нас осознания, самых порой простых вещей и элементарных событий. Но мы тупо грузим себя терминами, в которых совсем не рубим. Опрометчиво относясь к знакам и словам собственной судьбы. Улыбка
Записан

Во Сне, но из другого Сна, во Сне у сумасшедшей Сказки!
gai

Offline Offline



WWW
topic icon
« Ответ #1 : 16 Июнь 2010, 21:15:46 »

 Хорошо! Живо написано, мне  Gai понравилось, плоть и кровь с настоящим шоколадным вкусом осознания ... Веселый
Записан
Ярлан

Offline Offline


topic icon
« Ответ #2 : 17 Июнь 2010, 08:02:02 »

Хватит ли мне знаков и слов собственной судьбы, что бы описать белого волка?
О как, заезжены все слова. Плачущий
Привычное дело видеть грязь и слова в одной лодке.
А что же для света?

И что дальше?
А дальше это Главное
Похоже на Тебя  (Из клипа БИ-2 «Мой рок-н-ролл»)

Как великолепно прийти домой, лечь на любимый диван и вздохнуть свежим, чистым воздухом из открытого окна. Само собой, тело тянет дышать, плавно раз, два, три; раз, два, три; раз, два, три. Поесть свежей картошечки с огурчиком, и запить маленьким глоточком гранатового сока.
Я не понимал бы этой красоты повседневной жизни, если бы не …….

Жизнь Еще Прекрасней!

Теперь в моем распоряжении есть три недели свободного времени, а может и больше кто знает.
В голове засияла только одна мысль, она всегда была там на самом элитном месте, просто пришло её время, и нет ни выбора, ни сомнений, ни разочарований в тайгу только в тайгу.
Механически я спланировал все сборы, пока развязывал стягивающею повязку со своей руки, как легко и свободно, да именно свободно. Мы так часто испытываем свободу в своей жизни, но как обычно просто не засекаем этого.

Жизнь Еще Прекрасней!

За день я собрал все вещи, ведь я делал это уже многие десятки раз: рюкзаки, еду, одежду не было только одного здоровья. Пришлось подбить на поездку брательника, он охотно согласился, но и у него здоровье не из лучших, за то он терминатор с железным штырем в ноге после авто катастрофы. Как раз то, что нужно.
Все было готово, и я просто спокойно наблюдал за тем, как кипишится вокруг меня социум: предлагая выгодную работу на это время, укоряя словами родных и близких «куда ты поедешь посмотри на себя, да еще и больного брата за собой потащил», он искал способ остановить меня во что бы то не стало. Все по тому что там в тайге его нет, я разорву его в клочья, сотру, выжгу из свой головы энергией Радостного Солнца. Как Всегда.

Жизнь Еще Прекрасней!

И вот мы уже в дороге, катим, катим и катим, на своем прикольном автомобиле и нет ничего прекрасней пути кроме самого пути.
К вечеру мы прибыли на место. Божественные просторы окутали нас своей не вообразимой красотой: гигантских озер, болот, полей и возвышенностей на которых распадались останки бывалых церквей.

Жизнь Еще Прекрасней!

Переночуем  и в путь. В Путь, по которому отец водил меня еще в детстве. Где все тайны природы детского воображения сохранились в нетронутом виде. Раньше эти восемь часов пешего хода были для меня путешествием и встречей с невиданным.
Как интересно, но и сейчас и всегда, когда прошло много лет, этот Путь сохранял и преумножал все то, что было когда-то, даже для моего больного воображения. Значит, что-то внутри человека всегда остается неизменным.

Жизнь Еще Прекрасней!

Утро, Солнце, Свежесть, Запах, не тронутый Простор и Глоток чая с костра вот и все, что мне было нужно за долгие годы социальной Жизни.
Балдежи с подсознания прорывались бурным потоком смывая, гряз и останки социальных испражнений моего гнилого существования. И я вспомнил Астру и ее тему. Спасибо Астра. Спасибо!
Так держать!

Жизнь Еще Прекрасней!


Мы уже достаточно долго шли по дремучему Лесу, где кроме нас уже многие годы из людей никого не было. Когда-то здесь была тропа, а сейчас уже заросли, завалы в которых я с трудом находил нужное мне направление. Как быстро лес стирает человеческие следы, закрывая к себе доступ.  И все же я несколько раз сбивался с пути из-за похожести знаков. Чем приходил в полное недоумение.
Мне нравилась такая игра с подлинной Силой. Она своим интересом отодвигала на задний план усталость, боль, жару, комаров и многие нелепые неудобства человеческой сущности.


Жизнь Еще Прекрасней!

После знойного полудня мы наконец-то выбрались на середину Пути, которую обозначала таежная, болотистая река. Лес панически вымотал остатки моей скромной физической силы. Мне хотелось кричать, и я кричал, что есть мочи, здесь можно, ведь никто не услышит. Это не боль это очищенье, когда лесная сила вырывает из тебя остатки социального разложения. А потом Тишина, такая тишина. Верно, говорят буддисты « Чем дальше путь, тем больше очищение».

Жизнь Еще Прекрасней!

