Трасса 60
Умолкнет хор иллюзий стоголосый пред Светом распускающейся Розы...
 
*
Приветствуем тебя на Трассе 60, Гость.
Этот форум создан как место для взаимодействия людей, ищущих возможности реализации истинного предназначения человека.
24 Сентябрь 2017, 11:15:33


Страниц: 1 2 [3] 4
  Печать  
Автор Тема: Книга Мирдада  (Прочитано 13733 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #30 : 11 Апрель 2010, 18:20:08 »

Продолжу позже. Это вариант эзотерического анализа вступления к книге Найми. Спасибо - что откликаетесь. Улыбка
Записан
Savitri

Offline Offline



topic icon
« Ответ #31 : 12 Апрель 2010, 05:22:34 »

 


Бафомет.
 Почему, стремящийся подняться королевской дорогой должен справа от себя увидеть Бафомета? Кто это? И, в чем смысл этой встречи?...

Мы знаем что: Бафомет черен, андрогинен (имеет два пола), имеет рога, заставляет что-то растворить и что-то сгустить и имеет отношение к высшей магии и к Софии (высшей мудрости).

Чернота. Черный цвет символизирует изначальное состояние непроявленности - самое высшее из возможных и самое первичное. Т.е. черный цвет указывает на то - что это нечто Изначальное и наиболее близкое к Духу.
Сильный свет и сияние ослепляет человека, и ему вместо ослепительно белого видится черный.

Ещё одно возможное толкование - два Пути к Богу - активный(белый)  и пассивный (черный).

Рога. Символизируют духовное могущество (в современной иконографии этот символ заменен нимбом). Это древний жреческий арийский атрибут. Таким образом наличие у символа рогов говорит о том - что его световая сила относится к древней арийской Доктрине.
Рога похожи на перевернутый вверх концами Месяц. По Луне раньше люди вели календарь и соотносили  большие и малые временные циклы. Поэтому атрибут рога (месяц) означают также владение Временем.

Цитировать
Фортуна (лат. Fortuna) — древнеримская богиня судьбы.
...
Никогда не теряй надежды на Фортуну. Все в этом мире предназначено для того - что бы привести человека к началу Духовного восхождения и помочь подняться.
Похожее  понятие существует в индуизме - милость Бога, благодаря которой свершается освобождение. Что бы практикующий ни делал, освобождение свершается по Воле Бога, из милости.

Ну, и конечно же -любимая тема- прямая ассоциация с 10 Арканом - Rota Fortunae (описание ГОМа).

Выдержки из статьи:


Цитировать
Картинка аркана, именуемая Sphinx, или Rota Fortunae, в верхней своей части изображает сфинкса, вооруженного мечом и покоящегося на неподвижно укрепленной платформе. Несколько ниже мы видим Соломонову гексаграмму (знак макрокосма), вращающуюся вместе с колесом, очерчивающим ее своим контуром. Обойма, на которую опирается ось колеса, в нижней своей части (под колесом) переходит в двойной кадуцей. Само колесо с правой стороны своим вращением увлекает вверх (к сфинксу) кинокефала Германубиса с тройным кадуцеем в правой руке. Слева то же колесо увлекает вниз крокодилье туловище Тифона с человеческой головой и двузубцем (иногда — трезубцем), который держит левая рука.

Что дает нам эта фигура?

Какую-то замкнутую систему, наделенную процессами внутренних изменений.
Эта система увенчана неизменным, всегда одинаково действующим, одинаково продуктивным методом сфинкса — aser, se taire,, savoir, valloir,— ведущим к усовершенствованию астросомов.
Сама мельница, определяемая платформой этого метода, одних влечет вверх (Германубис), другим облегчает падение (Тифон).
Стремящиеся вверх носители знака великого растворителя Азота все же сохраняют на плечах собачью голову своего прежнего несовершенства, следы былой импульсивности, былого невежества и дурных инстинктов.
Павшие с высоты, вооруженные пагубной системой отказа от нейтрализованных бинеров, все же хранят следы былого величия, обнаруживая неожиданно человеческую голову— остатки благородства, справедливости, верности на поприще темных комбинаций, мало приспособленных к этим началам.
Вот незамысловатая картинка десятого мажорного аркана тарота.
Мельница превращения, освященная чем-то высшим. Нечто беспощадно влекущее и перемалывающее нас с явным проблеском связи с высшим, притом связи методической.
Не важно, что на картинке очерчена лишь астральная область: наше воображение дополнит ее зрелищами ментальных токов и элементарного (физического) колеса фортуны.
С архетипом и его высокими инфлуксами мы связаны тем, что обыкновенно называют «заветом».

Да будет первый заголовок нашего аркана «Testamentum».

В области этого знака действуют духовные принципы.
В среде самого человечества, так сказать в сфере его проявлений, мы имеем «великое колесо тарота», ведущее к тому, что наша раса называет каббала; то, что служит критерием построения нами астральных форм. Да будет это слово Каббала вторым заголовком аркана.
В плане природы мы имеем дело с беспощадным колесом фортуны, иначе именуемым «мировой мельницей». Это колесо все мелет, все ассимилирует, все приспособляет, приподнимая одно, опуская другое, и как и всякое Rota ничего не оставляет неподвижным, стационарным кроме своей оси, имя которой: возможность существования иллюзии, именуемой «материя». А потому да будет третий заголовок — Fortuna.

Это то, что нам дает природа в отношении десятого аркана.

В обиходных курсах оккультизма мы часто встречаем в этом аркане другие заголовки: Regnum Dei, Ordo, Fortuna.
Эти заголовки передают почти те же идеи в менее определенной форме.
Понятие о царствии Божьем в какой-либо области проявлений сводится к допущению существования во времени момента максимального благосостояния, гармоничности и функциональной приспособленности.
Царствием Божьим для какой-нибудь планеты будет эпоха наивысшего ее расцвета в упомянутом смысле.
Царствием Божьим для субъекта будет эпоха наивысшей гармонии совокупности его восприятий и проявлений. Конечно, следует помнить, что эпоха царствия Божия для целого организма, вообще говоря, не совпадает с эпохой такового же царствия для отдельных его органов.
Например, момент наступления этого царства для Марса не совпадает с аналогичным моментом для всей Солнечной системы. Веру в царствие Божие я склонен рассматривать как отражение завета в зеркале надежды.
Ordo— значит порядок. Но ведь каббала— это высший синтез порядков всех астральных проявлений, доступных нам.
...
Перехожу к арифмологическому анализу аркана.
10 = 1 + 9

Единое проявляется не само по себе, а посредством девяти клише, так сказать, девяти отражений или преломлений, характеризующих его своей совокупностью.
Выражаясь схоластически: мы воспринимаем предмет при посредстве девяти качеств.
10 = 9 + 1

Эти 9 качеств реализуются в одном синтетическом десятом проявлении, играющем роль как бы семени или зерна конкретного объекта.
Эти два тезиса вместе можно выразить следующей формулировкой: суть предмета скрыта за завесой его свойств, а свойства нащупываются не сами по себе, а на чем-то конкретном.
Разовьем этот тезис в схеме, переданной нам традицией белой расы.

СЕФИРОТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА

Суть предмета, согласно закону троичности, проявляется прежде всего Тернером типа Великого Аркана.
Первое проявление, как и сам объект, который я мыслю законченным, будет носить нейтральный, андрогинный характер.
Второе проявление будет носить активный характер; третье — пассивный по схеме יה•.
Этот высший тернер дважды отразится в форме Тернеров типа нисходящего треугольника.
Вся система этих отражений выразится конкретным синтезом, который получит название десятого проявления сути объекта. Это проявление, конечно, тоже обладает андрогинатом (нейтральностью) на правах синтеза.
В общем получится следующая схема: пронумерованные десять проявлений носят название сефирот объекта.
Таким образом выходит, что всякий объект дает повод к подсчету десяти проявлений или, иначе,— всякий объект светится десятью видимостями, подобно светильнику, стоящему в центре граненого фонаря с десятью разноцветными стеклами.
Десять сефирот объекта составляют как бы семейство. В этом семействе еврейская каббала различает: I) Верховного Андрогина (1), или Макропрозопа (по-гречески «долголицый»); II) Отца (2); III) Мать (3); IV) их Дитя, представляемое совокупностью шести сефирот (4), (5), (6), (7), (Крутой, (9), обладающее андрогинатом и носящее название Микропрозоп (узколицый). Центром функциональной деятельности Микропрозопа будет шестая сефира, а органом его активности — девятая; V) Супругу или Невесту Микропрозопа, т. е. сефиру (10).



...
Розенкрейцеры позволяли себе называть не только первые сефироты Вселенной, но и членов семейства, помещаемого ими между Ain-Soph и этими сефиротами. Итак, в розенкрейцерской схеме непостижимое, бесконечно однородное, бесконечно гармоничное, вседовольное начало выражает себя активно, так сказать, хочет проявиться некоторым Иодом, а именно тем, что мы назовем трансцендентальной любовью. Это проявление будет Отцом первого семейства.

Этот Отец самым стремлением своим (носящим характер лучезарности) определит существование некоторой пассивности, строго соразмеренной с его активностью. Пассивность эта будет первым Хеи первого семейства, тем, что мы назовем трансцендентальной жизнью.
Элемент этот в противоположность лучезарному Иоду должен носить как бы теневой характер. Это нечто затемненное, готовое принять в себя лучезарное истечение непостижимого. Отсюда его латинское название — Restictio — теневое ограничение в среде бесконечного света.
Итак, у нас трансцендентальная любовь (первый Отец) оплодотворяет трансцендентальную жизнь (первую Мать).
Эти мистические персоны порождают Логос — трансцендентальное Слово — великого архитектора Вселенной, «без которого ничто же бысть, еже бысть».
Логос эманирует второе П первого семейства, проявляющееся десятью сефирами второго (чертеж 33) при посредстве первой из них, т. е. Макропрозопа Вселенной, именуемого сефирой короны (Kether).
Дальше идут остальные 9 сефир второго семейства в схеме так называемых четырех миров.
Мир эманаций — Olam ha Aziluth — содержит в себе, как мы видим, андрогинную корону (Макропрозопа), проявляющуюся, как и надлежит уравновешенной ментальности, с одной стороны, в совокупности того, что может познавать (сефира мудрости — Chocmah), с другой стороны — в совокупности того, что может служить объектом познания (сефира разума — Binah — естественно ограничивающая предыдущую).
В мире творчества — Olam ha Briah, мы встречаемся с активной сефирой милосердия (Chesed), являющейся отражением жажды познания, т. е. экспансивности второй сефиры (мудрости), и с пассивной сефирой строгости (Pechad или Geburah), ограничивающей милосердие вследствие конечности области объектов познания (т. е. в силу ограниченности разума).
Нейтрализуются эти сефиры великолепием сияния сефиры Tiphereth— мировой гармонии, универсальной красоты.
И что может быть в этике лучезарнее точного уравновешивания милосердия строгостью, доброты— закономерностью? Разве избыток милосердия не палит нестерпимым огнем согрешившего, заставляя его самого молить о правосудии? Разве избыток строгости не может лишить надежды на спасение заблудшего члена семьи душ?
Милосердие, соразмеренное со строгостью, решает любую этическую задачу.

Победа и слава нейтрализуются андрогинной, завершенной формой, основанием (Iesod) всякой конкретности.
И действительно, для существования формы ее надо выделить, выбрать (победа — выбор пути) так, чтобы на ней остановиться (покой, слава).
...
Вот процесс порождения девятой сефиры Iesod, проектирующейся в мир реальностей (Olam ha Asiah) сефирой царства (Malchut), т. е. зародышевого состояния конкретного мира, в котором мы обитаем.

...

Колесо Фортуны разных художников.
Записан
Savitri

Offline Offline



topic icon
« Ответ #32 : 24 Май 2010, 05:10:58 »

Продолжу позже.
Нам подождать? Мы подождём. Под дождём.
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #33 : 24 Май 2010, 08:24:43 »

Итак, продолжаем карабкаться вверх по Кремнистому Откосу.

На том он поднес дудочку к губам и удалился, издавая зловещие звуки, напоминающие заунывные вопли нижних миров. Вожак последовал за ним, а потом и остальные козы. Долго еще я мог слышать шорох щебня и блеяние коз в сопровождении завываний дудочки.
 
Совершенно забыв о голоде, я начал потихоньку приходить в себя, восстанавливать то, что нарушил пастух, то есть свою энергию и решимость.  Если ночь застигнет меня на этой мрачной осыпи, мне следует найти такое место, где я мог бы дать отдых своим усталым костям без страха скатиться вниз по Откосу. Я смог оценить свое восхождение. Глядя вниз с горы я едва мог поверить, что забрался так высоко. Нижний конец Откоса был уже не виден, в то время как верхний казался вполне достижимым. 
На закате я подошел к нагромождению скал, образующему что-то вроде грота. Хотя грот и нависал над пропастью, чьи глубины скрывались в густой тьме, я решил превратить его на эту ночь в свой приют.


Зловещие звуки нижних миров.

В жизни ученика наступает момент, причем наступает не однократно, когда "Господь удаляется"... В древности практикующие христиане считали это чем-то вроде испытания.

 "Пастух" - Господь, ведущий и охраняющий в какой то момент оставляет ученика. Больше не чувствуется "направляющей Руки", и "охраняющего присутствия Ангела". Наоборот звуки жизни становятся похожи на вопли нижних миров.
Нижние миры - так в Доктрине обозначаются области существования по уровню осознанности находящиеся ниже человеческого уровня. Причем имеется ввиду настоящий человеческий уровень - уровень Души, а не область животной-человеческой жизни (в которую погружена большая часть человечества). Животная жизнь насквозь пронизана влияниями нижних инфротелесных миров.

Вот что пишет Рене Генон.

http://www.luxaur.narod.ru/biblio/2/tr/genon02-3.htm#part25

...пока "спуск" еще не был закончен, эта "скорлупа" еще могла существовать незатронутой сверху, то есть с той стороны, с которой как раз мир не имеет нужды защищаться и, напротив, может лишь получать "благотворные" влияния; "щели" возникли только внизу, следовательно, в самой защищающей стене, и низшие силы, через них проникающие, встречали там меньше сопротивления при условии, что никакая власть высшего порядка не могла сюда проникнуть, чтобы эффективно им противостоять; следовательно, мир оказался безо всякой защиты, предоставленный атакам своих врагов, и тем в большей степени, что он полностью игнорирует угрожающие ему опасности из-за самой современной ментальности.
Согласно исламской традиции, через эти "щели" при приближении конца цикла будут проникать все опустошающие орды Гога и Магога, которые, впрочем, делают постоянные усилия, чтобы заполонить наш мир; эти "сущности", представляющие собою низшие влияния, о которых идет речь и которые сегодня считаются ведущими "подземное" существование, описываются одновременно и как гиганты и как карлики, что, согласно тому, что мы видели выше, позволяет отождествить их с "хранителями тайных сокровищ," и с кузнецами "подземного огня", у которых тоже есть, напомним, крайне пагубный аспект; по существу, речь здесь идет всегда о том же самом порядке "инфрателесных" тонких влияний. По правде говоря, попытки этих "сущностей" основаться в этом телесном и человеческом мире не являются новостью, они восходят, по крайней мере, к началу Кали-Юги, то есть гораздо раньше античных "классических" времен, которыми ограничивается горизонт профанных историков. Китайская традиция по этому поводу сообщает, что "Нюйва (сестра и супруга Фуси, которая, как говорят, правила вместе с ним) обрушила камни пяти цветов, чтобы закрыть дыру, которую гигант сделал в небе" (явно на месте земного горизонта, хотя это здесь и не поясняется); это относится к эпохе, отстоящей от начала Кали-Юги всего на несколько веков.
Однако, если в целом Кали-Юга, собственно, есть период помрачения, что и делает возможными подобные "щели", все же это помрачение еще далеко от того, каким оно будет в его последних фазах, и потому эти "щели" еще могут быть исправлены относительно легко; но из-за этого не следует ослаблять постоянную бдительность, что, естественно, входило в компетенцию духовных центров различных традиций.

Итак: в какой-то момент своего ученичества (в самом широком смысле этого слова) человек сталкивается с ситуацией  одиночества и покинутости - когда он (ученик) больше не видит Господа рядом с собой, но наоборот видит повсюду демоническое присутствие.
Человек в такие моменты разочаровывается в своем выборе направления движения, начинает сомневаться в существовании высших сил вообще и чувствует свое полное и реальное одиночество.  Вера ученика подвергается испытанию.

От Матфея, 4.1 Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола...

Это еще не сам Дьявол, это более серьезное испытание еще предстоит, а пока ученик испытывается на его твердость (подобно Петру), на способность действовать несмотря на свое психическое состояние и на устойчивость к влияниям нижнего Мира.

От Матфея, 21 -17
И, оставив их, вышел вон из города в Вифанию и провел там ночь.
 Поутру же, возвращаясь в город, взалкал;
 и увидев при дороге одну смоковницу, подошел к ней и, ничего не найдя на ней, кроме одних листьев, говорит ей: да не будет же впредь от тебя плода вовек. И смоковница тотчас засохла.
 Увидев это, ученики удивились и говорили: как это тотчас засохла смоковница?
Иисус же сказал им в ответ: истинно говорю вам, если будете иметь веру и не усомнитесь, не только сделаете то, что сделано со смоковницею, но если и горе сей скажете: поднимись и ввергнись в море, -- будет;
 и всё, чего ни попросите в молитве с верою, получите.


... Смаковница в данном случае - это сам Ученик. Господь покидает ученика - "выходит из города", а когда возвращается (а, на самом деле он и не уходил) - Он проверяет ученика - осматривает "дерево Жизни" - систему жизненных каналов (подобных ветвям) ученика и желает найти там Плоды. Если же ученик не приносит плода - Господь действительно полностью удаляется и ученичество "тотчас засыхает". Не будет же от тебя плода вовек.

Это означает - что пока готовность человека к Пути не достигнута и более в этом цикле Дух не будет подвергать человека Огненному Влиянию, и человек не принесет Духовного Плода. Остаток жизни в цикле превратится для человека в накопление зрелости и подготовку к новому циклу.
Если же Господь находит "Плод" - вера человека выстояла - то: " чего ни попросите в молитве с верою, получите." Ученичество будет продолжено!

Духовный голод будет утолен.