Река как символ, границы между мирами, живущими рядом, но настолько непохожими и отличными друг от друга. Какой контраст в наше время. Раньше с отцом я переходил её за двадцать минут по старым разрушенным бонам, а теперь нам с братом потребовалось три часа упорной тяжелой работы, чтобы проложить себе путь на ту сторону.
Может скоро начнется война между Мирами… Ну ладно хватит тупить пора на волю.
Мы шли и шли, вот впереди в небольшой низменности из камышей поднялась небольшая стайка кабанов. Страх пробежал по телу приятной дрожью. Мне не хотелось бы видеть грозное лицо её хранителя, Секача. Страх, какой он другой приятный лечащий. Полчасика на привал и дальше.

Жизнь Еще Прекрасней!


И вот к вечеру, когда ни осталось ничего: ни сил, ни боли, ни мыслей, ни восхищенья, а лишь Пустота. Я увидел просвет в непролазной чаще леса. В человеке всегда есть резерв и когда он открывается, Мир видится, совершено иным, начальным без примесей.

Жизнь Еще Прекрасней!

Выйдя в поля, на возвышенности я увидел своего друга, посаженого здесь еще моим прадедом. Дуб, он  встречал нас изумительно красивыми, раскидистыми, могучими ветвями. И даже здесь в этой глуши есть свои преданные друзья.
Мы остановились как обычно в «маленьком леску» это изумительное творение наших предков сохраненный парк, среди огромных просторов полей и лесов. Место Силы.
Нарубив лапника, поставив палатку, мы отправились за водой на ключик, он был разрушен временем, но чистой водой бил из глубин матушки земли. Такой водой не возможно напиться пьешь, пьешь, и еще хочется, в ней столько силы и какого-то не уловимого знания.
По пути к палатке подошли к Дубу и долго лежали, впитывая в себя розовые лучи уходящего солнца.
За темень разожгли костер, чтобы приготовить себе свежий чай. О, какой он был вкусный.

Жизнь Еще Прекрасней!

Я шел сюда за сновидениями. Это место Силы пробивает даже тупого не подготовленного чела. Ели, конечно, разрешат союзнички. На этот раз они были благосклонны к нам. В первую же ночь, не взирая на гигантскую усталость, я осознал себя во сне. Я медленно шел по улице знакомого мне города, всматриваясь в детали. Вдруг ко мне подходит, с правого бока какой-то парень. И начинает втирать, что ClearGreen, это круто, что сейчас она третья серьезно развивающаяся  компания. Я  тупо слушал его бред. Поняв, что развод у него не получается, он покинул меня.
Проснувшись посреди ночи, я вылез из палатки, чтобы справить нужду. Как тихо и прекрасно, подкинув дровишек в костер, я спокойно созерцал ночную тьму.

Жизнь Еще Прекрасней!

Однажды  здесь много лет назад в сновидении, я  увидел город непохожий на обычные города нашего социума. Я стоял на проспекте шириной в сто, а может и более метров, его начало и конец сливались с линией горизонта. Меня поразили архитектурные строения, фантастических небоскребов находящихся по обе стороны проспекта. Первые этажи данных небоскребов выглядели, как исторические памятники, в основном древней  Греции, гигантских размеров из белого камня. Колоны храма Аполлона и другие ансамбли Афинского Акрополя, держали на себе Могучие многоэтажные здания из белого мрамора.
Как классно придумано, думал я, тогда идя по проспекту можно наслаждаться красотой замысловатых сооружений, а верхняя их часть отличное жилье для миллиардов проживающих здесь. В проеме проспекта на закате Огромного Красного Солнца дома отливали фантастическим светом.
В том городе тогда было пусто, а может я просто не смог увидеть никого. Мне казалось, что там шла война.
Я перенесся наверх одного из домов и наблюдал красоту заходящего Солнца. Как вдруг в моем фокусе появились двое. Я увидел, девочку лет 12-14 одетую в белый плащ с капюшоном и рядом с ней была женщина телохранитель  в фантастических доспехах космических воинов. Она убивала, все что двигалось. Когда я попал в их внимание, женщина направила на меня свое орудие и без раздумий хотела выстрелить,  её остановила девочка.
Интересная беседа завязалась между нами. Они рассказывали, о войне между мирами и о девочке, которая являлась главным лицом правления.
Вдруг из пустоты появилась шайка каких-то людей в отрепьях, для меня выглядевших, как пираты Карибского моря и окружила нас. Женщина войн сказала, что это грязная раса каких-то бандитов, далеко отстающих от них в своем эволюционном развитии. Она спокойно относилась к такому положению вещей. А во мне из-за непонимания происходящего вовсе не было никаких эмоций.
В какое-то мгновение общее внимание привлек звук с верху из неба. И в глазах женщины появились действия, они мгновенно исчезли в пустоте. А я проснулся.
С тех пор приезжая сюда, я вновь пытаюсь найти потерянный город.

Жизнь Еще Прекрасней!

Следующий день прошел в отдыхе и в обследовании прекрасных простор родного края.
Лишь к вечеру когда, наслаждаясь розовыми лучами заходящего Солнца, лежа под Дубом в какое-то мгновение, я увидел в закате знакомые очертания искомого города. Вот он где! - воскликнул я про себя. И тут же потерял его из виду.
Ну, я и лох, он же на Солнце!