Совершенно забыв о голоде, я начал потихоньку приходить в себя, восстанавливать то, что нарушил пастух, то есть свою энергию и решимость.  Если ночь застигнет меня на этой мрачной осыпи, мне следует найти такое место, где я мог бы дать отдых своим усталым костям без страха скатиться вниз по Откосу. Я смог оценить свое восхождение. Глядя вниз с горы я едва мог поверить, что забрался так высоко. Нижний конец Откоса был уже не виден, в то время как верхний казался вполне достижимым. 

Психологически состояние человека на этом этапе ученичества выглядит так: человеку кажется - что испытание Господа подвергло его (человека) разрушению, потеряны энергия, решимость и знание. Человек чувствует себя разбитым, опустошенным и заблудившимся и старается восстановить прежнюю решимость.

На самом деле этот первый настоящий контакт с Духом принес человеку новый уровень Энергии Сознания, но пока человек не осознает этого, находясь полностью в плену еще старого состояния сознания и присущего ему образа действия.

Человек надеется все еще на свое "тело" (а не на Дух), на "кости" и действия, основанные на телесности, на старом физическом сознании и его методах.
Человек надеется найти некое "убежище" - где бы он мог восстановить силы и передохнуть.
Но, больше никаких убежищ для старой телесности не будет...

Человек пытается перестраховаться, и найти такое место из которого в случае чего можно было бы вернуться к старому состоянию - к тому от чего начал, к проверенному и знакомому состоянию жизни.
Но, больше этого не будет. И это еще одно испытание! С этого момента двигаться можно только вперед. Любая попытка возвращения назад будет приносить больше страдания чем даже балансирование на тонкой тропинке (узкие врата) Пути.

Это состояние основано на том - что первое прикосновение Духа изменило жизненную систему человека - в ней стал активным духовный элемент чуждый обычному миру (состоянию сознания) и это означает что мир будет пытаться вернуть контроль над человеком активизируя свои влияния. Духовный мир так же будет пытаться вести человека дальше. Результатом этого будет состояние воздействия двух в некотором роде противоположных сил : силы мира и силы Духа.

Иоанн 17. 11
Я уже не в мире, но они в мире, а Я к Тебе иду. Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы.
Когда Я был с ними в мире, Я соблюдал их во имя Твое; тех, которых Ты дал Мне, Я сохранил, и никто из них не погиб, кроме сына погибели, да сбудется Писание.
 Ныне же к Тебе иду, и сие говорю в мире, чтобы они имели в себе радость Мою совершенную.
 Я передал им слово Твое; и мир возненавидел их, потому что они не от мира, как и Я не от мира.
 Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла.
 Они не от мира, как и Я не от мира.



Я смог оценить свое восхождение. Глядя вниз с горы я едва мог поверить, что забрался так высоко. Нижний конец Откоса был уже не виден, в то время как верхний казался вполне достижимым. 


По состоянию "не от мира" человек может оценить свое восхождение. Глядя на оставленный мир, на состояние животной жизни, в котором пребывает большинство людей, человек обнаруживает себя поднявшимся над этим. Животная жизнь больше "не видна", не вызывает прельщения или осуждения, человека больше не заботят вопросы низшего существования, подобные стяжанию средств существования или карьерного роста... Человек все свое внимание на восхождении к Духу. Именно духовное питание становится "хлебом насущным".

Конец восхождения - "духовность" в этот момент кажутся вполне достижимыми. Кажется - еще немного - и все будет достигнуто! Будет достигнута вершина человеческой духовности - соответствующая ожиданиям и тем образам - которые человек имеет на этот счет.. Но, истинная Вершина еще очень далеко.

На закате я подошел к нагромождению скал, образующему что-то вроде грота. Хотя грот и нависал над пропастью, чьи глубины скрывались в густой тьме, я решил превратить его на эту ночь в свой приют.

 "На закате". На самом деле человек достиг важного момента своей жизни - Запада - Заката. Это состояние Иоанна. Ему должно расти, а мне умалятся. Закат природной жизни и рассвет духовной.
Испытание пустыней, испытание удалением Господа должно обнаружить в человеке спонтанную возможность действовать опираясь не на природную жизнь, а на свою духовную сущность.

Это испытание нельзя "подделать", нельзя дать правильный ответ истинно не обладая духовным состоянием. Дух видит человека "насквозь", всегда будет предоставлено такое испытание, сложатся такие обстоятельства и человек будет находиться в таком состоянии - когда действовать он сможет только исходи из истинного состояния своей Души.


Ориентиры жизни человека скроются в глубокой тьме и человек должен будет действовать единственно правильным образом - искать убежища в гроте своей Души.

"Грот" - это символ вместилища, символ Сердца. Человек должен будет оказаться в состоянии - когда вся жизнь человека "помещается в грот Души". Психологически это состояние можно описать так: человек ищет приют в жизненной позиции когда все его существо своей жизнью произносит мантру из молитвы Господа - "Да, будет Воля Твоя".


Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #34 : 25 Май 2010, 08:41:49 »

Обувь моя была вся разбита и забрызгана кровью. Когда я попытался ее снять, то обнаружил, что кожа на ступнях присохла к подметкам, как приклеенная. Пальцы на руках были покрыты кровоточащими ссадинами. Ногти напоминали куски коры, содранные с засохшего дерева. Если в моей одежде и было что-то целое раньше, то теперь все оно рассеялось по острым камням. Голова просто валилась с плеч от усталости. Казалось, что в ней не осталось ни одной мысли, кроме желания спать.
 
Я не знаю, долго ли спал, мгновение, час или вечность. Но вдруг проснулся, почувствовав, как кто-то дергает меня за рукав. Ошеломленно вскочив, дрожа со сна, я уставился на юную девушку, стоящую передо мной. В руках она держала тусклый фонарь. Она была совершенно обнаженной. Лицо ее было необычайно красиво, формы тела утонченно прекрасны. Но за рукав меня тянула какая-то старуха, причем она была настолько  безобразной, насколько прекрасна была девушка. При взгляде на нее меня пробрал озноб с головы до ног.
“Ты видишь, как добра Фортуна, мое дорогое дитя?”- проскрипела карга, наполовину стянув куртку с моих плеч. “Никогда не теряй надежды на Фортуну.”
Я буквально онемел и даже не пытался что-либо сказать, а не то чтобы оказать хоть какое-то сопротивление. Напрасно я взывал к своей воле. Казалось, что она меня просто покинула. В руках старухи я оказался совершенно бессильным, хотя мог бы одним махом выставить из грота и ее саму, и ее дочь. Но у меня не было возможности даже пожелать этого, а не то чтобы двинуться.
Не удовлетворившись одной курткой, карга продолжала меня раздевать, пока я не оказался совершенно голым. Стягивая с меня каждую очередную вещь, она передавала ее девушке, которая тут же надевала ее на себя. По стенам грота металась тень от моего обнаженного тела и еще тени двух женщин, облаченных в лохмотья. Они наполнили меня смешанным чувством страха и отвращения. Не в силах что-нибудь понять, я безмолвно взирал на происходящее, забыв, что слово оставалось единственным оружием, доступным мне в такой незавидной ситуации. Наконец, мой язык оттаял, и я прохрипел:
“Если ты, старуха, и потеряла всякий стыд, то я - нет. Меня смущает моя нагота, даже в присутствии такой бесстыдницы, как ты. Но бесконечно больший позор я переживаю, оказавшись в таком виде перед девичей невинностью.”
“Как она переживет твой стыд, так и ты переживи ее невинность.”
“Но что за нужда может быть у девушки в лохмотьях, принадлежащих усталому человеку, который вдобавок затерялся в горах и оказался в таком месте в такую ночь?”
“Может быть, это облегчит ее бремя. Может быть, это согреет ее. Ведь у бедной детки буквально зуб на зуб не попадает от холода.”
“Но когда от холода начнут стучать мои зубы, как от этого избавлюсь я? Неужели в твоем сердце нет ни капли жалости? Ведь одежда - это все, что у меня есть в этом мире.”
 
“Меньше вещей - меньше забот.
Больше вещей - больше забот.
Больше забот - меньше потерь.
Меньше забот - больше потерь.
Пошли отсюда, деточка.”
 
Когда она взяла девушку за руку и уже собиралась уйти, в уме у меня вдруг возникли тысячи вопросов, которые мне захотелось ей задать, но на языке оказался только один из них:
“Прежде, чем ты уйдешь, старуха, не будешь ли ты так добра, чтобы сказать мне, далеко ли мне еще до вершины?”
“Ты на краю Черной Бездны.”



Обувь и кровь.


Одним из символов христианства является Иисус, распятый на кресте. Крест - это очень древний символ нашего мира, он указывает на четыре направления пространства и имеет две перекладины: горизонтальную, символизирующую плоскость нашего мира, и вертикальную, символизирующую ось духовного восхождения. Иисус - это Душа, руки которой "прибиты" в горизонтальной планке - что означает недеяние - необходимость отсутствия диалектического действия "на горизонтальной плоскости". Этот принцип указывает на то - что вопросы духовного роста не решить действиями, направленными на изменение своих жизненных обстоятельств.
Ноги Иисуса привязаны к вертикальной планке креста. Это символизирует то - что ученик ногами стоит на Пути духовного восхождения. В масонской символике - это квадрат строительства.

Кровь - является универсальным эликсиром, все изменения сознания находят отражение в крови. Другими словами - весь ваш Путь отображается в Вашей крови. И, Ваша "обувь" - средства, которые Вы используете для своего духовного восхождения "забрызганы Вашей кровью". Есть выражения "войти в кровь и плоть", "молодая кровь" и т.д. - все они указывают на сохранившееся подсознательно знание о том - что изменение крови содержат Путь.

"Кожа на ступнях, присохшая к подметкам" - это символ привязанности к низшим аспектам жизни. Когда герой обнаруживает - что его ноги присохли к подметкам - это означает - что его сознание недостаточно чисто, ведь кандидат пока еще действует старыми природными методами - и его восхождение еще очень отягощено грузом старой жизни.

Вот что пишет Блаватская в "Голосе Безмолвия":

http://www.theosophy.ru/lib/golos.htm
Лестница, по которой поднимается соискатель, построена из ступеней страдания и боли; утешить их может лишь голос праведности. Горе же тебе, ученик, если ты не оставил порок, хотя бы один. Ибо тогда лестница подломится и низвергнет тебя, а подножие её — в глубоком болоте твоих грехов и заблуждений, и прежде чем ты сможешь попытаться перейти эту широкую пропасть материи, ты должен омыть свои ноги в Водах Отречения. Будь осторожен, ты не должен ставить на нижнюю ступень ногу, которая ещё в грязи. Горе тому, кто осмелится нечистыми ногами осквернить хотя бы единую ступень. Вонючая и липкая грязь затвердеет, приклеится к его стопам и пригвоздит его ноги на месте; и, подобно птице, пойманной в коварные силки птицелова, он будет удержан от дальнейшего продвижения. Пороки его примут образы и повлекут его вниз. Его грехи поднимут голоса свои подобно шакалам, хохочущим и рыдающим на закате солнца; мысли его станут ратью, которая захватит его и уведет плененным рабом.

Одежда. В мистическом символизме одежда всегда была символом ауры человека.

Откр. 7.

И все Ангелы стояли вокруг престола и старцев и четырех животных, и пали перед престолом на лица свои, и поклонились Богу,
говоря: аминь! благословение и слава, и премудрость и благодарение, и честь и сила и крепость Богу нашему во веки веков! Аминь.
И, начав речь, один из старцев спросил меня: сии облеченные в белые одежды кто, и откуда пришли?
Я сказал ему: ты знаешь, господин. И он сказал мне: это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца.
За это они пребывают ныне перед престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме Его, и Сидящий на престоле будет обитать в них.
Они не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной..


"Облеченные в белые одежды" - это те - аура которых стала "белой" - чистой.

Вначале пути аура человека состоит из земных сил личности: мыслей, чувств, эмоций и т.д. - в их силовом выражении.
Путь, по которому кандидат поднимается на Гору Духа разрывает все это в клочья дабы заменить новыми, белыми одеждами новой Души.

Постепенно аура кандидата "разрывается острыми камнями" - человек утрачивает целостность своего прежнего состояния. И, в голове больше не остается не одной мысли, ни одной идеи о том - как дальше ему продолжать путь.

Это благодатное состояние.

В этот момент ученик замечает две фигуры.

Ошеломленно вскочив, дрожа со сна, я уставился на юную девушку, стоящую передо мной. В руках она держала тусклый фонарь. Она была совершенно обнаженной. Лицо ее было необычайно красиво, формы тела утонченно прекрасны. Но за рукав меня тянула какая-то старуха, причем она была настолько  безобразной, насколько прекрасна была девушка. При взгляде на нее меня пробрал озноб с головы до ног.

Видение это сопровождается энергетической встряской - "озноб" - это состояние описано в Алхимической Свадьбе Христиана Розенкрейца так:

В канун Пасхи я сидел за столом в своем доме на вершине холма, готовя свое сердце к празднеству следующего дня, как вдруг поднялась ужасная буря, казалось, весь холм, на котором стоял мой дом, вот-вот развалится на части.
Я испугался, подумав, что это, должно быть, еще один трюк дьявола, причинившего мне немало зла, и тут вдруг почувствовал, будто меня дергают сзади за платье. В ужасе я оглянулся и тут увидел прекрасную восхитительную Деву в небесно-голубом одеянии, усеянном золотыми звездами и с большими красивыми крыльями, имевшими множество глаз. С помощью этих крыльев она могла подниматься вверх. В правой руке она держала золотую трубу, а в левой — большую пачку писем, на всех языках, которые она должна была разнести по всем странам.


Буря, которую переживает ХР, после подготовки к празднованию Пасхи (Пасха означает: переступить Порог) - это совершенно конкретный магнитный Шторм, происходящий в сознании ученика.
Важным является - то - что "дергают сзади" - т.е. внимание ученика направлено вначале в сторону противоположную настоящей духовности и что бы повернуться к "Деве" нужно оглянуться или "обернуться" - пройти обращение - развернуть вектор своей жизни.

Дева - это символ непорочности - того - что существо рождено "не во грехе" - другими словами - не принадлежит диалектическому миру. Грех - это не чувственное или моральное падение, а состояние двойственности и привязанности к низшей жизни.

Дева - это символ новой Души ученика. В гроте Сердца ученик видит свою новую Душу, только что рожденную и совершенно голую - без всяких покрывал и одежды мыслей или эмоций.
Но, за рукав героя тянет не Она, а "старуха" - это старая Душа ученик - его природное состояние - его природное Сознание. По сравнению с Девой - старое сознание выглядит безобразным, хотя с точки зрения природной жизни - сознание ученика духовно и возвышено...

Напрасно я взывал к своей воле. Казалось, что она меня просто покинула. В руках старухи я оказался совершенно бессильным, хотя мог бы одним махом выставить из грота и ее саму, и ее дочь. Но у меня не было возможности даже пожелать этого, а не то чтобы двинуться.

Воля.
Одним из самых важных магических действий на Пути является отказ от воли. Кажется - что отказ от воли - это нечто противоестественное, такой человек должен превратиться в больное и безвольное существо..., так и будет - если речь идет о природном пути. Но, ученик истинно возродивший свою Душу, отказывается от своей воли в пользу Воли Бога, которая становится настоящей Волей человека. Да, будет воля, Твоя! Молитва господня.
В Традиции толтеков Волю Бога называют - Намерением. Это безличная универсальная Сила, связывающая все во вселенной.

Магия новой жизненной позиции заключается в отказе от эгоистичных целей и в способе жизни не основанном больше на низшем "я". Поэтому - отказ от достижения целей с помощью воли является важным этапом.

Фонарь в руке Девы - это пока еще тусклое свечение осознания. Этот свет, который зажигается в сердце кандидата и который теперь будет освещать дорогу.

Не удовлетворившись одной курткой, карга продолжала меня раздевать, пока я не оказался совершенно голым. Стягивая с меня каждую очередную вещь, она передавала ее девушке, которая тут же надевала ее на себя. По стенам грота металась тень от моего обнаженного тела и еще тени двух женщин, облаченных в лохмотья. Они наполнили меня смешанным чувством страха и отвращения. Не в силах что-нибудь понять, я безмолвно взирал на происходящее, забыв, что слово оставалось единственным оружием, доступным мне в такой незавидной ситуации.

В начале было Слово. Слово - это вибрация. Единственным оружием ученика на пути - является вибрация его жизни. Забытое Имя Бога - это вибрация Жизни. Произносить Имя Бога - значит жить на основе Слова. Жить так - что все энергетические центры человека вибрируют, настроенные на духовные излучения высшей Жизни.

Такая жизнь похожа на процесс раздевания. Ученик не приобретает какие-то новые "духовные" качества, а наоборот раздевается - избавляется от груза всего наносного - что "прикрывало его стыд". Раздеваясь ученик возвращается к своей истинной сути - к тому каков он есть на самом деле.
Старая Душа (а, на самом деле - это два аспекта одного и того же существа) раздевает кандидата - снимает с него все состояния его эфирного, астрального и ментального тела и передает все это Деве - новой Душе. Другими словами - все состояние сознания, все аспекты существа человека передаются в управление Новой Душе. Это алхимический Процесс - процесс полного изменения сознания человека.

“Если ты, старуха, и потеряла всякий стыд, то я - нет. Меня смущает моя нагота, даже в присутствии такой бесстыдницы, как ты. Но бесконечно больший позор я переживаю, оказавшись в таком виде перед девичей невинностью.”

Все моральные аспекты больше не важны. Кандидат начинает жить не на основе Закона - морали, обычаев, воспитания и т.д., нет - он начинает жить на основе внутреннего Закона Сердца.
В начале этого процесса кандидат болезненно переживает собственное разоблачение. Людям всегда удается скрывать от себя самих свою никчемность и уровень состояния. Людям кажется - что они вполне пригодны для высшей жизни, красивы, воспитаны, культурны и хороши. Но, это не так. Процесс разоблачения открывает кандидату всю глубину его падения и весь ужас его состояния.

Матф.23:27 Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты;

“Может быть, это облегчит ее бремя. Может быть, это согреет ее. Ведь у бедной детки буквально зуб на зуб не попадает от холода.”

Предназначением нового состояния Души кандидата является продолжение пути. Являясь Существом Света, Душа вначале испытывает "холод" от нашего мира, но постепенно, берясь за работу дальнейшего преображения, - Одежды праведности согревают Её.
Путь продолжается.

Человек испытывает страх перед неизвестностью.

Ведь одежда - это все, что у меня есть в этом мире.”

Человеку кажется - что все чего он достиг, чем он является - это его "духовный багаж" - необходимое средство его жизни и движения по пути..

Но, все это теперь не важно. Новая Жизнь требует всего нового, старые одежды не помогут на дальнейшем пути. Они будут лишь мешать.

Матф. 19.

Юноша говорит Ему: всё это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне?
Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною.
Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение.
Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное;
и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие.


Все "духовные богатства" - достоинство, способности и т.д. - это всего лишь бесполезный груз на дальнейшем мистическом пути. Это все лишь подобно якорям тянет назад, держащегося за свое богатство.
Все это не настоящее. Все это богатство - лишь иллюзия, образ, земное отражение небесного сокровища новой Души.

“Меньше вещей - меньше забот.
Больше вещей - больше забот.
Больше забот - меньше потерь.
Меньше забот - больше потерь.
Пошли отсюда, деточка.”


Не держитесь не за что. Вы имеет вещи, вещи имеют Вас. Это же относится и к "духовным" вещам. Не будьте богатым юношей, раздайте все ваше "имение" и следуйте за Христом. От сюда...

“Прежде, чем ты уйдешь, старуха, не будешь ли ты так добра, чтобы сказать мне, далеко ли мне еще до вершины?”
“Ты на краю Черной Бездны.”


  Куда? На крест. Прежде чем "старуха" уйдет, старое состояние будет заменено новым - должна произойти мистерия распятия - смерти и Жизни. Далеко ли до вершины?

Рядом. Только символика духовного дерева Акации - говорит о "переворачивании корней" - корни небесного дерева направлены в небо, а вершина в пропасть.

То - что является вершиной для Души, является Бездной для земной личности...
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #35 : 25 Май 2010, 16:24:09 »

Читатели - если не в лом - оставляйте замечания - не слишком ли я непонятно пишу. Потому как могу забраться глубже, могу вынырнуть чуть поближе. Улыбка
Просто есть вещи о которых нельзя рассказывать. И многие принципы для неподготовленного человека выглядят странными...
Записан
d

Offline Offline



topic icon
« Ответ #36 : 25 Май 2010, 16:49:29 »

ты забирайся Улыбка
когда мозг ломается - это весело! Веселый
Записан
гость

Offline Offline


topic icon
« Ответ #37 : 25 Май 2010, 17:32:35 »

да, вроде, внятно пишешь.

Спасибо! Актуально.
Записан
Knospe

Offline Offline


Leben heißt langsam geboren werden


topic icon
« Ответ #38 : 26 Май 2010, 18:08:35 »

Большое спасибо, Алекс!
Я прочитал Книгу Мирдада год назад, но сейчас, читая комментарии, воспринимается текст глубже...
И как-то становится на "душе" легче.
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #39 : 03 Июнь 2010, 16:01:49 »

Только-только я стал приходить в себя, как услышал собачий лай, а потом увидел вновь приближающийся свет, ближе, ближе, и вот, он уже в гроте.
"Ты видишь, как добра Фортуна, моя любимая? Никогда не теряй надежды на Фортуну." Похоже, голос принадлежал очень, очень  старому мужчине. Он был сгорблен, бородат, колени у него дрожали. Обращался он к женщине, такой же старой, как и сам. Она была беззуба, горбата, ноги также дрожали. Демонстративно не обращая на меня никакого внимания, он продолжал вещать все тем же пискливым голосом, который, как казалось, с трудом вырывался из его гортани:
"Великолепный брачный чертог даст приют нашей любви, и посмотри, какой замечательный посох вместо того, что ты потеряла. С ним ты не будешь больше спотыкаться, моя любовь." Произнеся это, он схватил мою палку и отдал ее женщине, которая склонилась над ней, любовно и ласково поглаживая иссохшими пальцами. Затем, как бы заметив меня, но продолжая говорить со спутницей, он заявил:
"Путник сейчас удалится, любимая, и мы предадимся нашим ночным грезам наедине."
Это прозвучало как команда, которой я был не в силах ослушаться. Тем более, что ко мне, явно выполняя приказ своего хозяина, приблизилась собака и начала угрожающе рычать. Происходящее наполнило меня ужасом, я смотрел на все как бы в трансе. Так как никакого другого выхода не оставалось, я поднялся и направился из грота наружу,  одновременно изо всех сил пытаясь заговорить, чтобы защитить себя и отстоять свои права.
"Мой посох - вы отняли его. Вы будете так жестоки, что отнимите у меня и этот грот? А ведь это мой приют на ночь."

"Разве здоровому нужен костыль?
Символ свободы - дорожная пыль.
Мы лишь, калеки, с палкой бредем.
Только у узника должен быть дом."

Распевая это хором, они стали готовить себе ложе, взрывая пальцами гравий и выравнивая его. На меня они при этом не обращали ни малейшего внимания. В отчаянии я вскричал:
"Взгляните на мои руки. Взгляните на мои ноги. Я путник, заблудившийся на этом безлюдном склоне. Мой путь сюда помечен кровью. Я не в силах рассмотреть ни дюйма дальнейшего пути по этой ужасной горе. А вам она, как кажется, хорошо знакома. Вы не боитесь возмездия? Дайте мне по крайней мере фонарь, если вы не позволяете мне остаться в гроте на ночь."

"Нет любви напоказ, светом не поделишься.
Сам люби и свети, если не поленишься.
И природа во тьме мертвою покажется,
А бродить в темноте, кто ж на то отважится?"

Разгневанный до крайности, я решил прибегнуть к мольбе, хотя одновременно и чувствовал, что все окажется бесполезным. Ибо неукротимая сила влекла меня наружу.
"Добрый дедушка, милая бабушка! Хоть я и окоченел от холода, хоть я и онемел от усталости, но не буду я таким уж лишним. Я не ложка дегтя в бочке меда. И я когда-то любил. Я оставлю вам свой посох и свое скромное жилище, которое вы избрали в качестве брачного чертога. Но взамен я хочу попросить вас об одной вещи: Если уж вы отказались дать мне фонарь, не будете ли вы так любезны указать мне направление отсюда к вершине горы? Ведь я совершенно сбился с пути, меня совершенно выбило из равновесия. Я не знаю, ни как высоко уже поднялся, ни сколько мне еще предстоит подниматься."
Не обратив на мои мольбы никакого внимания, они продолжали распевать:

"К вершинам кто стремится, заглядывает вниз.
Чтоб к правде приобщиться, бежать не торопись.
Кто чувствует глубоко, совсем окоченел.
А мастер красноречья - словно онемел.
Приливы и отливы - только лишь течения.
Чтоб тайну обрести - иди без направления.
Самое великое - воистину мало.
Раздай все без остатка, богатство чтоб пришло."

Из последних сил я стал умолять их сказать хотя бы, в какую сторону от грота мне следует идти. Ведь смерть меня может поджидать на первом же шагу, который  я только успею сделать. А мне так не хочется умирать. Затаив дыхание я ждал ответа. И он явился в форме очередного странного куплета, который только еще больше меня запутал и разозлил:

"Скалистые обрывы круты и высоки.
Объятья этой бездны нежны и глубоки.
Все жители земные в одной норе сидят,
Приманку заглотили, ввысь больше не глядят.
Им - смерть одна награда:"Живи, чтоб умереть,
Или уйдя - будь в жизни." - так следует всем петь!"

Как только я наощупь выбрался из грота, свет фонаря угас. Собака тоже вышла со мной, как будто для того, чтобы убедиться, что я действительно ушел. Тьма была так тяжела, что я буквально ощутил ее черное давление на своих веках. Но у меня не было ни секунды, чтобы осмотреться. Собака очень убедительно мне это продемонстрировала.

Один нерешительный шаг. Другой. А на третьем шагу я вдруг ощутил, что гора подо мной поехала. Я почувствовал, что на меня набросились как бы бурлящие морские волны тьмы, которые сбили мое дыхание и с силой повлекли меня все ниже, ниже и ниже.
Последнее, что мелькнуло в моей голове, когда вихрь увлек меня в пустоту Черной Бездны, это образ чертова жениха и невесты. Последние слова, что я бормотал, когда дыхание замирало на моих устах, были те, что произнесли они:

"Живи, чтоб умереть, или уйдя - будь в жизни."




Собачий лай. Собака - символ мира мертвых, подземного царства и т.д. Герой слышит собачий лай - это означает что мир мертвых в нем (герое) начинает просыпаться под действием прохождения пути. Мир мертвых - это все прошлое человеческого существо - то место где спит "изначальный".

Старик. Очень старый мужчина.

" Похоже, голос принадлежал очень, очень  старому мужчине. Он был сгорблен, бородат, колени у него дрожали. Обращался он к женщине, такой же старой, как и сам. Она была беззуба, горбата, ноги также дрожали.

Речь идет о символизме "изначального человека".

Адам Кадмон в Каббале — (приблизительный перевод — «первоначальный человек») — название первого (высшего) из 5 духовных миров, созданных после Первого Сокращения (на иврите «Цимцум Алеф») как система для исправления Творения.
Мир «Адам Кадмон» называется «Адам», потому что его его строение (сфирот йошер со светом отдачи) — это корень (зародыш) человека нашего мира. Называется «Кадмон» (первый, основа) потому что в нем действует только лишь ограничение первого сокращения света, в отличие от более нижних миров, где уже действует второе сокращение.

Легенда символически рассказывает о том - что изначальный Человек спит (мертв) в каждом человеке. Он очень стар по времени - по этому его символически изображают стариком.

Или - основателем рода, первым человеком над которым как дерево растет род - человеческие воплощения жизнь за жизнью.

Вот Густав Майринк в "Белом Доминиканце":
Цитировать

Нашего первопредка мы обычно называем нашим корнем. Мы, десять баронов его потомков, - ветки. Наши имена все начинаются с буквы "Б", например: Бартоломеус, Бенджамин, Балтазар, Бенедикт и так далее. Только имя нашего первопредка - Христофор - начинается с буквы"Х". В нашей семейной хронике записано, что основатель рода предсказал: вершина родового древа - двенадцатая ветвь - снова должна носить имя Христофор. (носитель Христа).

 В первом эпизоде событий внутри грота Сердца мы видели две фигуры: старухи и юной девы. Это образное описание двух аспектов мира Души. В Алхимической Свадьбе Христиана Розенкрейца "старуха" описана как "Старая Королева - мать".

Наконец, вошла дева с диадемой на голове, она скорее смотрела вверх на небеса, чем на землю. Мы все подумали, что она была невестой, но очень ошибались, хотя по  почету, богатству и положению она значительно превосходила невесту и впоследствии правила всей свадьбой.
По такому случаю, мы все последовали примеру нашей Девы и пали на колени перед герцогиней, хотя она показала себя очень смиренной и набожной. Она предложила каждому из нас свою руку, предупредив, чтобы мы не  слишком удивлялись этому, поскольку это было одной из самых небольших щедрот, которые она могла нам дать. Напротив, мы должны поднять свои глаза к Творцу и научиться признавать его всемогущество, и так продолжать избранный нами курс, пользуясь этой милостью во славу Бога и для спасения человечества.


Речь всегда идет о Душе кандидата, впрочем в силу своей сущности Душа одновременно является и Душой природы и Матерью Тварения. В первом эпизоде душа (сознание) кандидата выступает в роли старухи, сопровождающей Деву - новорожденную Душу нового типа - Душу, рожденную "от Воды и Духа" и не имеющую отношения к земным силам (и поэтому девственной).

Во втором эпизоде - эпизоде со "стариком" - мы так же видим "старуху", но в данном случае она появляется в сопровождении Изначального Человека - в его состоянии падения. Мы помним - что изначальный человек был ввергнут в падение - процесс фиксации сознания в области Времени - и от того стал "временным" - подверженным Закону смерти. Он (изначальный) стал стариком, спящим под гнетом Великой Иллюзии и видящим сны. Ноги его дрожат и сам он слаб (по отношению к Божественному Миру).

Для того что бы разбудить его и превратить в Вечно юного Изначального нужен "герой" - который впоследствии сам станет единым со всем Сущим..
Процесс в результате которого происходят духовные превращения называется Алхимией.
Дева с диадемой на голове (Диадема - знак духовного состояния) - это старая природа Человека - земная природа - Природа-Мать. Она не является невестой - т.е. Истинной Душой - которая продолжит Путь в областях Духовных миров, но "по почету и богатству" превосходит невесту - т.е. земная душа человека в результате его долгого пути сквозь области падения приобрела все необходимые ей качества и Славу. Эта природа управляет всей Свадьбой и эта свадьба становится возможной только потому - что старая душа приобрела необходимый опыт и она теперь " смотрит вверх на небеса, чем на землю" .
Старик и старуха второго эпизода - это Изначальный природный человек и Природная Душа, которые приобрели необходимую мудрость пройдя через эоны земного существования.

В физическом теле эти две фундаментальные Силы (мужская и женская) проявляются как состояние Шишковидной железы.  По сути - шиковидная железа (pinealis) - это орган "видения" - посредством излучений обеспечивается усвоение впечатлений напрямую - без участия органов земного восприятия и нервной системы.

Образы старых Короля и Королевы в символике Алхимической свадьбы как и образы старика и старухи Найми - это всегда описание этапов генезиса состояния кандидата, проходящего через Мистерии.
Вот что пишет Ян ван Райкенборг:
Цитировать

Как только они поворачиваются, чтобы уйти, они видят около выхода, имеющего форму арки, три великолепных королевских трона, средний  из которых несколько выше других. Каждый трон занят двумя фигурами: в первом кресле сидит старый седобородый король со своей молодой и красивой женой; в третьем кресле сидит король средних лет, одетый в черное, с очень старой женщиной. На центральном троне - двое молодых людей. Давайте рассмотрим, что представляют эти шесть персонажей в процессе Четвертого Дня.
Сначала - старый седой король. Он представляет зрелость опыта, который является частью существа в проявлении (манифестации). Как много оживлений личностей узнает ваш микрокосмос через свои блуждания по Матери Земли! Какой запас опыта хранится в существе ауры микрокосмоса! И теперь сумма всего этого опыта оказалась в распоряжении кандидата. И ясно, что те, кто поднялись к Четвертому Дню семеричного пути освобождения, будут способны использовать это сокровище опыта совершенно по новому; в действительности они должны будут делать это.
Вот почему мы видим молодую и красивую королеву около старого седого короля. Она - это персонификация многих новых возможностей, которые кандидат вызвал в ходе своей жизни на пути само-реализации .
Во-вторых, мы видим черного короля средних лет и закрытую вуалью старую женщину около него. Не является ли это образом большого кубка, наполненного горечью, который человек-в-генезисе должен осушить в его многовековом блуждании через материю и ночь? Черный - это цвет ночи и темноты. Черный - это цвет траура. Это - символ горя, покаяния и очищения, а также символ множества грехов и неправильного образа жизни. Какой зрелости блуждающий человек-в-генезисе достиг таким образом! Урожай опыта - это урожай горечи!
Но все это теперь на пользу двум молодым людям, сидящим в центре. Они еще не коронованы, ибо пока была достигнута только потенциальная победа. Именно поэтому пока они носят только лавровые венки на своих головах. Но прекрасная, драгоценная корона уже висит над ними.
Эти двое молодых людей - центральные фигуры в великой новой работе, теперь становящейся возможной: их нужно вести к абсолютному царствованию.

"Великолепный брачный чертог даст приют нашей любви, и посмотри, какой замечательный посох вместо того, что ты потеряла. С ним ты не будешь больше спотыкаться, моя любовь."

Недаром мы все время возвращаемся к Алхимической Свадьбе - процесс преображения, алхимического переплавления в самом разгаре в кандидате.
Брачный чертог - это рабочее место Алхимии - человеческое существо в котором происходит взаимодействие мужского и женского аспектов всепроявления.

Посох - это позвоночник человека - вместилище и дорога духовных энергий.
Теперь - все состояние человека становится новым и "старуха" - природная душа человека не будет спотыкаться - все человеческое существо далее поведут новые Духовные Силы.

"Путник сейчас удалится, любимая, и мы предадимся нашим ночным грезам наедине."


Путник - центральное сознание кандидата удалится. Центр внимания и осознания кандидата больше не будут направлены на старую земную природу. Это очень важно. Как сказала Королева-Мать: мы должны поднять свои глаза к Творцу . Состояние кандидата и способ его движение по Пути изменяются.

"Разве здоровому нужен костыль?
Символ свободы - дорожная пыль.
Мы лишь, калеки, с палкой бредем.
Только у узника должен быть дом."


Он "выздоравливает". Единственной и самой главной болезнью человечества является незнание. Погруженность в область иллюзии и полная подчиненность её наваждениям.
Здоровый - новый Человек не нуждается в больше в костылях. Ему больше не нужны чужие слова в виде философии или веры, ему больше не нужно вторичное знание в виде записанного закона или Евангелия, ему больше не нужны природные силы в виде культивируемой воли или методов тренировки личности. Все это удел "калек" - неполноценных с точки зрения Духовного Мира - природных диалектических людей.

Новый человек ушел от всего этого к Свободе. И его единственной опорой и Силой стал сам Путь. Движение по этому Пути дает все необходимые возможности.

Старый "дом" - вся картина мира делала Человека своим узником. Она, картина мира, аура и астральная область - являлись домом и тюрьмой природного человека. Новый Человек больше не нуждается в доме как в индивидуальной области защиты его личного пространства и его образа. Настоящим Домом теперь стала Река Жизни - вся Вселенная.

"Нет любви напоказ, светом не поделишься.
Сам люби и свети, если не поленишься.
И природа во тьме мертвою покажется,
А бродить в темноте, кто ж на то отважится?"


Новое состояние определяет теперь все сознание кандидата. Истинное состояние.  Старый "фонарь" - силы старой природы больше не могут помочь кандидату в его дальнейшем пути, единственным средство становится Любовь, поселившаяся внутри Человека.
Теперь человек сам превращается в Фонарь. Он светит Любовью не от мира сего.
Старый мир кажется теперь ему "мертвой пустыней" и "тьмой", возврат к прошлому теперь окончательно невозможен...

..., я решил прибегнуть к мольбе, хотя одновременно и чувствовал, что все окажется бесполезным. Ибо неукротимая сила влекла меня наружу.