Жизнь Еще Прекрасней!

Здесь мыслей нет, здесь нет передвижения, здесь только плавность и уход во Вне.
Жара, какая жара! Откуда? – спросил меня брат. Так должно было быть. Самое время посетить нашего лучшего  друга. Я всегда испытывал при встрече с ним  физический страх, страх с болью в животе.
Набрав воды в ключике, мы направились в сторону болота. Вход в болото всегда противная вещь, но потом вид изумительно красивого коверного мха сглаживает в сознании все неудобства. Чавкая сапогами по мху, мы прошли метров двести, наслаждаясь запахом багульного ветерка.
Ну, вот и дружище. Перед нами открылся вид на небольшое озеро в диаметре 150-200 метров. Гладь и черная, но идеально чистая торфяная вода, отражали в себе полуденное Небо.
Легкая рябь прокатилась из стороны, в сторону поприветствовав нас.
Подойдя к берегу, я увидел как черная гадюка, соскользнула в мох и скрылась из виду. Я подпрыгнул пару раз и медленно стал качаться на берегу изо мха. Подомной была вода метров двадцать, а может и больше. Болотные озера постепенно зарастают мхом, за тридцать лет примерно на один метр. Исходя из этого наблюдения, ему было уже несколько тысяч лет.
Смастерив из сухих деревьев помост, мы с братом решили искупаться в этой черной устрашающей меня в корень, бездне без дна.
Для меня это был всегда ритуал борьбы со страхом. Вода на поверхности всегда была изумительно теплой, но в глубине, где били ключи «немножко» похолодней.
Брат медленно слезал с помоста и плавал, наслаждаясь сказочной водой и видом, я же почему-то так немок из-за судорожной боли в моем животе, я видел, как из глубины озера на меня смотрит друг Ненсли, союзник неимоверной магической силы.
Я  вставал на край помоста и нырял в глубину черной бездны, коснувшись рукой торфяной мякоти,  с визгом всплывал на поверхность. Торфяная мякоть, это как мякоть в стакане с яблочным соком, только  огромных размеров и непонятной глубины рисующая магические формы под водой. Ужас только, ужас можешь испытывать в такие минуты кайфа.
Целый день я впитывал, доброту прохладу и осознание своего друга Ненсли.
Что еще нужно в жизни? Все уже есть и было.

Жизнь Еще Прекрасней!

Вечером у костра мы наслаждались травяным чаем, который я собрал из растущих здесь растений.  Основным компонентом я выбрал головки крупного красного клевера, они имеют свойство немного зашибать, уносить в область второго внимания.
Я сидел и ждал  кого-то, того, кто удивит меня своим присутствием. И вот он как белый волк появился на горизонте полу сумрачного Неба.
Полная Луна огромных размеров освещала  открытое пространство.  В её свете деревья, трава, и ландшафт было другим. Белая Волчица рисует Мир для себя, засвечивая каждую деталь в ином  осознании. Все всегда имело смысл.
Я бежал, бежал с ней по полям, отдавая  ей мир много цветных эмоций, это  все что у меня есть. Сделав небольшую паузу, я остановился, Ясная Луна отдала мне свою Ясность.
Нам всем пора, пора Домой. В Мир с которым мы в МИРЕ!

Жизнь Еще Прекрасней! Улыбка
Записан

Во Сне, но из другого Сна, во Сне у сумасшедшей Сказки!
Иллюзия

Offline Offline


Возвращаюсь к истокам...


topic icon
« Ответ #3 : 17 Июнь 2010, 12:45:52 »

Всё меняется. Не стоит искать одно место дважды. Всё равно оно будет другим, потому что мы другие. Мы отдаём, нас одаряют. Потерянное возвращается, но уже не к нам. Нам даётся, а взять или оставить другому...
Записан
Ярлан

Offline Offline


topic icon
« Ответ #4 : 17 Июнь 2010, 13:58:18 »

Не стоит искать одно место дважды.

Стоит, еще, как стоит дорогая Иллюзия.  rose.gif
Стоит для того, что продолжить или хотя бы попытаться продолжить, то, что уже начал, когда-то с этого места. Не это ли смысл Осознания? Развожу руками

Это было бы пустыми действиями в моей жизни, как и много другое дарованное мне ей. Пропадало, утекало в неосознанной трате времени или поиске.  Лишь волевая фиксация внимания, на прожитом времени заставляет это Прожитое оживать в нас Осознанием.

Конечно, мы не едим говно по собственной воле, но иногда жизнь заставляет нас жрать его. И если не пытаться понять для чего это нужно, вонь от него просто становится не преодолимой.

Панический страх и бегство к другим вкусам жизни не спасет тебя. Заполни свои глаза хоть всем Миром, что толку, если Мира нет в них.

И лишь фиксация внимания на осознании реала помогает спокойно пережить его и даже больше сделать из него Чудо свой жизни то, что так долго ищет каждый.