Теперь кандидата неукротимо влечет "наружу" Иллюзии. И теперь он вынужден будет оставить свою старую телесность - свое старое состояние организма.

. Я оставлю вам свой посох и свое скромное жилище, которое вы избрали в качестве брачного чертога..

И хотя кандидат все еще как то рассчитывает на указания Пути старыми силами - просит Короля и Королеву указать дальнейший путь, но теперь Мудрость поведет его совершенно новыми путями.

"К вершинам кто стремится, заглядывает вниз.
Чтоб к правде приобщиться, бежать не торопись.
Кто чувствует глубоко, совсем окоченел.
А мастер красноречья - словно онемел.
Приливы и отливы - только лишь течения.
Чтоб тайну обрести - иди без направления.
Самое великое - воистину мало.
Раздай все без остатка, богатство чтоб пришло."



То есть мы видим практически полное "переворачивание" человеческих ценностей и человеческого способа действия.

Сравним с Дао Дэ Цзин Лао Цзы:

Цитировать
ДАО, которое может быть выражено словами, не есть постоянное дао. Имя, которое может быть названо, не есть постоянное имя. Безымянное есть начало неба и земли, обладающее именем - мать всех вещей.

Поэтому тот, кто свободен от страстей, видит чудесную тайну [дао], а кто имеет страсти, видит только его в конечной форме. Безымянное и обладающее именем одного и того же происхождения, но с разными названиями. Вместе они называются глубочайшими. Переход от одного глубочайшего к другому - дверь ко всему чудесному.
Или :


Цитировать
Что же такое настоящий человек? Настоящие люди древности не противились своему уделу одиноких, не красовались перед людьми и не загадывали на будущее. Такие люди не сожалели о своих промахах и не гордились своими удачами. Они поднимались на высоты, не ведая страха, входили в воду, не замочив себя, входили в огонь и не обжигались. Таково знание, которое рождается из наших устремлений к Дао.

Настоящие люди древности спали без сновидений, просыпались без тревог, всякую пищу находили одинаково вкусной, и дыхание в них исходило из их сокровеннейших глубин. Ибо настоящий человек дышит всем телом, а обыкновенный человек дышит горлом.

Скромные и уступчивые, они говорили сбивчиво и с трудом, словно заикались. А у тех, в кого желания проникли глубоко, внутренняя сущность лежит на поверхности.

Настоящие люди древности не знали, что такое радоваться жизни и страшиться смерти; не торопились прийти в этот мир и не противились уходу из него. Не предавая забвению исток всех вещей, не устремляясь мыслью к концу всего сущего, они радовались дарованному им, но забывали о нем, когда лишались этого. Они не вредили Дао умствованием, не подменяли небесного человеческим. Таковы были настоящие люди.


Или:

Цитировать
Меньше ученым* чести —
     меньше в народе споров.
Меньше ценятся вещи —
     меньше народ ворует.
Меньше причин для страсти —
     меньше в сердцах** смятенья.
Вот отчего, выправляя,
     постигший
     опустошает сердца,
     наполняет желудки,
     ослабляет чувства,
     укрепляет остов,
     дабы народ неизменно
     был невежественен и бесстрастен,
     а те, кто мудр,
     не смели бы действовать.
Воздействуя не-влиянием
     избежишь не-правильности.



Суть всех советов на этом этапе Пути - не применять больше силы своей старой личности! Теперь в человеке становится активной его Другая Природа. Поэтому: теперь необходимо полностью исключить старые методы жизни - это позволит Новым Силам расти.



"Скалистые обрывы круты и высоки.
Объятья этой бездны нежны и глубоки.
Все жители земные в одной норе сидят,
Приманку заглотили, ввысь больше не глядят.
Им - смерть одна награда:"Живи, чтоб умереть,
Или уйдя - будь в жизни." - так следует всем петь!"


Это очень радикальный совет и требование: человек на этом этапе буквально начинает жить способом, который кажется всем остальным безумием, ведущим к смерти. Человек больше не озабочен выживанием, а, кажется, наоборот - стремиться к смерти. И на самом деле: кандидат стремиться к гибели своей старой природы и воскресению новой.

Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною,
ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее;
какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?


Матф. 16.

"Живи, чтоб умереть, или уйдя - будь в жизни."
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #40 : 15 Июнь 2010, 10:29:08 »

Хранитель Книги
 
“Восстань, счастливый странник. Ты достиг своей цели.”
Мучимый жаждой, скорчившийся под палящими лучами солнца, я приоткрыл глаза и обнаружил, что лежу, распростершись на земле, а надо мной склонился темный силует мужчины. Он аккуратно смочил мои пересохшие губы и бережно протер мои многочисленные кровавые раны. Его прикосновения были сильны, сам он был внушителен, груб, космат, лицо его заросло бородой, острый взгляд был пристален и глубок, возраст определить было невозможно. Вместе с тем, его прикосновения были нежны и ободряющи. С его помощью я смог сесть и мне даже хватило сил, чтобы задать несколько вопросов. Причем голос мой едва достигал моих собственных ушей.
“Где я?”
“На Алтарном Пике.”
“А где грот?”
“Позади.”
“А Черная Бездна?”
“Перед тобой.”
 
Велико же было мое удивление, когда я огляделся по сторонам и действительно обнаружил грот за своей спиной, а мрачную зияющую пропасть впереди. Я находился на самом ее краю. Тогда я попросил человека перебраться со мной в грот, что он с готовностью и сделал.
 
“Кто вытащил меня из Бездны?”
“Кто направлял тебя к вершине должен был вынести тебя и из Бездны.”
“Кто же он?”
“О, это тот, кто запечатал мои уста и привязал меня к этому Пику на сто и еще на пятьдесят лет.”
“Так значит, ты и есть привязанный аббат?”
“Да, я - он.”
“Но ты говоришь, а он - нем.”
“Ты развязал мой язык.”
“Но он избегает общества людей. Ты же, как кажется, вовсе меня не боишься.”
“Я избегаю всех, кроме тебя.”
“Но ты же никогда прежде не видел моего лица. Как ты смог избегая всех, узнать меня?”
“Ибо я ждал твоего появления сто и еще пятьдесят лет. А прождать сто и пятьдесят лет - это не один день провести. Во всякое время года, при любой погоде мой грешный взор обшаривал все камни на Откосе, в надежде, не обнаружится ли вдруг человек, пытающийся взобраться по нему на гору, человек, который появится здесь так, как появился ты, голый, израненный, даже без посоха, даже без всяких припасов. По Откосу пытались подняться многие, но взойти не смог никто. Многие приходили с других направлений, но не было среди них такого - голого, без посоха и без припасов. Вчера я весь день следил за твоим продвижением. Я позволил тебе устроиться на ночь в гроте. Но когда я пришел сюда на рассвете, то обнаружил тебя бездыханным. Но я был уверен, что ты вернешься к жизни. И вот, ты уже более жив, чем я. Ведь ты умер, чтобы жить, а я живу, чтобы умереть. Да будет преславно его имя! Все случилось именно так, как он предсказал. Все случилось так, как и должно было случиться. У меня не осталось никаких сомнений, что ты и есть тот самый, избранный, человек.”
 
“Кто? Я?”
“Ты - тот благословенный, в чьи руки я должен передать тайную книгу, дабы ты сообщил о ней миру.”
 
“Какую Книгу?”
“Его Книгу - Книгу Мирдада.”
“Мирдада? А кто такой, этот Мирдад?”
“Неужели ты никогда не слыхал о Мирдаде? Очень странно. Я был совершенно уверен, что его имя и доныне полнит землю, как оно до сего дня присутствует здесь, в камнях подо мной, в воздухе вокруг меня и в небе в вышине. Эта земля, странник, священна, ибо он ступал по ней. Этот воздух свят, ибо он вдыхал его. Это небо свято, ибо его касался его взор.” Говоря так, монах низко склонился, трижды поцеловал землю и замолк. Помолчав, я сказал:
“Ты возбудил во мне желание узнать побольше об этом Мирдаде.”
“Обрати ко мне свой слух, и я поведаю тебе все, что мне не запрещено произносить. Имя мое - Шамадам. Я был хозяином Ковчега, когда умер один из девяти спутников. Едва отлетела его душа, как мне сказали, что к воротам прибыл странник и спрашивает меня. Я знал, что это Провидение прислало его, чтобы он занял место умершего спутника. И мне следовало возрадоваться тому, что Бог все еще присматривает за Ковчегом, как Он делал это и во времена отца нашего, Сима.”
 
Тут я прервал его и спросил, правда ли то, что мне рассказывали люди внизу, будто Ковчег был построен первым сыном Ноя. Его ответ был быстр и решителен:
“Да, все было так, как ты слышал.” После чего он продолжил прерванный рассказ,
“Да, мне следовало радоваться. Но по неизвестным мне самому причинам в груди моей поднялось раздражение. Еще до того, как я увидел странника, все мое существо настроилось против него. И я решил его прогнать. При этом я полностью осознавал, что отвергая его, я нарушил бы нерушимую традицию, я отвергнул бы и Того, Кто его прислал.
“Когда я распахнул врата и взглянул на него, на молодого, не более двадцати пяти лет от роду, все мое сердце ощитинилось словно бы кинжалами, которые я с удовольствием вонзил бы в этого человека. Голый, истощенный, лишенный средств всякой защиты, даже посоха, он выглядел совершенно беспомощным. И все же на его лице лежал какой-то отсвет, делающий его более неуязвимым, чем рыцаря в полном вооружении, и обнаруживающий его гораздо более древний, не по годам, возраст. Все мои внутренности восстали против него. Каждая капля крови в моих жилах хотела его уничтожить. Не требуй от меня объяснений. Может быть, его проницательный взгляд обнажил глубины моей души, и меня привела в ужас необходимость находиться в его присутствии и созерцать свою неприкрытую душу. Может быть, его чистота разоблачила мою непристойность, и мне было обидно лишиться покрова, которым я столь долгие годы прикрывал свое непотребство. Ибо грязь обожает свои покрывала. Может быть, между нашими звездами существовала древняя вражда. Кто знает? Кто знает? Только он мог бы сказать.
“Твердо и безжалостно я заявил ему, что он не может быть принят в общину и приказал ему убираться прочь. Но он проявил настойчивость и кротко посоветовал мне переменить решение. Но его совет подействовал на меня как удар, и я плюнул ему прямо в лицо. Он все еще продолжал стоять на своем, только медленно отер плевок с лица и еще раз посоветовал мне изменить решение. Когда он стер плевок со своего лица, я почувствовал, будто сам целиком изгажен этим плевком. Одновременно я ощутил поражение, где-то в глубине я понял, что битва происходит не на равных, что он гораздо более сильный боец.
 
“Как и любая другая, моя ущемленная гордость не позволила прекратить борьбу до тех пор, пока сама не убедилась, что уже повержена и растоптана в пыли. Я был уже на грани того, чтобы внять совету странника. Но мне захотелось его вначале унизить. Но можно ли было его хоть как-то унизить?
“Вдруг он поинтересовался, не найдется ли для него еды и какой-нибудь одежды.  Тут уж моя надежда ожила. Имея на своей стороне голод и холод, я поверил в возможность своей победы. Я ему грубо отказал, заявив, что монастырь существует за счет милостыни и не может подавать милостыню сам. Тут я солгал самым наглым образом, ибо монастырь был настолько богат, что не отказывал нуждающимся ни в пище, ни в одежде. Мне хотелось, чтобы он попросил.  Но он вовсе не просил, а требовал, как будто имел на это право. В его вопросах присутствовали нотки приказа.
“Схватка продолжалась долго, но без всяких перемен. С самого начала победа была на его стороне. Чтобы прикрыть свое поражение я наконец предложил ему войти в Ковчег в качестве слуги. Но только в качестве слуги. Это, как я расчитывал, должно было его унизить. Даже тогда я все еще не понимал, что нищ как раз я, а не он. Подчеркивая мое унижение, он принял приглашение без малейших возражений. В то время я так и не понял одной малости, а именно, что приняв его, пусть даже в качестве слуги, я уничтожил себя. До последнего дня я предавался иллюзии, будто это я, а не он, являюсь главным в Ковчеге. Ах, Мирдад, Мирдад, что ты сделал с Шамадамом! Ах, Шамадам, что же ты сотворил с собой!”
 
Две большие слезы сбежали по его бороде, а плечи содрогнулись. Сердце мое также дрогнуло и я попросил:
“Умоляю, не говори больше о человеке, память о котором так тебя расстраивает.”
 
“Не мешай мне, о благословенный посланец. Ведь в этих слезах горит былая гордость Хозяина. Ведь это власть буквы в последний раз скрежещет зубами против власти духа. Пусть рыдает гордость; она делает это в последний раз. Пусть власть скрежещет зубами; и это происходит в последний раз. О, если бы мои очи не застилал земной туман тогда, когда они впервые узрели его небесный лик! О, если бы мой слух не был притуплен мудростью мира, когда я впервые был взыскан его божественной мудростью! О, если бы речь моя не была столь грубой и плотской, когда я возражал его одухотворенным словам! Но сколь много уже я испил, и сколько предстоит еще испить мне дегтя собственных заблуждений.
 
“В течение семи лет он был среди нас незаменимым слугой - мягким, внимательным, безобидным, ненавязчивым, готовым выполнить малейшее желание каждого из спутников. Он буквально порхал среди нас, как по воздуху. С его губ не слетало ни слова. Мы считали, что он соблюдает обет молчания. Вначале некоторые из нас пытались над ним подшучивать. Но он встречал все эти попытки с невозмутимым спокойствием, что со временем привело к тому, что мы стали относиться к его молчанию с должным уважением. В отличие от других семи спутников, которым его молчание нравилось и успокаивало их, на меня оно действовало угнетающе и даже нервировало. Я множество раз пытался его прервать, но все впустую.
“Нам он назвался Мирдадом, и откликался только на это имя. И это, пожалуй, было все, что мы о нем знали. Его присутствие все же ощущалось очень сильно, так сильно, что зачастую мы не начинали говорить даже о важных вещах до тех пор, пока он не скроется в своей келье.
“Это были семь лет изобилия, первые семь лет Мирдада. Владения монастыря возросли не менее, чем семикратно. Мое сердце смягчилось по отношению к нему. Я даже всерьез обсуждал со спутниками, не принять ли его в общину, тем более, что Провидение так никого больше и не прислало.
“И тогда случилось непредвиденное, случилось то, что никто не смог бы предвидеть, и в последнюю очередь бедный Шамадам. Мирдад разомкнул свои уста. И разразилась буря. Он дал выход всему, что накопилось за годы молчания. Все это выплеснулось потоками, сметающими всякое сопротивление. Очистительный вихрь захватил всех Спутников. Он не затронул только бедного Шамадама, который сопротивлялся ему до последнего. Я расчитывал направить течение в подходящее русло, настаивая на своей власти в качестве Хозяина. Но Спутники не признавали больше никакой власти, кроме Мирдада. Господином стал Мирдад; Шамадам же был свергнут. Я прибегнул даже к хитрости. Некоторым из спутников я предложил взятки золотом или серебром. Другим я пообещал крупные наделы плодородной земли. И я почти достиг успеха, как вдруг каким-то таинственным образом Мирдад оказался осведомлен о моих действиях и без малейших усилий все расстроил - буквально несколькими словами.
 
“Провозглашенное им учение звучало очень странно и оказалось очень привлекательным. Все оно изложено в Книге. Сам я не смею о нем говорить. Но его красноречие заставило бы снег превратиться в деготь, а деготь в снег. Так сильно и пронзительно было его слово. Что я мог противопоставить такому оружию? Ничего, за исключением монастырской печати, которая оставалась в моем распоряжении. Но и от нее не было толка. Под влиянием его пламенных проповедей Спутники принудили бы  меня поставить подпись и приложить монастырскую печать к любому документу, который они посчитали бы нужным оформить с моим участием. Мало-по-малу они роздали все монастырские земли, что были пожалованы ему верующими на протяжении веков. А затем Мирдад стал рассылать Спутников по всем окрестным селениям, чтобы одаривать бедных и нуждающихся. В последний День Ковчега, который был одним из двух ежегодных праздников, отмечавшихся в нашем монастыре, ( вторым был День Вина ), Мирдад увенчал свое безумие тем, что приказал  Спутникам вынести наружу все монастырское имущество и раздать его толпам собравшихся.
“Мои грешные очи могут засвидетельствовать, и это записано в моем сердце, что я был готов буквально броситься на Мирдада, так я его ненавидел. Если бы можно было убивать одной ненавистью, то у меня в груди хватило бы ее, чтобы уничтожить тысячу Мирдадов. Но его любовь оказалась сильнее моей ненависти. Еще одна битва была проиграна. И опять моя гордость не прекратила бы схватки до тех пор, пока не увидела бы себя поверженной и растоптанной в пыль. Он уничтожил меня не сражаясь. Я нападал на него, и тем уничтожал себя. Сколь часто пытался он своим бесконечным, любовным терпением удалить чешую с моих глаз! И как часто я выискивал все новые и все более плотные чешуйки, чтобы наклеить их на собственные глаза! Чем с большей мягкостью он ко мне обращался, тем больше ненависти возвращал я ему в ответ.
“Мы были словно два воина на поле битвы - Мирдад и я. Но он сам по себе был легионом. А я оставался одиноким бойцом. Получи я поддержку от других Спутников, я бы в конце концов победил. И тогда бы я сожрал его сердце. Но все спутники были за него, против меня. Предатели! Мирдад, Мирдад, ты отомстил за себя.”
 
За этим последовали слезы и рыдания. Потом, после продолжительной паузы, он еще раз склонился, трижды поцеловал землю и продолжил:
 
“О Мирдад, мой победитель, мой господин и моя надежда, мое наказание и моя награда, прости жестокость Шамадама. Яд сохраняется в змеиной голове даже после того, как ее отнимут от тела. Но, к счастью, она уже не может укусить. Взгляни, у Шамадама больше нет ни клыков, ни яда. Поддержи его своей любовью, чтобы он смог увидеть тот день, когда рот его будет полниться медом, как и у тебя. Ибо таково твое обещание, данное ему. Ныне ты освободил его из первой тюрьмы. Да не будет он томиться во второй слишком долго.”
Прочитав на моем лице вопрос, о каких это двух тюрьмах он говорил, Хозяин вздохнул и стал объяснять. Голос его при этом так изменился, он стал таким мягким, что трудно было поверить, что он принадлежит тому же человеку.
“В тот день он позвал всех нас в этот самый грот, где он обычно говорил об учении с семью Спутниками. Солнце почти село. Западный ветер нагнал плотный туман, который заполнил все ущелья и нависал надо всем вокруг подобно мистическому савану, простирающемуся отсюда и до самого моря. Но он поднимался не выше, чем до середины нашей горы, которая, в результате, стала похожей на морское побережье. На западном горизонте скопились мрачные, темные тучи, которые совершенно скрыли за собой солнце. Учитель, растроганный, но пытающийся сдерживать свои чувства, по очереди обнял каждого из семи своих учеников, а потом сказал:
“Долго же вы жили на высотах. Теперь настало вам время спуститься вниз, в глубины. Подтвердите свое восхождение спуском, укрепите себя, соединив низины с высотами, ибо одни высоты делают вас легкомысленными, а одни низины - слепыми.”
“Обратившись же ко мне, он долго и ласково смотрел в мои глаза, а потом сказал:
“А твой час, Шамадам, еще не пробил. И ты будешь ожидать моего прихода на этом Пике. На время ожидания ты станешь хранителем моей книги, которая заключена в железном ящике и зарыта под алтарем. Смотри, чтобы никакая рука не коснулась ее, даже твоя собственная. В должное время я пришлю вестника, который возьмет ее и отдаст миру. Ты его узнаешь по следующим приметам: На вершину он взойдет по Кремневому Откосу. В путешествие он отправится будучи одетым, имея посох и семь лепешек хлеба в запасе, но ты его найдешь прямо пред этим гротом, и будет он уже без посоха, раздет, без еды и без дыхания. Язык твой и губы будут запечатаны вплоть до его появления. Ты будешь избегать людей. И только увидев посланца, ты освободишься из тюрьмы молчания. Передав же Книгу в его руки, ты превратишься в камень, который будет охранять вход в этот грот до тех пор, пока не приду я. Из той тюрьмы освободить тебя смогу только я один. Если ты посчитаешь ожидание долгим, оно затянется надолго, если решишь, что оно кратко, то оно сократиться. Терпи и верь.” Сказав так, он обнял и меня.
“Обернувшись опять к Семи, он взмахнул рукой и сказал:
“Спутники мои, следуйте за мной.”
 
“И он стал спускаться по Откосу впереди всех. Его благородная голова была высоко поднята, твердый взгляд устремлен вдаль, святые стопы едва касались земли. Когда они достигли границы тумана, солнце вдруг прорвалось сквозь тучи над морем, образуя в небе сводчатый коридор, освещенный столь чудесным светом, что это невозможно выразить человеческими словами, для смертного взора это было просто ослепительно. И мне казалось, будто Учитель  с Семеркой отделились от горы и ступая по облакам удаляются под эти своды, уходят прямо к солнцу. Мне было так печально остаться одному, совсем одному.”
 
Подобно человеку, утомленному долгим и трудным днем, Шамадам вдруг обмяк и смолк, его голова сникла, веки сомкнулись, даже грудь почти не шевелилась. Так он пребывал довольно долго. Пока я подыскивал в уме какие-то слова утешения, он подныл голову и сказал:
“Ты, любимец Фортуны, прости несчастного человека. Я сказал уже о многом, может быть, о слишком многом. Но могло ли быть иначе? Разве смог бы кто-то, чей язык был связан в течение ста пятидесяти лет, освободиться и говорить только “да” или “нет”? Разве Шамадам может быть Мирдадом?”
“Позволь спросить тебя, брат Шамадам?”
“Как хорошо ты сказал мне, “брат”. Никто не называл меня так с тех самых пор, как умерли мои братья, а это было так давно. Так о чем ты хочешь спросить?”
“Если Мирдад -  такой великий учитель, то я удивляюсь, почему до сего дня в мире ничего не слышали ни о нем, ни о его семи спутниках. Как такое могло случиться?”
“Наверное, он ждет своего времени. Может быть, он учит под другим именем. Я уверен в одном: Мирдад изменит мир, также как он изменил Ковчег.”
“Но он уже мог давно умереть.”
“Только не Мирдад. Мирдад сильнее смерти.”
“Ты имеешь в виду, что он разрушит мир, также как он разрушил Ковчег?”
“Нет, и еще раз нет! Он снимет ношу с мира, также как он удалил все лишнее с нашего Ковчега. И тогда он освободит вечный и вездесущий свет, который в людях, подобных мне, погребен под тоннами иллюзий. А сейчас они оплакивают мрак, в котором пребывают. Он восстановит в людях то, что сами они в себе разрушили. Книга уже скоро попадет в твои руки. Прочти ее и узри свет. Я не могу откладывать больше. Подожди здесь, пока я вернусь. Ты не должен ходить со мной.”
 
Он вскочил и поспешно удалился, оставив меня в совершенном смущении и нетерпении. Я тоже вышел наружу, но не далее, чем до края пропасти.
Передо мной распахнулся волшебный вид, вся душа была захвачена переливами цвета и формы так, что на мгновение я почувствовал, как все мое существо как бы распалось на мельчайшие частицы и разлетелось во все стороны: вдаль, над морем, спокойным и покрытым жемчужным туманом; вдаль над холмами, теперь уже покоренными, но все еще стремящимися ввысь от самого берега, вплоть до гребня сурового пика; и над селениями, разбросанными по холмам, и обрамленными зеленеющими полями; над возделанными долинами, приютившимися между холмами, и утоляющими жажду из горных источников, засеянными людьми хлебом или травами для скота; вдаль по ущельям и оврагам; вдаль над горными утесами, ведущими битву со Временем; проникло в дуновение слабого ветерка; в бирюзовое небо в вышине; в пепельную землю внизу.
И только когда мой блуждающий взор, наконец, наткнулся на Откос, я вспомнил о монахе и его необычайном повествовании о нем самом, о Мирдаде и о Книге. Я изумился водительству незримой руки, что направила меня на поиски одной вещи только для того, чтобы я нашел другую.  И я благословил ее в своем сердце.
 
Тем временем монах вернулся и вручил мне небольшой сверток, завернутый в пожелтевший от времени кусок льняной ткани. Сделав это, он сказал:
“Отныне моя надежда да будет твоей надеждой. Не теряй веры в своей надежде. Теперь близок и мой второй час. Врата моей тюрьмы раскрыты и готовы принять меня. Скоро уже они затворятся за мной. И сколько времени они будут закрыты, только один Мирдад может сказать. Скоро всякая память о Шамадаме будет стерта. Как больно, как это больно, оказаться забытым! Но почему я это сказал? Ведь ничто не может быть стерто из памяти Мирдада. Кто бы ни жил в памяти Мирдада, он жив вовек!”
 
После долгого молчания Шамадам поднял голову, взглянул на меня взором, затуманенным слезами, и произнес едва слышным шопотом:
“Теперь ты сойдешь вниз, в мир. Но ты гол, а мир ненавидит наготу. Только намек на нее приводит его в ярость. Мои одежды не нужны мне больше. Я иду в грот и сниму их, так что ты можешь облачиться в них, хотя они и не подойдут ни одному человеку, кроме Шамадама. Да не запутаешься ты в них.”
Я ничего не сказал по поводу такого предложения, приняв его молча и с радостью. Когда Хозяин удалился в грот, чтобы раздеться, я развернул сверток, достал Книгу и стал наощупь перелистывать ее пожелтевшие пергаментные страницы. Вскоре я уже был захвачен первой же страницей, которую попытался прочитать. Я читал дальше и дальше, увлекаясь все больше. Подсознательно я ожидал момента, когда Хозяин разденется и позовет меня одеваться. Но шла минута за минутой, а он все не звал меня.
 
Подняв голову от страниц Книги и взглянув в сторону грота, я увидел посреди него сложенную горкой одежду Хозяина. Но его самого нигде не было видно. Я позвал его раз семь, все громче и громче. Никакого ответа. Я был до крайности удивлен и встревожен. Ведь из грота не было другого выхода, помимо того узкого прохода, в котором я стоял. Через этот ход Хозяин не выходил, уж в этом-то я был уверен вне всякого сомнения. А не был ли он призраком? Но я так отчетливо ощущал прикосновения его плоти всем своим телом. Кроме того, в моих руках находилась Книга, а в гроте лежала одежда. Не спрятался ли он под ней? Я подошел и начал сначала разбрасывать ее, а потом надевать на себя. Но Хозяин не смог бы спрятаться и под гораздо большей кучей одежды. Не выскользнул ли он из грота каким-нибудь мистическим образом и не свалился ли в Черную Бездну?
 
Со скоростью мысли меня вынесло наружу; и с той же скоростью я рухнул на землю, когда пробежав несколько шагов наткнулся на огромный валун, стоящий на самом краю Бездны. Раньше его здесь не было. Формой он напоминал притаившегося зверя, голова которого имела черты поразительного сходства с человеком, хотя была тяжела и груба. Подбородок был широк и задран кверху, челюсти и губы сильно сжаты, прищуренный взгляд был устремлен в чистое небо на севере.
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #41 : 15 Июнь 2010, 14:28:45 »

Хранитель Книги

Итак - очень важная встреча. Путник на пути духовного роста, роста своей осознанности рано или поздно встречает Хранителя. Это очень важная фигура, Его еще называют "Стражем Порога", "Другим", "Ангелом-Хранителем" и т.д. Эта фигура изображается в зависимости от контекста или грозным стражем, или проводником (которому нужно заплатить за переправу), или хранителем определенных богатств (знаний) - которые иногда называют "Книгой".

Вот образ Книги в Библии:

только будь тверд и очень мужествен, и тщательно храни и исполняй весь закон, который завещал тебе Моисей, раб Мой; не уклоняйся от него ни направо ни налево, дабы поступать благоразумно во всех предприятиях твоих.
 Да не отходит сия книга закона от уст твоих; но поучайся в ней день и ночь, дабы в точности исполнять все, что в ней написано: тогда ты будешь успешен в путях твоих и будешь поступать благоразумно.

Иис. Нав. 1.8

Прочие же из умерших не ожили, доколе не окончится тысяча лет. Это -- первое воскресение.
6 Блажен и свят имеющий участие в воскресении первом: над ними смерть вторая не имеет власти, но они будут священниками Бога и Христа и будут царствовать с Ним тысячу лет.
7 Когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей и выйдет обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога, и собирать их на брань; число их как песок морской.
8 И вышли на широту земли, и окружили стан святых и город возлюбленный.
9 И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их;
10 а диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков.
11 И увидел я великий белый престол и Сидящего на нем, от лица Которого бежало небо и земля, и не нашлось им места.
12 И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими.

Откр. 20.

И, в "Исповедании Братства". :

...по собственному его свидетельству, встретили его мудрецы, не как чужого, но как давно ожидаемого ими, причем назвали его по имени и, к немалому его изумлению, указали также на многие тайны его монастыря. Там изучил он арабский язык настолько, что смог, по прошествии одного года, передать правильной латынью librum M.1(Книгу М. (лат.)), которую впоследствии взял с собой.

Подобный, по призванию своему, был и Теофраст2, хотя он в братство наше и не вступил, но книгу М. прилежно читал и тем свой острый ум воспламенил. Но прекрасному стремлению сего мужа препятствовало засилье ученых и умников настолько, что размышлениями своими о Натуре он никогда с другими мирно не делился и посему в писаниях своих больше над остроумцами издевался, нежели себя представил.

Все же должны мы, к славе Божией, открыто признаться, что, что бы нам в книге М. тайно ни открывалось (и несмотря на то, что мы Образ всего Мира и его искажения воочию видеть можем), для нас остаются неизвестными наши несчастья и наш смертный час, нам Великим Господом назначенный, к которому Он нас постоянно готовыми находить желает.

Fama Fraternitatis

И, вновь Библия - Книга и Хранитель.

10 Я был в духе в день воскресный, и слышал позади себя громкий голос, как бы трубный, который говорил: Я есмь Альфа и Омега, Первый и Последний;
11 то, что видишь, напиши в книгу и пошли церквам, находящимся в Асии: в Ефес, и в Смирну, и в Пергам, и в Фиатиру, и в Сардис, и в Филадельфию, и в Лаодикию.
12 Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и обратившись, увидел семь золотых светильников
13 и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом:
14 глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи Его, как пламень огненный;
15 и ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи, и голос Его, как шум вод многих.
16 Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч; и лице Его, как солнце, сияющее в силе своей.
17 И когда я увидел Его, то пал к ногам Его, как мертвый. И Он положил на меня десницу Свою и сказал мне: не бойся; Я есмь Первый и Последний,
18 и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи ада и смерти.
19 Итак напиши, что ты видел, и что есть, и что будет после сего.

Откр. 1.

1 И видел я в деснице у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями.
2 И видел я Ангела сильного, провозглашающего громким голосом: кто достоин раскрыть сию книгу и снять печати ее?
3 И никто не мог, ни на небе, ни на земле, ни под землею, раскрыть сию книгу, ни посмотреть в нее.
4 И я много плакал о том, что никого не нашлось достойного раскрыть и читать сию книгу, и даже посмотреть в нее.
5 И один из старцев сказал мне: не плачь; вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил, и может раскрыть сию книгу и снять семь печатей ее.


Откр. 5

7 И сказал мне Ангел: что ты дивишься? я скажу тебе тайну жены сей и зверя, носящего ее, имеющего семь голов и десять рогов.
8 Зверь, которого ты видел, был, и нет его, и выйдет из бездны, и пойдет в погибель; и удивятся те из живущих на земле, имена которых не вписаны в книгу жизни от начала мира, видя, что зверь был, и нет его, и явится.
9 Здесь ум, имеющий мудрость. Семь голов суть семь гор, на которых сидит жена,
10 и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть.
11 И зверь, который был и которого нет, есть восьмой, и из числа семи, и пойдет в погибель.
12 И десять рогов, которые ты видел, суть десять царей, которые еще не получили царства, но примут власть со зверем, как цари, на один час.
13 Они имеют одни мысли и передадут силу и власть свою зверю.
14 Они будут вести брань с Агнцем, и Агнец победит их; ибо Он есть Господь господствующих и Царь царей, и те, которые с Ним, суть званые и избранные и верные.

Откр. 17.

7 но в те дни, когда возгласит седьмой Ангел, когда он вострубит, совершится тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим пророкам.
8 И голос, который я слышал с неба, опять стал говорить со мною, и сказал: пойди, возьми раскрытую книжку из руки Ангела, стоящего на море и на земле.
9 И я пошел к Ангелу, и сказал ему: дай мне книжку. Он сказал мне: возьми и съешь ее; она будет горька во чреве твоем, но в устах твоих будет сладка, как мед.
10 И взял я книжку из руки Ангела, и съел ее; и она в устах моих была сладка, как мед; когда же съел ее, то горько стало во чреве моем.
11 И сказал он мне: тебе надлежит опять пророчествовать о народах и племенах, и языках и царях многих.

Откр 10.

... К откровению еще вернемся. Пока - ясно можем видеть - что перед нами образный язык трансформации.

Вспоминаем - что существо Человек - это Микрокосмос - Сфера Энергии Сознания.
Эта сфера имеет "внешнюю оболочку" - границу или липику - область, где содержится весь опыт жизни микрокосмоса в виде магнитных фокусов. Можно представить себе как шар, покрытый "скорлупой" из множества уплотнений различной формы, размера, цвета и т.д.
Эта граница микрокосмоса обладает "своим собственным" сознанием, часто называемым "космическим сознанием" и представляет собой наше высшее "я".
"Высшее Я" и является тем самым "Хранителем Книги", стражем порога и Кербером, охраняющим "царство мертвых" (в нас) и одновременно - Путь в "Царство Живых". Для того - что бы продолжать Путь необходимо трансформировать это существо (ауры) из "противника" в Проводника и Советчека.
Речь идет о трансформации собственного Существа Ауры - Высшего Я - Эго и т.д. Существо Ауры проходит процесс алхимического переплавления (распрямляются пути Господни) и Книга Жизни открывается (Человек вписывается в Книгу Жизни как Живой).

Книга (Жизни) - это собственно - состояние нашей Ауры - все те записи - которые находятся во внешней оболочке микрокосмоса и под воздействием которых и формируется "низшая личность" - т.е. - земной человек.
Проходя путем трансформации, человек должен получить доступ ко всем силам собственной ауры и увидеть все записи своего прошлого и все возможности, которые скрыты в Энергии Жизни микрокосмоса.

Все образы из Библии и т.д. следует понимать исключительно как относящиеся к состоянию своей ауры и её элементов!

"Восстань, счастливый странник. Ты достиг своей цели.”
Мучимый жаждой, скорчившийся под палящими лучами солнца, я приоткрыл глаза и обнаружил, что лежу, распростершись на земле, а надо мной склонился темный силует мужчины. Он аккуратно смочил мои пересохшие губы и бережно протер мои многочисленные кровавые раны. Его прикосновения были сильны, сам он был внушителен, груб, космат, лицо его заросло бородой, острый взгляд был пристален и глубок, возраст определить было невозможно. Вместе с тем, его прикосновения были нежны и ободряющи. С его помощью я смог сесть и мне даже хватило сил, чтобы задать несколько вопросов. Причем голос мой едва достигал моих собственных ушей.
“Где я?”
“На Алтарном Пике.”
“А где грот?”
“Позади.”
“А Черная Бездна?”
“Перед тобой.”


Воистину счастлив тот странник - который добрался до собственного Существа Ауры. Теперь такой человек согревается "Иным Солнцем" - Внутреннее Солнце (Вулкан) восходит внутри существа странника.
Темный силуэт - это Существо Ауры - тот древний хранитель книги - который являлся очень долгое время хранителем высшего (энергетического) знания.
С момента - когда Существо Ауры осознает свое пробуждение и свою Задачу - Оно превращается в личного проводника и Хранителя (хотя ранее оно было в том числе и Сатаной...).