И говно не говно при таком раскладе и шоколад не шоколад, а что-то уже большее, настолько большее, насколько хватит тебя Идти дальше! Улыбка
Записан

Во Сне, но из другого Сна, во Сне у сумасшедшей Сказки!
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #5 : 17 Июнь 2010, 19:48:09 »

Написано хорошо. Где мораль?
Записан
Иллюзия

Offline Offline


Возвращаюсь к истокам...


topic icon
« Ответ #6 : 17 Июнь 2010, 20:42:45 »

И говно не говно при таком раскладе и шоколад не шоколад, а что-то уже большее, настолько большее, насколько хватит тебя Идти дальше!
Я яблоки люблю...зелёные... Посижу на камушке у обочины, подумаю, послушаю, что пыль дорожная расскажет. Она тоже многое знает и о дорогах, и о путниках, и шоколаде с какехами.


для того, что продолжить или хотя бы попытаться продолжить, то, что уже начал, когда-то с этого места.
Путь непрерывным должен быть всегда? А если ты уже ближе к цели, немного ближе, чем та точка на которую возвращаешься? Не стоит ли идти дальше оттуда, где ты сейчас?

я вновь пытаюсь найти потерянный город.

Город не потерян, просто девочка выросла и плащ её уже не белый. Я точно знаю.
Записан
Ярлан

Offline Offline


topic icon
« Ответ #7 : 18 Июнь 2010, 08:42:17 »

Где мораль?

Мора́ль (лат. moralis — касающийся нравов) — один из основных способов поведения человека. Мораль охватывает нравственные взгляды и чувства, жизненные ориентации и принципы, цели и мотивы поступков и отношений, проводя границу между добром и злом, совестливостью и бессовестностью, честью и бесчестием, справедливостью и несправедливостью, нормой и ненормальностью, милосердием и жестокостью и т. д.

Мораль вкуса?  Развожу руками
Вкус можно только попытаться повторить, но не извлечь из него что-то.

Я пытался коснуться нравов людей, неосознанно проживающих время. Неосознанно убивающих его и ресурсы, хватающих всё в подряд лишь бы только закусить и бросить, работающих на мозг, а не на душу. Потребители вселенной!  Когда, вы обожретесь зрелищами и хоть на немного взгляните на себя? Диаблеро Не просто посмотритесь в зеркало, а на то, что вы  сделали и, то, что сделала с вами жизнь.

Здесь я делаю  попытку предложить, взамен накатанному потребительскому получению  знания, поведение человека, способного извлечь крупицу осознания,  можно сказать из ничего, из говна или из того, что нас как обычно окружает.

Поведение, которое я бы уже назвал анти моральным, т.е. способным стирать границы между добром и злом, совестливостью и бессовестностью, честью и бесчестием, справедливостью и несправедливостью, нормой и ненормальностью, милосердием и жестокостью, говном и шоколадом и т. д., --------ради Чуда человеческого Осознания.

Я яблоки люблю...зелёные... Посижу на камушке у обочины, подумаю, послушаю, что пыль дорожная расскажет. Она тоже многое знает и о дорогах, и о путниках, и шоколаде с какехами.

Я тоже с удовольствием люблю зелёные яблоки, они так сочны и забавно хрустят на зубах.
Не правда ли Майя дорогая Иллюзия?  Дать Розу
И когда пыль говорит с тобой, не ты ли ведешь для  себя эту беседу? Не твои ли это интерпретации, в голосе придорожных камней?
Ибо камни в другом сознании и нет для них человеческого языка, но есть язык камней и если ты может двинуть себя туда, то это не значит, что ты двинешь туда других, что бы объяснить этот загадочный мир пыли. Плачущий

Путь непрерывным должен быть всегда? А если ты уже ближе к цели, немного ближе, чем та точка на которую возвращаешься? Не стоит ли идти дальше оттуда, где ты сейчас?

Мой путь не линеен, как и время, оно замкнуто и бежит по кругу, возвращая нас, для того чтобы продолжить, расширить, как круги на воде. Волшебник
И где же тогда цель, к которой мы так стремимся? Майя без ценнейшая Иллюзия!!! rose.gif rose.gif rose.gif
А цель в том, что мы начали. Именно для того я и возвращаюсь, что бы стать ближе к своей цели.

Город не потерян, просто девочка выросла и плащ её уже не белый. Я точно знаю.

Скажи Иллюзия только честно, откуда ты это знаешь.   Cat Eek
Из многопланового, альтернативного анализа моих снов или ты в правду видела город и ту девочку в белом плаще?
Если в правду видела, то за эту информацию, готов отдать всё что имею. primavera.gif
Это очень просто проверить опиши мне её, город и женщину война детально. Я помню всё  подробности, и не выкладывал их в инет, и если они совпадут, за мной не заржавеет.
А если это разговор в плане психоанализа, ну что ж это всего лишь разговор тебя обо мне с Иллюзией. Улыбка
С удовольствием его послушаю, но ничего взамен предложить не смогу. Подмигивающий

Записан

Во Сне, но из другого Сна, во Сне у сумасшедшей Сказки!
Иллюзия

Offline Offline


Возвращаюсь к истокам...