“Кто вытащил меня из Бездны?”
“Кто направлял тебя к вершине должен был вынести тебя и из Бездны.”
“Кто же он?”
“О, это тот, кто запечатал мои уста и привязал меня к этому Пику на сто и еще на пятьдесят лет.”
“Так значит, ты и есть привязанный аббат?”
“Да, я - он.”
“Но ты говоришь, а он - нем.”
“Ты развязал мой язык.”
“Но он избегает общества людей. Ты же, как кажется, вовсе меня не боишься.”
“Я избегаю всех, кроме тебя.”
“Но ты же никогда прежде не видел моего лица. Как ты смог избегая всех, узнать меня?”
“Ибо я ждал твоего появления сто и еще пятьдесят лет. 


Изначально - стремление к Пути формируется (предвоспоминание) самим предназначением мира и ведет по этой дороге сам Дух - Тот, кто направляет к Вершине... Никто никогда не будет оставлен (Бог не оставляет дело рук своих) все всегда получат всю необходимую помощь на пути. По этому - Дух - тот, кто "должен вывести из Бездны".

Запечатанные уста Высшего Я - это результат "падения" - особое состояние Ауры - которое делает невозможным дальнейшие деструктивные возможности. В этом проявляется так же оберегающая функция Духовной Реальности - эго ограниченно в своих творческих возможностях - "уста запечатаны".
Запечатаны они "семью печатями" (см. Апокалипсис) - что означает семь кругов (слоев) микрокосмоса (и семь чакр). Вся энергетика сознания проявляется в семи состояниях (которые вначале в Апокалипсисе названы "зверями", "царями" и т.д, а затем - печатями, горами и т.д. на которых сидит Жена (Душа) и в конце - СЕмью Ангелами)..

Когда человек истинным путем приходит к своему высшему сознанию - он "распечатывает уста" - делает свое "энергетическое тело" активным. С этого момента человек - маг в высшем смысле.

"Сто и еще пятьдесят лет". Здесь скрыто указание на периоды обретения человеком (и человечеством) зрелости. В Исповедании Братства Розенкрейцеров упомянут период 120 лет.
Или в Библии  - "время разбрасывать и собирать камни" - это описание того - что очень долгое время человек идет к обретению зрелости сознания, необходимой для заключительной (в диалектике) фазы своего восхождения.

Во всякое время года, при любой погоде мой грешный взор обшаривал все камни на Откосе, в надежде, не обнаружится ли вдруг человек, пытающийся взобраться по нему на гору, человек, который появится здесь так, как появился ты, голый, израненный, даже без посоха, даже без всяких припасов. По Откосу пытались подняться многие, но взойти не смог никто. Многие приходили с других направлений, но не было среди них такого - голого, без посоха и без припасов. Вчера я весь день следил за твоим продвижением. Я позволил тебе устроиться на ночь в гроте. Но когда я пришел сюда на рассвете, то обнаружил тебя бездыханным. Но я был уверен, что ты вернешься к жизни. И вот, ты уже более жив, чем я. Ведь ты умер, чтобы жить, а я живу, чтобы умереть. 

Высшее Я человека создает раз за разом личности, которые способны (кармически) пройти "участок пути" - жизнь за жизнью создается готовность пожертвовать своим "я" для высших целей всего микрокосмоса. Высшее Я тщательно следит за этим процессом и ждет. Ждет - пока низший человек (личность) наконец не сможет осознать истинное предназначение своей жизни и реально достигнет состояния способности пройти трансформацию - окажется "без посоха и припасов".
"Многие" пытаются пройти восхождение. В одном воплощении человек пытается пройти путем религии, в следующем - путем науки, еще в одном - эзотерики... так может продолжаться очень долго. Все опыты этих воплощений записываются в существе Ауры в виде энергетических следов и полностью исчерпываются. Наконец человек достигает такого состояния - когда кармически больше не имеет склонности к любому из видов этих заблуждений и энергетически не отягощен "запасами" "знаний", а "посох" (спинальный огонь сознания) чист до такой степени - что диалектического в нем больше нет (Змей убит)...

Сама трансформация всегда изображалась как смерть. Низшее "я" умирает для низшей жизни что бы воскреснуть в высшей, а эго умирает - что бы стать Истинным Высшим.
Человек который способен на это - избранный. Тот - чье время настало.

“Кто? Я?”
“Ты - тот благословенный, в чьи руки я должен передать тайную книгу, дабы ты сообщил о ней миру.”
 
“Какую Книгу?”
“Его Книгу - Книгу Мирдада.”
“Мирдада? А кто такой, этот Мирдад?”


Книга М, librum M., Книга Мирдада - Это все описание "Книги Жизни" - Книги Собственной Аруры, Книги Высшей Магии.
Это не документ и не артефакт, это собственное энергетическое состояние. Подобно Граалю - дающему Вечную Жизнь и Власть над Миром - Книга "М" - это Магия Высшего состояния сознания.
Получая эту Книгу, человек получает власть над Иллюзией, власть над миром (над собственным восприятием и осознанием), над жизнью и над всем содержанием магических записей Природы.
Эта книга не чья то собственность. Это - Реальность доступная всем, это книга самого Духа, поэтому - она названа "Книгой Мирдада" - того - кто является истинным хозяином Мира.

“Неужели ты никогда не слыхал о Мирдаде? Очень странно. Я был совершенно уверен, что его имя и доныне полнит землю, как оно до сего дня присутствует здесь, в камнях подо мной, в воздухе вокруг меня и в небе в вышине. Эта земля, странник, священна, ибо он ступал по ней. Этот воздух свят, ибо он вдыхал его. Это небо свято, ибо его касался его взор.” 

... Как странно - что большинство людей никогда не слышали о Истинном Хозяине Мира..., и никогда не задумывались о своем собственном месте в этом мире и своем собственном предназначении...
Нужно ли удивляться - что это "странно" и для Существа Ауры - и оно для многих превращается в личного Сатану - Пса, гонящего по миру иллюзии...

“Да, мне следовало радоваться. Но по неизвестным мне самому причинам в груди моей поднялось раздражение. Еще до того, как я увидел странника, все мое существо настроилось против него. И я решил его прогнать. При этом я полностью осознавал, что отвергая его, я нарушил бы нерушимую традицию, я отвергнул бы и Того, Кто его прислал.
“Когда я распахнул врата и взглянул на него, на молодого, не более двадцати пяти лет от роду, все мое сердце ощитинилось словно бы кинжалами, которые я с удовольствием вонзил бы в этого человека. Голый, истощенный, лишенный средств всякой защиты, даже посоха, он выглядел совершенно беспомощным. И все же на его лице лежал какой-то отсвет, делающий его более неуязвимым, чем рыцаря в полном вооружении, и обнаруживающий его гораздо более древний, не по годам, возраст. Все мои внутренности восстали против него. Каждая капля крови в моих жилах хотела его уничтожить. Не требуй от меня объяснений. Может быть, его проницательный взгляд обнажил глубины моей души, и меня привела в ужас необходимость находиться в его присутствии и созерцать свою неприкрытую душу. Может быть, его чистота разоблачила мою непристойность, и мне было обидно лишиться покрова, которым я столь долгие годы прикрывал свое непотребство. Ибо грязь обожает свои покрывала. Может быть, между нашими звездами существовала древняя вражда. Кто знает? Кто знает? Только он мог бы сказать.


Вся проблема этого мира заключается в том - что Эго (которое до времени является управителем мира - хранителем книги М) не видит истинного своего положения и не принимает реальность Духа. Эго хочет все так же оставаться "хозяином" положения "хозяином" мира микрокосмоса. Из-за "пелены на глазах" (имеют глаза, но не видят) Дух кажется Эго совершенно неподходящим для руководства " Голый, истощенный, лишенный средств всякой защиты, даже посоха, он выглядел совершенно беспомощным."..., и эго, судящая категориями собственной иллюзии, в этот момент начинает противоборствовать силам Света.
В этом заключается весь трагизм истинного эзотерического пути. Эго человека (а, следовательно - и сам человек) вначале своего столкновения с Духом и Светом являются противниками этой высшей реальности. Вся земная жизнь человека как бы противоречит требованиям высшего и, являясь полностью погруженным в земное, человек не принимает высшее и начинает противостоять ему.

Все мои внутренности восстали против него. Каждая капля крови в моих жилах хотела его уничтожить.

С этого момента начинается истинная борьба. Драма распятия. Свет распинает себя в существе человека - умирает и воскресает. С ним воскресает и Человек (сегодня же будешь со мной в раю..), но в начале Свет (Мирдад) идет на "обман" - Он отдает себя в служение человеку...

“Твердо и безжалостно я заявил ему, что он не может быть принят в общину и приказал ему убираться прочь. Но он проявил настойчивость и кротко посоветовал мне переменить решение. Но его совет подействовал на меня как удар, и я плюнул ему прямо в лицо. Он все еще продолжал стоять на своем, только медленно отер плевок с лица и еще раз посоветовал мне изменить решение. Когда он стер плевок со своего лица, я почувствовал, будто сам целиком изгажен этим плевком. Одновременно я ощутил поражение, где-то в глубине я понял, что битва происходит не на равных, что он гораздо более сильный боец.
 
“Как и любая другая, моя ущемленная гордость не позволила прекратить борьбу до тех пор, пока сама не убедилась, что уже повержена и растоптана в пыли. Я был уже на грани того, чтобы внять совету странника. Но мне захотелось его вначале унизить. Но можно ли было его хоть как-то унизить?
“Вдруг он поинтересовался, не найдется ли для него еды и какой-нибудь одежды.  Тут уж моя надежда ожила. Имея на своей стороне голод и холод, я поверил в возможность своей победы. Я ему грубо отказал, заявив, что монастырь существует за счет милостыни и не может подавать милостыню сам. Тут я солгал самым наглым образом, ибо монастырь был настолько богат, что не отказывал нуждающимся ни в пище, ни в одежде. Мне хотелось, чтобы он попросил.  Но он вовсе не просил, а требовал, как будто имел на это право. В его вопросах присутствовали нотки приказа.
“Схватка продолжалась долго, но без всяких перемен. С самого начала победа была на его стороне. Чтобы прикрыть свое поражение я наконец предложил ему войти в Ковчег в качестве слуги. Но только в качестве слуги. Это, как я расчитывал, должно было его унизить. Даже тогда я все еще не понимал, что нищ как раз я, а не он. Подчеркивая мое унижение, он принял приглашение без малейших возражений. В то время я так и не понял одной малости, а именно, что приняв его, пусть даже в качестве слуги, я уничтожил себя. До последнего дня я предавался иллюзии, будто это я, а не он, являюсь главным в Ковчеге. Ах, Мирдад, Мирдад, что ты сделал с Шамадамом! Ах, Шамадам, что же ты сотворил с собой!”


Однажды поселившись в человеке, Свет продолжает свою работу до тех пор - пока весь "ковчег" (существо Человека) не будет полностью очищен и подготовлен к плаванию...

“Не мешай мне, о благословенный посланец. Ведь в этих слезах горит былая гордость Хозяина. Ведь это власть буквы в последний раз скрежещет зубами против власти духа. Пусть рыдает гордость; она делает это в последний раз. Пусть власть скрежещет зубами; и это происходит в последний раз. О, если бы мои очи не застилал земной туман тогда, когда они впервые узрели его небесный лик! О, если бы мой слух не был притуплен мудростью мира, когда я впервые был взыскан его божественной мудростью! О, если бы речь моя не была столь грубой и плотской, когда я возражал его одухотворенным словам! Но сколь много уже я испил, и сколько предстоит еще испить мне дегтя собственных заблуждений.

... насколько проще и счастливее был бы наш духовный путь - если бы мы сразу смогли увидеть и понять - истинное положение дел..., истинное свое положение и увидеть истинный лик Духа. Но, пока каждый из нас преисполнен Чувством Собственной Важности - так как полностью сконцентрирован на собственном эго...  Эго - является всего лишь формой - "буквой", "мудростью мира", в противоположность Небесному Лику Духовной Реальности.
Как прекрасно - что Небесная Мудрость все же одерживает победу!

“В течение семи лет он был среди нас незаменимым слугой - мягким, внимательным, безобидным, ненавязчивым, готовым выполнить малейшее желание каждого из спутников. Он буквально порхал среди нас, как по воздуху. С его губ не слетало ни слова. Мы считали, что он соблюдает обет молчания. Вначале некоторые из нас пытались над ним подшучивать. Но он встречал все эти попытки с невозмутимым спокойствием, что со временем привело к тому, что мы стали относиться к его молчанию с должным уважением. В отличие от других семи спутников, которым его молчание нравилось и успокаивало их, на меня оно действовало угнетающе и даже нервировало. Я множество раз пытался его прервать, но все впустую. 

В самом начале духовной трансформации обычное человеческое сознание (эгоцентричное) серьезно считает - что Свет, поселившийся в микрокосмосе, является его слугой - и надеется получить от света разнообразные выгоды и бонусы. И, вправду - так происходит: поправляется здоровье человека, его материальное положение, психическое состояние и т.д. - человек все больше окружается "духовным порядком" и "духовными богатствами". За исключением одного: - высшая реальность не открывается эго - Высший Посланник молчит.
Это очень важный момент. Все эзотерики стремятся попасть в высшую (божественную) реальность и получить высшее знание о Божественном Мире. Этого не происходит - Свет не раскрывает своих тайн. Причиной этого служит сама сущность божественного и земного - высшее знание не предназначенно для земного сознания.
Вся "эзотерическая мудрость" отраженная в эго-сознании - это всего лишь иллюзия. И тот - кто в ней упорствует отягащает, а не облегчает свое сознание и свое положение.
Эго - названо здесь "восьмым" (исходя из 9-ти ричного строения человека) - молчание Света нервирует эго, хотя остальным "семи спутникам" (семи чакрам человеческого тела" Свет нравится - Он "успокаивает" и оптимизирует все состояние тела.

“Это были семь лет изобилия, первые семь лет Мирдада. Владения монастыря возросли не менее, чем семикратно. Мое сердце смягчилось по отношению к нему. Я даже всерьез обсуждал со спутниками, не принять ли его в общину, тем более, что Провидение так никого больше и не прислало.
“И тогда случилось непредвиденное, случилось то, что никто не смог бы предвидеть, и в последнюю очередь бедный Шамадам. Мирдад разомкнул свои уста. И разразилась буря. Он дал выход всему, что накопилось за годы молчания. Все это выплеснулось потоками, сметающими всякое сопротивление. Очистительный вихрь захватил всех Спутников. Он не затронул только бедного Шамадама, который сопротивлялся ему до последнего. Я расчитывал направить течение в подходящее русло, настаивая на своей власти в качестве Хозяина. Но Спутники не признавали больше никакой власти, кроме Мирдада. Господином стал Мирдад; Шамадам же был свергнут. Я прибегнул даже к хитрости. Некоторым из спутников я предложил взятки золотом или серебром. Другим я пообещал крупные наделы плодородной земли. И я почти достиг успеха, как вдруг каким-то таинственным образом Мирдад оказался осведомлен о моих действиях и без малейших усилий все расстроил - буквально несколькими словами. 


И, наконец - когда достигается готовность тела (включающая состояние нервной системы, эфирного тела, спинального огня сознания и вибраций сердечного, головного и крестцового святилищ), Свет начинает действовать напрямую! Приходит буря! Буря - это изменение частоты вибраций всего существа. Человек испытывает потрясение, его сознание полностью осознает истинную суть Знания.
Личность человека и его тело теперь направляются против эго - что, наконец, последнее сопротивление Эго-существа.  Срок полного изменения всех клеток тела - 7 лет (при условии полной эффективности процесса трансформации).

“Провозглашенное им учение звучало очень странно и оказалось очень привлекательным. Все оно изложено в Книге. Сам я не смею о нем говорить. Но его красноречие заставило бы снег превратиться в деготь, а деготь в снег. Так сильно и пронзительно было его слово. Что я мог противопоставить такому оружию? Ничего, за исключением монастырской печати, которая оставалась в моем распоряжении. Но и от нее не было толка. Под влиянием его пламенных проповедей Спутники принудили бы  меня поставить подпись и приложить монастырскую печать к любому документу, который они посчитали бы нужным оформить с моим участием. Мало-по-малу они роздали все монастырские земли, что были пожалованы ему верующими на протяжении веков. А затем Мирдад стал рассылать Спутников по всем окрестным селениям, чтобы одаривать бедных и нуждающихся. В последний День Ковчега, который был одним из двух ежегодных праздников, отмечавшихся в нашем монастыре, ( вторым был День Вина ), Мирдад увенчал свое безумие тем, что приказал  Спутникам вынести наружу все монастырское имущество и раздать его толпам собравшихся.

Провозглашенное Светом учение производит на людей странное впечатление. Оно кажется привлекательным эзотерикам (хотя они не понимают вначале его сути) из-за того - что Оно содержит Силу. Эго не может передать эту Силу (и по этому "не смеет говорить), но и одновременно - кажется странным. Не от мира сего... Кажется - что - оно все переворачивает с ног на голову - делает белое черным, а черное белым. Эго так долго привыкло стремиться к земным ценностям (пусть даже называемых духовными) - что истинные духовные ценности кажутся противоречащим "нормальному ходу вещей". Взять хотя бы требование - "отказаться от стремления к процветанию своей жизни" или "отказ от воли", отказ от ценности искусства, науки или материальности...
"Красноречие" Света - это истинное энергетическое состояние - вибрация Духа. Любое сознание непосредственно чувствует - то - что за этой вибрацией скрывается Истина и по этому Знание всегда привлекательно и поэтому - Знание всегда пробьет себе дорогу сквозь все иллюзии.
Что эго может противопоставить этому оружию? Только форму! Печать - с помощью которой Человеческая Форма создала это мир (мир нашего восприятия). Но, но и в этом теперь для эго мало толка. Новое восприятие физического тела позволяет использовать Эго для продвижения по пути.
И, постепенно тело избавляется от всего ненужного груза, от всех "богатств" старого сознания.  Человек, остающийся в мире, начинает жить так - что весь мир видит в нем "доброго человека"...

“Мы были словно два воина на поле битвы - Мирдад и я. Но он сам по себе был легионом. А я оставался одиноким бойцом. Получи я поддержку от других Спутников, я бы в конце концов победил. И тогда бы я сожрал его сердце. Но все спутники были за него, против меня. Предатели! Мирдад, Мирдад, ты отомстил за себя.”

Низшая личность (это мы и есть) на этом пути является помощниками Света против Его борьбы с эго! Весь человек, вся его жизнь становится безупречной. Эго больше не получает никакой поддержки (такова истинная жизненная позиция) и постепенно все "спутники" (все существо человека) начинает быть руководимым исключительно Магией нового состояния - Светом.
Эго всегда одиноко... Свет - наоборот - Един со всем. Даже камни обратятся и станут помощниками... Битва Света и Эго происходит в существе человека. Георгий Победоносец, убивающий Змею - это один из символов этой битвы. Змея (Кундалини) Старого состояния должна быть убита.
Человек в этой битве не одна из сторон. Он - поле битвы!  Это важно! Здесь скрыт один из основополагающих принципов Пути - ВуВей - Недеяние.
Свет не борется с Тьмой. Вступив в борьбу - Свет сразу бы оказался на "территории" противоположностей - диалектики. Свет побеждает недеянием. Он - Высший принцип. Вернее - борьба Света - это отсутствие противостояния. - ВуВей... Солнце просто светит.

“О Мирдад, мой победитель, мой господин и моя надежда, мое наказание и моя награда, прости жестокость Шамадама. Яд сохраняется в змеиной голове даже после того, как ее отнимут от тела. Но, к счастью, она уже не может укусить. Взгляни, у Шамадама больше нет ни клыков, ни яда. Поддержи его своей любовью, чтобы он смог увидеть тот день, когда рот его будет полниться медом, как и у тебя. Ибо таково твое обещание, данное ему. Ныне ты освободил его из первой тюрьмы. Да не будет он томиться во второй слишком долго.”

Змея Кундалини убивается. Это означает - что она больше не сможет подняться по позвоночнику в своем природном состоянии. Яда диалектики больше нет. Теперь Свет в существе Человека будет присутствовать как семь состояний и семь возможностей. Белый свет разложится на шесть составляющих. Змея Кундалини теперь превратится в шестеричную Золотую Змею, которая шесть раз (два раза по три) поднимется что бы Белый Свет снова собрался из шести вознесенных элементов.

Откр.21:6 И сказал мне: совершилось! Я есмь Альфа и Омега, начало и конец; жаждущему дам даром от источника воды живой.
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #42 : 12 Июль 2010, 10:35:50 »

“О Мирдад, мой победитель, мой господин и моя надежда, мое наказание и моя награда, прости жестокость Шамадама. Яд сохраняется в змеиной голове даже после того, как ее отнимут от тела. Но, к счастью, она уже не может укусить. Взгляни, у Шамадама больше нет ни клыков, ни яда. Поддержи его своей любовью, чтобы он смог увидеть тот день, когда рот его будет полниться медом, как и у тебя. Ибо таково твое обещание, данное ему. Ныне ты освободил его из первой тюрьмы. Да не будет он томиться во второй слишком долго.”
Прочитав на моем лице вопрос, о каких это двух тюрьмах он говорил, Хозяин вздохнул и стал объяснять. Голос его при этом так изменился, он стал таким мягким, что трудно было поверить, что он принадлежит тому же человеку.
“В тот день он позвал всех нас в этот самый грот, где он обычно говорил об учении с семью Спутниками. Солнце почти село. Западный ветер нагнал плотный туман, который заполнил все ущелья и нависал надо всем вокруг подобно мистическому савану, простирающемуся отсюда и до самого моря. Но он поднимался не выше, чем до середины нашей горы, которая, в результате, стала похожей на морское побережье. На западном горизонте скопились мрачные, темные тучи, которые совершенно скрыли за собой солнце. Учитель, растроганный, но пытающийся сдерживать свои чувства, по очереди обнял каждого из семи своих учеников, а потом сказал:
“Долго же вы жили на высотах. Теперь настало вам время спуститься вниз, в глубины. Подтвердите свое восхождение спуском, укрепите себя, соединив низины с высотами, ибо одни высоты делают вас легкомысленными, а одни низины - слепыми.”
“Обратившись же ко мне, он долго и ласково смотрел в мои глаза, а потом сказал:
“А твой час, Шамадам, еще не пробил. И ты будешь ожидать моего прихода на этом Пике. На время ожидания ты станешь хранителем моей книги, которая заключена в железном ящике и зарыта под алтарем. Смотри, чтобы никакая рука не коснулась ее, даже твоя собственная. В должное время я пришлю вестника, который возьмет ее и отдаст миру. Ты его узнаешь по следующим приметам: На вершину он взойдет по Кремневому Откосу. В путешествие он отправится будучи одетым, имея посох и семь лепешек хлеба в запасе, но ты его найдешь прямо пред этим гротом, и будет он уже без посоха, раздет, без еды и без дыхания. Язык твой и губы будут запечатаны вплоть до его появления. Ты будешь избегать людей. И только увидев посланца, ты освободишься из тюрьмы молчания. Передав же Книгу в его руки, ты превратишься в камень, который будет охранять вход в этот грот до тех пор, пока не приду я. Из той тюрьмы освободить тебя смогу только я один. Если ты посчитаешь ожидание долгим, оно затянется надолго, если решишь, что оно кратко, то оно сократиться. Терпи и верь.” Сказав так, он обнял и меня.
“Обернувшись опять к Семи, он взмахнул рукой и сказал:
“Спутники мои, следуйте за мной.”
 
“И он стал спускаться по Откосу впереди всех. Его благородная голова была высоко поднята, твердый взгляд устремлен вдаль, святые стопы едва касались земли. Когда они достигли границы тумана, солнце вдруг прорвалось сквозь тучи над морем, образуя в небе сводчатый коридор, освещенный столь чудесным светом, что это невозможно выразить человеческими словами, для смертного взора это было просто ослепительно. И мне казалось, будто Учитель  с Семеркой отделились от горы и ступая по облакам удаляются под эти своды, уходят прямо к солнцу. Мне было так печально остаться одному, совсем одному.”
 
Подобно человеку, утомленному долгим и трудным днем, Шамадам вдруг обмяк и смолк, его голова сникла, веки сомкнулись, даже грудь почти не шевелилась. Так он пребывал довольно долго. Пока я подыскивал в уме какие-то слова утешения, он подныл голову и сказал:
“Ты, любимец Фортуны, прости несчастного человека. Я сказал уже о многом, может быть, о слишком многом. Но могло ли быть иначе? Разве смог бы кто-то, чей язык был связан в течение ста пятидесяти лет, освободиться и говорить только “да” или “нет”? Разве Шамадам может быть Мирдадом?”
“Позволь спросить тебя, брат Шамадам?”
“Как хорошо ты сказал мне, “брат”. Никто не называл меня так с тех самых пор, как умерли мои братья, а это было так давно. Так о чем ты хочешь спросить?”
“Если Мирдад -  такой великий учитель, то я удивляюсь, почему до сего дня в мире ничего не слышали ни о нем, ни о его семи спутниках. Как такое могло случиться?”
“Наверное, он ждет своего времени. Может быть, он учит под другим именем. Я уверен в одном: Мирдад изменит мир, также как он изменил Ковчег.”
“Но он уже мог давно умереть.”
“Только не Мирдад. Мирдад сильнее смерти.”
“Ты имеешь в виду, что он разрушит мир, также как он разрушил Ковчег?”
“Нет, и еще раз нет! Он снимет ношу с мира, также как он удалил все лишнее с нашего Ковчега. И тогда он освободит вечный и вездесущий свет, который в людях, подобных мне, погребен под тоннами иллюзий. А сейчас они оплакивают мрак, в котором пребывают. Он восстановит в людях то, что сами они в себе разрушили. Книга уже скоро попадет в твои руки. Прочти ее и узри свет. Я не могу откладывать больше. Подожди здесь, пока я вернусь. Ты не должен ходить со мной.”
 
Он вскочил и поспешно удалился, оставив меня в совершенном смущении и нетерпении. Я тоже вышел наружу, но не далее, чем до края пропасти.
Передо мной распахнулся волшебный вид, вся душа была захвачена переливами цвета и формы так, что на мгновение я почувствовал, как все мое существо как бы распалось на мельчайшие частицы и разлетелось во все стороны: вдаль, над морем, спокойным и покрытым жемчужным туманом; вдаль над холмами, теперь уже покоренными, но все еще стремящимися ввысь от самого берега, вплоть до гребня сурового пика; и над селениями, разбросанными по холмам, и обрамленными зеленеющими полями; над возделанными долинами, приютившимися между холмами, и утоляющими жажду из горных источников, засеянными людьми хлебом или травами для скота; вдаль по ущельям и оврагам; вдаль над горными утесами, ведущими битву со Временем; проникло в дуновение слабого ветерка; в бирюзовое небо в вышине; в пепельную землю внизу.
И только когда мой блуждающий взор, наконец, наткнулся на Откос, я вспомнил о монахе и его необычайном повествовании о нем самом, о Мирдаде и о Книге. Я изумился водительству незримой руки, что направила меня на поиски одной вещи только для того, чтобы я нашел другую.  И я благословил ее в своем сердце.
 
Тем временем монах вернулся и вручил мне небольшой сверток, завернутый в пожелтевший от времени кусок льняной ткани. Сделав это, он сказал:
“Отныне моя надежда да будет твоей надеждой. Не теряй веры в своей надежде. Теперь близок и мой второй час. Врата моей тюрьмы раскрыты и готовы принять меня. Скоро уже они затворятся за мной. И сколько времени они будут закрыты, только один Мирдад может сказать. Скоро всякая память о Шамадаме будет стерта. Как больно, как это больно, оказаться забытым! Но почему я это сказал? Ведь ничто не может быть стерто из памяти Мирдада. Кто бы ни жил в памяти Мирдада, он жив вовек!”
 
После долгого молчания Шамадам поднял голову, взглянул на меня взором, затуманенным слезами, и произнес едва слышным шопотом:
“Теперь ты сойдешь вниз, в мир. Но ты гол, а мир ненавидит наготу. Только намек на нее приводит его в ярость. Мои одежды не нужны мне больше. Я иду в грот и сниму их, так что ты можешь облачиться в них, хотя они и не подойдут ни одному человеку, кроме Шамадама. Да не запутаешься ты в них.”
Я ничего не сказал по поводу такого предложения, приняв его молча и с радостью. Когда Хозяин удалился в грот, чтобы раздеться, я развернул сверток, достал Книгу и стал наощупь перелистывать ее пожелтевшие пергаментные страницы. Вскоре я уже был захвачен первой же страницей, которую попытался прочитать. Я читал дальше и дальше, увлекаясь все больше. Подсознательно я ожидал момента, когда Хозяин разденется и позовет меня одеваться. Но шла минута за минутой, а он все не звал меня.
 
Подняв голову от страниц Книги и взглянув в сторону грота, я увидел посреди него сложенную горкой одежду Хозяина. Но его самого нигде не было видно. Я позвал его раз семь, все громче и громче. Никакого ответа. Я был до крайности удивлен и встревожен. Ведь из грота не было другого выхода, помимо того узкого прохода, в котором я стоял. Через этот ход Хозяин не выходил, уж в этом-то я был уверен вне всякого сомнения. А не был ли он призраком? Но я так отчетливо ощущал прикосновения его плоти всем своим телом. Кроме того, в моих руках находилась Книга, а в гроте лежала одежда. Не спрятался ли он под ней? Я подошел и начал сначала разбрасывать ее, а потом надевать на себя. Но Хозяин не смог бы спрятаться и под гораздо большей кучей одежды. Не выскользнул ли он из грота каким-нибудь мистическим образом и не свалился ли в Черную Бездну?
 
Со скоростью мысли меня вынесло наружу; и с той же скоростью я рухнул на землю, когда пробежав несколько шагов наткнулся на огромный валун, стоящий на самом краю Бездны. Раньше его здесь не было. Формой он напоминал притаившегося зверя, голова которого имела черты поразительного сходства с человеком, хотя была тяжела и груба. Подбородок был широк и задран кверху, челюсти и губы сильно сжаты, прищуренный взгляд был устремлен в чистое небо на севере.[/i]

Прочитав на моем лице вопрос, о каких это двух тюрьмах он говорил, Хозяин вздохнул и стал объяснять. Голос его при этом так изменился, он стал таким мягким, что трудно было поверить, что он принадлежит тому же человеку.
“В тот день он позвал всех нас в этот самый грот, где он обычно говорил об учении с семью Спутниками. Солнце почти село. Западный ветер нагнал плотный туман, который заполнил все ущелья и нависал надо всем вокруг подобно мистическому савану, простирающемуся отсюда и до самого моря. Но он поднимался не выше, чем до середины нашей горы, которая, в результате, стала похожей на морское побережье. На западном горизонте скопились мрачные, темные тучи, которые совершенно скрыли за собой солнце. Учитель, растроганный, но пытающийся сдерживать свои чувства, по очереди обнял каждого из семи своих учеников, а потом сказал:
“Долго же вы жили на высотах. Теперь настало вам время спуститься вниз, в глубины. Подтвердите свое восхождение спуском, укрепите себя, соединив низины с высотами, ибо одни высоты делают вас легкомысленными, а одни низины - слепыми.”
“Обратившись же ко мне, он долго и ласково смотрел в мои глаза, а потом сказал:
“А твой час, Шамадам, еще не пробил. И ты будешь ожидать моего прихода на этом Пике. На время ожидания ты станешь хранителем моей книги, которая заключена в железном ящике и зарыта под алтарем. Смотри, чтобы никакая рука не коснулась ее, даже твоя собственная. В должное время я пришлю вестника, который возьмет ее и отдаст миру. Ты его узнаешь по следующим приметам: На вершину он взойдет по Кремневому Откосу. В путешествие он отправится будучи одетым, имея посох и семь лепешек хлеба в запасе, но ты его найдешь прямо пред этим гротом, и будет он уже без посоха, раздет, без еды и без дыхания. Язык твой и губы будут запечатаны вплоть до его появления. Ты будешь избегать людей. И только увидев посланца, ты освободишься из тюрьмы молчания. Передав же Книгу в его руки, ты превратишься в камень, который будет охранять вход в этот грот до тех пор, пока не приду я. Из той тюрьмы освободить тебя смогу только я один. Если ты посчитаешь ожидание долгим, оно затянется надолго, если решишь, что оно кратко, то оно сократиться. Терпи и верь...


Две тюрьмы.   Итак - мы пришли к выводу - что образ Шамадама (хранителя Книги) - это символическое описание "Высшего "я"" человека, описание Существа Ауры или сознания Души.
Очень давно наш микрокосмос был ввергнут в "падение" - процесс затронувший структуру нашего микрокосмоса и приведший к тому - что наша Душа оказалась "заточенной в тюрьму".

Образ этой "тюрьмы" можно встретить во всех учениях. Иногда это - Майя (Индуизм), иногда Пагубность Неведения (Герметизм), иногда удаление от Дао (Даосизм), иногда - падший мир (христианство)...

Это тюрьма природы Смерти - тюрьма состояния сознания Эго.
До поры когда в микрокосмосе родится личность - способная пройти реальный путь трансформации - Эго является хранителем ковчега - хранителем микрокосмоса человека, плывущего по волнам низшей жизни.

И, только личность, обладающая необходимыми структурными атрибутами становится способной начать процесс освобождения Эго и всего микрокосмоса из тюрьмы низшего состояния сознания...

Но, личность эта - это не Сила освобождения, но лишь - атрибут, необходимое условие и путник малый..

“В тот день он позвал всех нас в этот самый грот, где он обычно говорил об учении с семью Спутниками. Солнце почти село. Западный ветер нагнал плотный туман, который заполнил все ущелья и нависал надо всем вокруг подобно мистическому савану, простирающемуся отсюда и до самого моря. Но он поднимался не выше, чем до середины нашей горы, которая, в результате, стала похожей на морское побережье. На западном горизонте скопились мрачные, темные тучи, которые совершенно скрыли за собой солнце.

Мистерия начинается.

Символику грота мы рассматривали ранее.

Сердце и пещера

Мы уже указывали на тесную связь, существующую между символикой пещеры и символикой сердца: она объясняет ту роль, что играет пещера с точки зрения инициатической, как олицетворение духовного центра. В самом деле, сердце — это, по самой сути своей, символ центра, идет ли речь о сердце человеческого существа или, по аналогии, центре мира, то есть, иными словами, как с точки зрения микрокосмической, так и макрокосмической; естественно, стало быть, что в силу этой связи то же значение равным образом придается и пещере. Но эту символическую связь как раз и следует объяснить теперь более полно.

"Пещера сердца" есть известное традиционное выражение; слово гуха (guha) на санскрите вообще обозначает пещеру, но прилагается также и к внутренней полости сердца, а стало быть, и к самому сердцу; именно эта "пещера сердца" является жизненным центром, в котором пребывает не только дживатман, но также и Атман, тождественный самому Брахме, как мы уже говорили об этом в другом месте. Слово гуха является производным от корня гух (guh), означающего "скрывать" или "прятать". Тот же смысл имеет и другой сходный корень, гуп (gup), откуда гупта (gupta) — слово, прилагаемое ко всему, что имеет тайный характер, не обнаруживая себя внешним образом. Это эквивалент греческого Круптос (Kruptos), откуда слово "крипта", являющееся синонимом пещеры. Эти понятия соотносятся с центром, поскольку он рассматривается как самая внутренняя, а стало быть, и самая скрытая точка; в то же время, они соотносятся и с инициатической тайной, и с тем, что символизирует место, где совершается инициация, место скрытое или "покрытое", то есть недоступное профанам. Доступ туда закрыт "лабиринтной" структурой или еще каким-либо образом (как, например, в "храмах без врат" дальневосточной инициации), и такое место всегда рассматривается как образ центра.

С другой стороны, важно отметить, что, коль скоро речь идет о духовных центрах или их изображениях, этот скрытый или тайный характер подразумевает отныне недоступность самой традиционной истины в ее целостности всем людям без различия. Но это свидетельствует лишь о том, что мы живем сейчас в "темную" эпоху, по крайней мере относительно всего мирового цикла — это и позволяет определить место подобной символики. Но к этому пункту мы вернемся более подробно при изучении соотношений горы и пещеры, поскольку обе они принимаются за символ центра. В данный же момент удовлетворимся указанием на то, что схематическим изображением сердца является треугольник, вершиной вниз ("треугольник сердца" — таково еще одно традиционное выражение); та же схема прилагается и к пещере, тогда как горе или равнозначной ей пирамиде, напротив, соответствует треугольник, вершина которого направлена вверх. Это показывает, что речь идет об обратном и, в некотором смысле, дополняющем соотношении. В связи с этим изображением сердца и пещеры посредством перевернутого треугольника добавим, что здесь перед нами один из случаев, когда с последним не связана никакая идея "черной магии", в противоположность нередким предположениям тех, чьи познания о символике чересчур поверхностны.