topic icon
« Ответ #8 : 18 Июнь 2010, 09:29:25 »

Скажи Иллюзия только честно, откуда ты это знаешь.
Ярлан, я не смогу объяснить. Я только чувствую. Ищу волну и слушаю её, наверное так. Городов много, сам знаешь. Твой был большим, мой - маленьким. Маленькие домики из рыжего кирпича и белого камня. Башенки, шпили. Кто-то был... Но кто? Я сидела на верхней площадке одной из самых высоких башен города и трусливо пряталась за ограждение из осыпающегося рыжего кирпича. Да трусила! Мне было мало лет, а в меня летели стрелы... Кто-то попросил о помощи, и я спустилась вниз. Они говорили, что я смогу помочь, просили, чтобы не уходила. Я старалась, честно! Я возвращалась туда несколько ночей подряд. Город рос, но жителей становилось всё меньше. А смерти, огня, пепла всё больше. А потом..... Потом я их предала, больше не вернувшись туда. Память услужливо затёрла подробности. В детстве так много соблазнов, что отвлекают от цели ! Или...или город закрыли для меня. Потом были города, но другие или тот же, но перестроенный.
Ты свой ищешь, я свой не ищу. Краски меняются со временем и многое становится неузнаваемым...

как и время, оно замкнуто и бежит по кругу

Всегда считала движение времени спиральным.

но ничего взамен предложить не смогу.

Я не ищу обмена. То, что мне нужно, возьму сама, а что не нужно оставлю на видном месте: или сгинет бесследно, или пригодится кому
Записан
Ярлан

Offline Offline


topic icon
« Ответ #9 : 18 Июнь 2010, 13:02:38 »

Спасибо за честность Иллюзия! knospe.gif

Ярлан, я не смогу объяснить.

Я понимаю тебя, когда  читаю твои слова под ником «Возвращаюсь к истокам….». Специально для меня наверно??? give_heart

Всегда считала движение времени спиральным.

Обман восприятия, просто мы своим осознанием расширяем дарованные нам секунды времени, но всё те же секунды. Улыбка

Я не ищу обмена. То, что мне нужно, возьму сама, а что не нужно оставлю на видном месте: или сгинет бесследно, или пригодится кому

Это  мне тоже по душе, приятная Иллюзия, оставить то, что должно перегнить временем. Веселый
И так я накладываю…………

Записан

Во Сне, но из другого Сна, во Сне у сумасшедшей Сказки!
Ярлан

Offline Offline


topic icon
« Ответ #10 : 18 Июнь 2010, 13:05:04 »

Я проснулся! Возвращая сознание от Донормила в прежнее русло нескончаемой боли. И вот еще один день, который  умрет у меня на руках.

Тихо ковыляя к туалету, я пересматривал образы того, что, являлось моей главной жизнью, жизнью во сне.

Хотя когда я  подошел к окну и распахнул его, красивые полевые цветы, играющие с ветром в спор, три березки, голубое Небо ворвались в меня, бурным ураганом Красивого, отбивая мое сознание от черных, виртуальных иллюзий сонных кошмаров.

Стало так легко, три полных глотка свежего воздуха  большими глазами, и  это всё что мне нужно для смысла моей дальнейшей жизни, каждый день умирающей у меня на руках.

Зачем мне нужны эти встречи?
Встречи, которые, каждый год по кругу, возвращались ко мне в местах лечения моего тела. Принося один и тот же образ покалеченного человека. Периодически встречаясь со мной, в разных лицах Он рассказывал удивительные истории, расширяющие грань моего Времени.

В этот раз его звали Витёк.
Парень 34 года, вот уже восемь лет прикованный к постели. Перелом шестого позвонка и в результате почти полная парализация. Очень редко умывается и бреется, ходит по «большому» в туалет раз в четыре дня и только через клизму, писает в памперсы. Отец постоянно на работе, это единственный человек который за ним ухаживает. Только два года назад он научился кое-как держать ложку в руках, чем открыл в себе хороший прогресс и великую надежду на передвижение собственными силами.

Когда-то он бегал и глумился с друзьями, ища свой собственный смысл жизни. Что привело его к этому?

Витёк на удивление очень жизнерадостный, коммуникабельный и эрудированный на все темы  человек. Он постоянно шутит и с ним весело. У  него много друзей из разных сфер жизни от скинькедов до служителей православной церкви, которые периодически навещали его в больнице. И даже девушки не обходят его стороной, у него не замолкает сотовый, по которому он то с Леной, то с Олей приятно тусит на разные темы.

Это поражало меня, а точнее как всегда реальность доказывала обратное,  моему больному воображению понимания Мира.

После операции я  сутками лежал на койке, как и Витёк, чем вызвал в себе способность подобия. Поэтому мы многое с ним обсудили, прежде чем я смог, понять его. Хотя я  просто любил слушать его истории, складывая  свой взгляд на происходящее.

Когда-то давно,  Витёк еще учился в школе, его семья переехала в наш город из Казахстана, вернулись на родину.

Отец знаменитый   в нашем городе врач гинеколог, мать пять лет назад умерла от рака, я знаю о ней только то, что она была  православный и набожный человек, что в большом объёме привила Витьку.

Так однажды, перед тем как  случился «Прыжок в бездну», она дала ему денег, для того чтобы он купил себе новый крестик. Он купил его, я видел этот большущий серебряный крест с распятием, тяжелый на вид. Как мог выбрать он такой груз?  Я до сих пор не догадываюсь. Но, как и всё в нашей жизни выбранное нами – неслучайно.

Он сожалел тогда, что в день своего прыжка он забыл его дома.  Он думал, что крест мог бы спасти его. Он так в это верил, а я думаю, вряд ли,  что кресты  спасают, они лишь знаки (союзники) нашего пути которые говорят нам о нашем выборе, о том, что снами должно происходить.

По поводу его отца меня посещали иногда странные мысли,  он сделал за свою жизнь не  одну сотню, а может и тысячу абортов. Должен ли он за это ответить? Конечно, нет. Нет по всей логике, по всем правилам. Ведь ответственность несут те, кто приходил к нему. Сомнение, почему меня так давит, сомнение?

Я боялся спросить об этом Витька, хотя где-то в глубине нашего разговора доносилось, что в душе его матери, вновь и вновь возгоралось огнем нечто непонятное, что сжигало её и передавалось Витьку снова и снова.

-А знаешь – начал он свой рассказ.
-Я ездил с местными служителями в монастырь Сергиеву Лавру, там пожил немного, очень интересно, верою пропитался. Батюшка говорил мне, чтобы я продолжил свое учение здесь, он за это хорошо похлопочет, так как у меня есть к этому предрасположенность. А если не хочу здесь, учится, то он  направит меня куда угодно. Я не замечал в себе такого желания и рвения, но уверенно чувствовал себя среди служителей. Я поражён был его настойчивостью, даже напуган.
-Ну-ка нах, нах, мне такое счастье, отец, я еще пожить хочу, как и все - ответил я ему тогда.
-Пути господни неисповедимы - и на лице у батюшки, засияла  хитроватая улыбка, о которой не спросил, но понял её смысл уже спустя годы.
-И что ты понял?- переспросил его я.
-Я понял, что батюшка знал, если не через монастырь, то через жизнь, верушку свою испытаешь.
-Бред! – ответил я ему.

После этого Витёк поступил в Питерское военное училище, где за два года упился всей разгульной и праздной жизнью, молодых курсантов. Это были его самые любимые рассказы, от которых у него светились глаза неподдельной радостью, а в глубине его душа прощалась с этим навсегда.

Лично я  вопросами на постоянке выводил наш разговор на темы иного восприятия Мира.  Для него это были бесовские мысли, но он всё равно в уважении ко мне не стеснялся рассказывать то, что назвали бы от Лукавого.

-Однажды в Питере – начал он.
-Шел сильный Осенний дождь. Я добирался до училища, сел в трамвай и  молча смотрел в лобовое стекло, где дворник чистил его, от крупных капель воды. На следующей остановке вошла симпатичная девушка и села рядом, я давно её замечал и всегда имел сильное желание заговорить, казалось, что я   знаю её, всю свою жизнь.

Но как всегда терялся в домыслах и догадках что ей сказать и продолжал молча пялился в секло едущего трамвая. Неожиданно сердце забилось так часто, как от случайного прикосновения её руки и я увидел на стекле силуэт рядом сидящей девушки, нарисованный каплями дождя.

Портрет смотрел на меня, улыбался и был точь-в-точь как оригинал. В собственном испуге дворник стер изображение, как время стирает нужную нам случайность. Но капли вновь нарисовали загадочный сюжет, где я и она смотрели друг на друга. И опять дворник удалил захвативший меня рисунок.

Далее дождь рисовал, нас мирно беседующими, идущими, играющими, казалось, что он рисует мою судьбу, а резина периодически стирала её с лица моего пути.

Вот  мы в загсе и я веду её под венец, вот наши дети, вот наш дом и пикник на природе, вот путешествие в Казахстан, тихий ужин при свечах у нас во дворе, яблони за окном и лавочка на пляже где мы долго сидели в обнимку, глядя на закат уходящего Солнца.

А дворник всё тёр, тёр и тёр уходящею влагу моей Жизни……………………………

Почему он не смог подойти и заговорить с ней? Об этом я его не спрашивал. Я знал, что еще тогда в месте с верой он уже выбрал свою судьбу.

Мы думаем, что мы выбираем Веру, а на самом деле мы выбираем свою судьбу.

Теперь осталось  Судьбе только дождаться когда ты ослабнешь и забрать  свое.

После той осени летом в каникулы он приехал домой, стояла сильная жара, и он бежал на берег реки, что бы вернуть ту жажду Любви, которой ему так не доставало, которая утекла в месте с каплями со стекла, в новое бытиё, новой реки жизни. Там на берегу его ждала девушка, обычная незнакомка с которой он отдыхал, веселился, купался и впитывал всё что можно, но не находил того импульса, который смог бы снова запустить его сердце на частоту самого обыкновенного чуда.

И вот он вновь бросается в реку, возможно, что бы найти, а может, что бы потерять.
И только голос детей: «Дять, там мелко!» - он слышит уже в полете.

-Я знаю, я знаю! – это последняя капля той жизни, которая утекла  в реку необъятного, непознанного, социального Бытия.

Что нужно ему идти дальше в своей вере или возвращается на  место, которое было обозначено целью на стекле трамвая?
Я не знаю!

Душный воздух в сумерках умирал прожитым днём в моей голове. Я как обычно ничего не понял, и только боролся с собственной болью, в попытках разобрать всё на части.
Бред, полный бред!
Записан

Во Сне, но из другого Сна, во Сне у сумасшедшей Сказки!
Иллюзия

Offline Offline


Возвращаюсь к истокам...


topic icon
« Ответ #11 : 21 Июнь 2010, 11:33:17 »

Да вижу, что по разные мы стороны стоим. Твой встречный покалечен, мой - не таков, быть может потому, что я сама калека в некотором роде.
Встречаю человека, он твердит о звёздах, показывает мне пути на небе. Вздыхает о родной Бухаре, о Ташкенте. И вот уже они мне видятся по краю ночной дороги. И вот мы бредём не по раскисшему после дождя чернозёму, а по песку Азии. Звёзды становятся ближе. Что они говорят ему? Что он говорит мне своими мыслями, не раскрывая рта?  "Меня ты слышишь?" - "Слышу..." - соврала, потому что почувствовала, что нельзя правду, ему НУЖНО быть услышанным. Или это был УРОК? Потом, много позже, слушала других. Слышала, даже  когда не хотела, а вот тогда его - нет... Как ни пыталась. Видимо, он научил. И вот теперь слышу иногда.  А тогда. Тогда мне понятно было одно: он прав, и до 42-х лет ему не дожить. Увидела так ясно и... соврала во второй раз за ночь. "Всё будет  хорошо", - сказала, а он поверил. Он хотел мне верить. Поправил мой шарфик (такого загадочного узла мне так и не удалось повторить до сих пор),  поцеловал кончики пальцев и ушёл....
Потом он приходил ещё, спустя несколько лет, но уже в другом человеке. Жаль, что не сразу поняла. Кое-что рассказал из своей звёздной жизни и ушёл, не дожидаясь пока мне снова придётся врать. Он вообще больше не принуждал меня  к ответам на свои вопросы. Теперь они ему ни к чему. А я... Я иду.
Записан
Ярлан

Offline Offline


topic icon
« Ответ #12 : 21 Июнь 2010, 16:12:32 »

Приятно с Вами вести беседу дорогая Иллюзия. Дать Розу
Прямо как в моих снах разговор в Иллюзии,  с Иллюзией, о дивной Сказке.

Даже странно как-то.  :divine:Что ж и вправду Трасса-60, мы подставляем себя собственными предположениями. Предположения оживают и ведут нас к нам.

Да вижу, что по разные мы стороны стоим.

Наверно….. вы как все, любите Жизнь? А я больше предпочитаю Выход.
Вы разрешаете себе Всё и нуждаетесь в Красоте? А я принимаю боль и исполняю Мир.
Вы вкладываете в развитие? А я сохраняю для смерти.
Вы думаете о счастьи? А мне нужна Свобода.
Вы как бы слушаете? А мне нужно быть услышанным.
Вы говорите что Всё будет хорошо? А мне нужны ответы.
Я искал звёзды на небе. А вы думали о стихах?

Я думаю то, что нужно Иллюзии, нужно и мне. 
А это уже Война!!!!


Вот опять звенит будильник 6-00, а сука порвал очередной ОС, ну ладно в следующий раз я всё равно завершу свое путешествие Там, обязательно завершу, я просто должен это сделать.

Вновь на работу, как она за*бала, давит и давит, валит и валит свои почти уже не выполнимые задания.  Они видят, что я могу, они видят что у меня получается, а суки они не понимают того что я просто не могу не принять и безупречно не выполнить любой вызов.

Как жаль, что совсем нет времени, чтобы уделить его любимым практикам. Но ничего, ничего, когда они обожирутся  своим бизнесом у меня обязательно будет, то о чем я мечтаю свобода, сто пудово будет, потому что я могу, я знаю что я могу и они суки знают тоже, что я могу, поэтому я просто уверен в этом что Смогу, у меня больше нет сомнений.

Мне давно не интересны их интересы, что они знают о Кастанеде, да они даже и не слышали понятия Эзотерики, может только в своих финансовых гороскопах. А я каждую секунду возвращаюсь в его мир. Это-то чем я дышу. Мне по ху… на их дела, их деньги, их проблемы, я давно не отвечаю им взаимностью. Это главная причина того что я отлично держу их бизнес на плаву. Дела должны быть выполнены, вот единственных мой интерес и чем безупречней, красивей и не ординарней тем ближе я к Духу. Выполнив сейчас я выполню всё что угодно. Ведь какая разница что делать, главное Сделать. И сделать это красиво что бы услышал дух.

Больше нет Сил, дел слишком много. Я ломаюсь, в прямом смысле. Сука еще это противное заболевание спины. И бесконечные походы по врачам, ох, сколько проблем, мне никогда не заняться перепросмотром, но ничего мне хватает несколько минут во время ожидания очереди на прием, во время езды на машине, во время, когда кипит чайник на кухне, во время, когда идет очередное совещание на работе, а отбрасываю этот Мир он меня не интересует я весь во внимании своего прошлого. Я там я несу ему свое отвращение к социуму, я несу ему полную уверенность в себе, я несу ему Свободу.

Как хорошо, что с работы я сбежал по раньше, успею заехать на место силы и глотнуть глоток воздуха. Что еще? Звонок близких, просят о помощи. А ладно, в следующий раз. Я люблю их и без этой любви я не могу уйти туда, там я просто  буду не нужен. Я должен сделать все, что в моих силах, сделать ради любви, с которой я уйду Навсегда.

Зато в следующий рас я сто пудово надышусь вдоволь, я проникнусь так Этой Силой, что просто сгорю Изнутри. Точно, так будет, так будет…. Просто не может быть иначе. Не-мо-жет!!!

И вот 23-00 и я уже дома, боль, какая страшная боль в спине, что отнимаются ноги, и  я падаю на пол, горсть обезболивающего, и я плыву в расслаблении, по пройденным путям моих позиций. Вырубаюсь почти засыпаю, но включаю ноут и теку на форум, как интересно там живут люди, я должен, я просто должен, что-то им написать, хотя бы так быть в Мире, хотя бы так быть с ними, хотя бы так быть Собой.

Ну что опять, звенит звонок. Неужели уже утро? Я открываю глаза и не верю, тому, что всё не так, всё уже изменилось. Так тихо и легко, что я слышу как течет весенний ручей у меня под окном. Неужели я умер? Нет. Мир просо оставил меня, ему надоело постоянно бороться за моё внимание, теперь моё Внимание свободно и начну идти заново.

Я дойду, я точно дойду, я просто в этом уверен на все 100, другого, не может быть. Намеренье это всё что у меня осталось. Мне нужно Вперёд, мне так сильно это Надо. Что просто иначе быть Не-мо-жет!!!!
Записан

Во Сне, но из другого Сна, во Сне у сумасшедшей Сказки!
Иллюзия

Offline Offline


Возвращаюсь к истокам...


topic icon
« Ответ #13 : 22 Июнь 2010, 06:59:50 »

Да, я люблю Жизнь, многие её поступки мне по душе, и я готова закрыть дверь на ключ, чтобы, насколько это возможно, не виден был Выход.
Я разрешаю себе многое, а красота, в которой я нуждаюсь, - это весь Мир.  Мир, со вкусом морской соли, чёрной земли, зелёного холма, колючего можжевельника, спелой черники и рыжей лисички....
Боль? Мы все принимаем боль в той или иной мере. Кто-то осознанно, кто-то по воле судьбы. Без Боли никто не живёт.
Развитие.. никогда не думала об этом, мне , видно и не надо. А вкладывать в смерть - не моё.
Счастье, Свобода, Красота - для меня равны. И лесное озеро, отвечающее своим "привет", на моё скромное "здравствуй" - для меня тоже Счастье, Свобода, Красота.

Вы как бы слушаете? А мне нужно быть услышанным.
Вы говорите что Всё будет хорошо? А мне нужны ответы.
Я искал звёзды на небе. А вы думали о стихах?

Чтобы быть услышанным, нужно осознать своего Слушателя. Нас слышат, только мы этого ещё не понимаем, жаль что понимание приходит позже, иногда слишком поздно. Ответы, в стихах, только не в тех, о которых думают (я этого никогда не делаю), а в тех, которые слышаться между звёзд. Звёздное небо переполнено рифмами и щедро делится ими с тем, кто готов...

Я тысячу раз скажу: "Всё будет хорошо!", потому, что я так хочу.  Волшебник
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #14 : 22 Июнь 2010, 07:30:41 »

Улыбка Это все го лишь половина жизни. Ровно половина. Там где есть счастье - есть и несчастье.
Где есть "хорошо" есть и "нехорошо". Ты хочешь эту половину? Подмигивающий Роз без шипов не бывает.
Гоняясь за счастливой половиной, люди всего лишь крутят колеса Сансары. Вторая половинка от этого не исчезает и не становится меньше...
Удастся ли от неё убежать? Нет... Мир придуман не для того - что бы люди просто сидели на поляне цветов и читали стихи. Улыбка
Когда Душа будет готова нести свои инструменты Свободы - Дух предложит познакомится и с второй половиной.
Огонь Свободы и Счастье Выхода..... Подмигивающий
Записан
Страниц: [1] 2 3 ... 18
  Печать  
 
Перейти в:  

Трасса 60: Форум о Духовном Пути: Гнозис, Эзотерика, Герметизм, Дао, Кастанеда, Розенкрейцеры, Алхимия, Преображение...
illusiy.net rss feed RSS | Illusiy.net © 2009-2017 | Sitemap | Powered by SMF | SMF © 2017, Simple Machines LLC | Theme by Harzem

Рекомендуем: Духовная Школа Золотого Розенкрейца | Ally ЖЖ