А теперь вернемся к тому, что, согласно индуистской традиции, сокрыто в "пещере сердца": это сам принцип человеческого существа, пребывающий в состоянии "потаенности". По отношению к проявлению он сравним с тем, что есть в нем самого малого (слово дахара, обозначающее полость, в которой он пребывает, также соотносится с той же идеей малости). В действительности, он одновременно и самое большое — точно так же, как точка в пространственном измерении является ничтожной и даже нулевой, хотя она является принципом, посредством которого создано само пространство. Точно так же единица выступает как самое малое из чисел, хотя изначально она все их заключает в себе и из самой себя производит весь их бесконечный ряд. И здесь, стало быть, мы снова обнаруживаем выражение обратного соотношения, поскольку принцип рассматривается с двух различных точек зрения. Первая из них, точка зрения предельной малости, соотносится с его скрытым и, в некотором роде, "невидимым" состоянием, которое по отношению к существу есть всего лишь "виртуальность", но из которого развернется все духовное развитие этого существа. Стало быть, именно здесь обретается собственно "начало" этого развития, что находится в прямой связи с инициацией, понимаемой в этимологическом смысле этого слова; именно с этой точки зрения пещера и может рассматриваться как место "второго рождения". По этому поводу мы обнаруживаем такие, например, тексты: "Знай же, что Агни, который есть основание вечного (изначального) мира, и через которого последний может быть достигнут, скрывается в пещере (сердца), что в микрокосмическом плане соотносится со "вторым рождением", а также через транспозицию на макрокосмический уровень с его аналогом, которым является рождение Аватара".

Мы сказали, что пребывающее в сердце есть одновременно дживатман, с точки зрения индивидуального проявления, и абсолютный Атман, или Параматман, с точки зрения изначального принципа. Но различие между ними иллюзорно, то есть существует только по отношению к проявлению, в абсолютной же реальности они образуют единое целое. Это "двое, которые вошли в пещеру" и о которых в то же время говорится также, что они "остались пребывать на самой высокой вершине, так что обе символики, горы и пещеры, оказываются здесь соединенными5. Текст добавляет, что "знающие Брахму называют его мраком и светом", это более конкретно соотносится с символикой Нара-нараяны, о которой мы говорили в связи с Атма-Джита, цитируя именно этот текст: Нара, человеческое или смертное, которое есть дживатман, отождествляется с Арджуной, а Нараяна, божественное, или бессмертное, то есть Параматман, с Кришной. Но, согласно их точному смыслу, имя Кришна обозначает темный цвет, а имя Арджуна — светлый, то есть, соответственно, ночь и день, поскольку они рассматриваются как олицетворение непроявленного и проявленного6. Абсолютно такая же символика обнаруживается в случае Диоскуров, находящихся в соотношении с двумя гемисфера-ми, темной и освещенной, как мы уже показали это, исследуя значение "двойной спирали".

С другой стороны, эти "двое", то есть дживатман и Параматман, являются также и "двумя птицами", о которых в других текстах говорится как о "пребывающих на одном и том же дереве" (так же, как Арджуна и Кришна едут на одной той же колеснице) и "неразделимо единых", потому что, как мы говорили выше, реально они есть одно и различаются лишь иллюзорно7; важно заметить здесь, что символика дерева является по существу "осевой", как и символика горы, да и пещера в той мере, в какой она рассматривается как расположенная под горой или внутри ее, также располагается на оси, потому что, во всех случаях и с какой стороны ни смотреть на предмет, всегда именно здесь неизбежно находится центр, являющийся местом связи индивидуального с Универсальным.

Прежде чем закрыть эту тему, мы сделаем еще одну лингвистическую ремарку, не слишком важную, но, по крайней мере, любопытную: египетское слово гор (hor), являющееся именем бога Гора, как кажется, первоначально означало "сердце". Гор, следовательно, должен был являться "Центром Мира", согласно значению, которое встречается в большинстве традиций и которое, кроме того, в совершенстве согласуется со всей совокупностью его символики, насколько ее можно себе представить. С первого взгляда можно было бы поддаться искушению уподобить это слово гор латинскому кор (cor), которое имеет тот же смысл, и поддаться ему тем более легко, что в различных языках подобные корни, обозначающие сердце, встречаются одновременно и с придыхательной, и с гортанной первой буквой. Так, с одной стороны мы имеем hrid, или hirdaya в санскрите, heart в английском, herz в немецком, а с другой, — ker или kardion в греческом, да и само cor (в родительном падеже cordis) в латинском; но общим корнем для всех этих слов, включая последнее, на самом деле является HRD и KRD, и не похоже, чтобы таким же мог быть и случай слова гор, так что в данном случае речь идет не о реальной тождественности корня, но лишь о, своего рода фонетической схожести, не менее, однако, примечательной. Но вот что еще более примечательно и что, во всяком случае, прямо соотносится с нашей темой: в еврейском языке слово hor или hur, написанное через букву хет (heth), означает "пещера". Мы не хотим сказать, что существует этимологическая связь между еврейскими и египетскими словами, хотя, строго говоря, они могли бы иметь более или менее отдаленное общее происхождение. В конечном счете это не столь важно, поскольку известно, что нигде не бывает ничего абсолютно случайного, и аналогия представляется достойной внимания. Но и это еще не все: опять-таки в еврейском языке гор (hor), или гар (har), написанное на этот раз через букву хе (he), означает "гора". Если отметить, что хет, в ряду придыхательных, есть усиление или отвердение хе, что некоторым образом означает "сдавливание", и что идеографически уже и сама эта буква выражает идею границы или ограды, то мы увидим, что само соотношение этих букв указывает на пещеру как на замкнутое место в горе, и это точно как в буквальном, так и символическом смысле.

Учитель обычно говорил с семью спутниками в этом гроте.  Это значит - что мистерия инициации имела до этого момента расположение в Сердце. Буквально и символически. Внутренний Учитель - Дух призывал семь сил человеческого тела и сознания из сердца и сила трансформации физического проявления берет свое начало в скрытой полости человеческого сердца.

Запад.  

Символизм западного направления - это символизм нисходящей ветви. Символика Смерти или спуска в Ад.
Инициация (и трансфигурация ) как процесс - это пересечение двух ветвей: восходящей - Восток - Иисус и нисходящей - Запад - Иоанн. Ему должно расти, а мне - умалятся..
Запад - это символика смерти низшего "я", для того что бы могло "взойти на Востоке" Я высшее.

"На западном горизонте скопились мрачные тучи.."  - психологическое состояние ученика, идущего на Запад своей мистерии.
Человеку кажется - что его окружает Смерть, что Солнце (Духа) совершенно скрылось и что Адские псы начинают выть свою похоронную песню.

Самый темный час перед рассветом. Обязательно должна быть пройдена самая низшая точка (смерти) что бы смогло произойти воскресение (в новой жизни Духа).

“Долго же вы жили на высотах. Теперь настало вам время спуститься вниз, в глубины. Подтвердите свое восхождение спуском, укрепите себя, соединив низины с высотами, ибо одни высоты делают вас легкомысленными, а одни низины - слепыми.”

Здесь двойной (как минимум) символизм.
Во-первых: человек должен спуститься в самые низины своего "я" и познать - что такое "Ад" и что на самом деле представляет собой его существо. а,
Во-вторых: человеку, в сердце которого вновь стал Живым внутренний Учитель, необходимо применить на практике результаты трансформации - "спуститься в мир" с абстрактных высот мистической Горы Духа.

Необходимо обрести целостность себя - соединить Высшего и Низшего человека, Космического человека и человека - личность.

Это можно обрести только через практическую жизнь в физическом теле и в той среде - где жил человек до своей инициации.

Паломник поднимается на мистическую гору и на него бросается Мистериальная Птица. Она разрывает паломнику грудь и обнажает Сердце. Птица говорит: еще не время! Иди и обойди весь мир. Зажав пылающую рану, паломник идет через мир и обходит его весь, спускаясь в ад пока волшебным образом не обнаруживает себя стоящим вновь на Горе, которая и есть его Сердце..

17 Иисус говорит ей: не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему.
18 Мария Магдалина идет и возвещает ученикам, что видела Господа и что Он это сказал ей.
19 В тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам!
20 Сказав это, Он показал им руки и ноги и ребра Свои. Ученики обрадовались, увидев Господа.
21 Иисус же сказал им вторично: мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас.
22 Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго.
23 Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся.

Иоанн 20

Лук.10:3 Идите! Я посылаю вас, как агнцев среди волков.


Необходимо применить полученное!

“А твой час, Шамадам, еще не пробил. И ты будешь ожидать моего прихода на этом Пике. На время ожидания ты станешь хранителем моей книги, которая заключена в железном ящике и зарыта под алтарем. Смотри, чтобы никакая рука не коснулась ее, даже твоя собственная. В должное время я пришлю вестника, который возьмет ее и отдаст миру.

Это значит - что час Высшего Существа Человека не пробьет раньше - чем Оно из Эго не превратится в Нового Духовного Человека.



Вот описание внутренней гробницы Христиана Розенкрейца из Fama Fraternitatis

На следующее утро мы открыли дверь, за которой был склеп с семью сторонами и семью углами. Каждая сторона была длиной пять локтей и высотой восемь локтей. Хотя этот склеп никогда не был освещен солнцем, однако он был ярко освещен светом другого Солнца, которое как бы подражало Солнцу, и который распространялся из самой высокой точки в центре склепа. В середине, вместо надгробной плиты, был круглый алтарь, на котором была медная пластина с надписью:
A.C.R.C. ПРИ ЖИЗНИ Я СДЕЛАЛ ЭТОТ КОМПЕНДИУМ  ВСЕЛЕННОЙ СВОЕЙ ГРОБНИЦЕЙ.
Вокруг первого обода или края было написано:
ИИСУС ДЛЯ МЕНЯ - ВСЕ (Jesus mihi omnia).
В середине были четыре фигуры, заключенные в круги, на которых было написано:
1. НИГДЕ НЕТ ПУСТОГО ПРОСТРАНСТВА.
2. ЯРМО ЗАКОНА.
3. СВОБОДА ЕВАНГЕЛИЯ.
4. СЛАВА БОЖИЯ НЕПРИКОСНОВЕННА (Dei gloria intacta).
Все это ярко сверкало и было ясно различным, как семь сторон, так и два раза по семь треугольников. Так что все мы разом опустились на колени и возблагодарили Единого Всеведающего, Единого Всемогущего и Вечного Бога, научившего нас большему, чем весь человеческий разум мог изобрести. Да будет прославлено имя Его.



Итак: Книга Магии Жизни спрятана под круглым Алтарем нашего микрокосмоса. Спускаясь через Иницииацию в глубины нашего Существа, мы поднимаемся на Алтарный Пик Духовного Состояния...

И только увидев посланца, ты освободишься из тюрьмы молчания. Передав же Книгу в его руки, ты превратишься в камень, который будет охранять вход в этот грот до тех пор, пока не приду я. Из той тюрьмы освободить тебя смогу только я один. Если ты посчитаешь ожидание долгим, оно затянется надолго, если решишь, что оно кратко, то оно сократиться.

Эго ждет в заточении уже очень долго.. Многие века Оно создает внутри микрокосмоса новые личности - людей, приобретающих опыт и постепенно отбрасывающих крупинка за крупинкой эготипичное поведение и связи с миром Смерти. Пока, наконец, на основе долгого опыта не будет создана (рождена) личность, являющееся полным выражением опыта Эго - личность посланник (вестник) - способеная начать процесс освобождения всего микрокосмоса из тюрьмы низшего состояния.

В должное время я пришлю вестника, который возьмет ее и отдаст миру. Ты его узнаешь по следующим приметам: На вершину он взойдет по Кремневому Откосу. В путешествие он отправится будучи одетым, имея посох и семь лепешек хлеба в запасе, но ты его найдешь прямо пред этим гротом, и будет он уже без посоха, раздет, без еды и без дыхания.

Передавая Книгу Магии в руки этой личности, Эго (Высшее Я) освобождается от тюрьмы молчания и заточается во "вторую тюрьму" - тюрьму "окаменения". Это означает - что теперь эготипичного поведения не будет. Эго утрачивает контроль над микрокосмосом и всей жизнью, передавая его непосредственно Духу.

Это очень важный момент. Теперь вся Жизнь микрокосмоса находится "в руках" Духа и Мистерии воскресения. Старые способы сохранения существования больше не действуют. Есть только низшая личность, ставшая способной реагировать на Силы Мистерии и Дух - действующая Сила мистерии.

Весь микрокосмос находится в силовом фокусе процесса Воскресения.

Это "третье поле" - еще не божественный Мир, но уже и не мир Смерти. Это очень тонкое и великолепное состояние, но и очень неустойчивое. Ибо "старое миновало", а "новое еще не стало"..

Высшее существо человека ждет своего Воскресения.

Если ты посчитаешь ожидание долгим, оно затянется надолго, если решишь, что оно кратко, то оно сократиться. Терпи и верь.” Сказав так, он обнял и меня.
“Обернувшись опять к Семи, он взмахнул рукой и сказал:
“Спутники мои, следуйте за мной.”
 
“И он стал спускаться по Откосу впереди всех. Его благородная голова была высоко поднята, твердый взгляд устремлен вдаль, святые стопы едва касались земли. Когда они достигли границы тумана, солнце вдруг прорвалось сквозь тучи над морем, образуя в небе сводчатый коридор, освещенный столь чудесным светом, что это невозможно выразить человеческими словами, для смертного взора это было просто ослепительно. И мне казалось, будто Учитель  с Семеркой отделились от горы и ступая по облакам удаляются под эти своды, уходят прямо к солнцу. Мне было так печально остаться одному, совсем одному.”


Эго всегда одиноко...

12 Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и обратившись, увидел семь золотых светильников
13 и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом:
14 глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи Его, как пламень огненный;
15 и ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи, и голос Его, как шум вод многих.
16 Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч; и лице Его, как солнце, сияющее в силе своей.
17 И когда я увидел Его, то пал к ногам Его, как мертвый. И Он положил на меня десницу Свою и сказал мне: не бойся; Я есмь Первый и Последний,
18 и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи ада и смерти.
19 Итак напиши, что ты видел, и что есть, и что будет после сего.
20 Тайна семи звезд, которые ты видел в деснице Моей, и семи золотых светильников есть сия: семь звезд суть Ангелы семи церквей; а семь светильников, которые ты видел, суть семь церквей.


Но, весь микрокосмос, ведомый Духом, и обладающий семью новыми аспектами, теперь может начать служение. Он спускается в Мир.

“Ты имеешь в виду, что он разрушит мир, также как он разрушил Ковчег?”
“Нет, и еще раз нет! Он снимет ношу с мира, также как он удалил все лишнее с нашего Ковчега. И тогда он освободит вечный и вездесущий свет, который в людях, подобных мне, погребен под тоннами иллюзий. А сейчас они оплакивают мрак, в котором пребывают. Он восстановит в людях то, что сами они в себе разрушили. Книга уже скоро попадет в твои руки. Прочти ее и узри свет.


 Веселый

Будет ли разрушен низший мир Иллюзии? Да, будет. Он снимет ношу с мира. Не уничтожит Жизнь, но возродит Её.

Лук.9:24 Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее.

Иллюзия будет разрушена, оковы спадут и Мир предстанет таким - как он Есть. Тварение Бога, Свет, струящийся во Вселенной.


Передо мной распахнулся волшебный вид, вся душа была захвачена переливами цвета и формы так, что на мгновение я почувствовал, как все мое существо как бы распалось на мельчайшие частицы и разлетелось во все стороны: вдаль, над морем, спокойным и покрытым жемчужным туманом; вдаль над холмами, теперь уже покоренными, но все еще стремящимися ввысь от самого берега, вплоть до гребня сурового пика; и над селениями, разбросанными по холмам, и обрамленными зеленеющими полями; над возделанными долинами, приютившимися между холмами, и утоляющими жажду из горных источников, засеянными людьми хлебом или травами для скота; вдаль по ущельям и оврагам; вдаль над горными утесами, ведущими битву со Временем; проникло в дуновение слабого ветерка; в бирюзовое небо в вышине; в пепельную землю внизу. ....

 Волшебник

А, что низший человек?

“Отныне моя надежда да будет твоей надеждой. Не теряй веры в своей надежде. Теперь близок и мой второй час. Врата моей тюрьмы раскрыты и готовы принять меня. Скоро уже они затворятся за мной. И сколько времени они будут закрыты, только один Мирдад может сказать. Скоро всякая память о Шамадаме будет стерта. Как больно, как это больно, оказаться забытым! Но почему я это сказал? Ведь ничто не может быть стерто из памяти Мирдада. Кто бы ни жил в памяти Мирдада, он жив вовек!”

Весь микрокосмос - вся цель долгого существования теперь сконцентрированы в Пути Мистерии. Надежда на Возрождение, находящаяся в Сердце микрокосмоса с самого момента "падения" теперь в руках личности человека - искателя, ступившего в лоно Мистерии.

Один Мирдад (Дух) может теперь сказать - как долго продлиться путь человека через Мистерию? Как успешен будет процесс? Понадобятся ли еще воплощения? Сможет ли микрокосмос не заблудится в иллюзиях Ада?...
Ничто не было напрасно. Весь опыт микрокосмоса, вся долгая жизнь в тысячелетиях времени теперь вернулось к Духу. Вся энергия стала общим достоянием Человеческого Духа и Вселенной.

Ни что не стерто из памяти Мирдада...

Он Жив Вовек.

17 И когда я увидел Его, то пал к ногам Его, как мертвый. И Он положил на меня десницу Свою и сказал мне: не бойся; Я есмь Первый и Последний,
18 и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи ада и смерти.



“Теперь ты сойдешь вниз, в мир. Но ты гол, а мир ненавидит наготу. Только намек на нее приводит его в ярость. Мои одежды не нужны мне больше. Я иду в грот и сниму их, так что ты можешь облачиться в них, хотя они и не подойдут ни одному человеку, кроме Шамадама. Да не запутаешься ты в них.”
Я ничего не сказал по поводу такого предложения, приняв его молча и с радостью. Когда Хозяин удалился в грот, чтобы раздеться, я развернул сверток, достал Книгу и стал наощупь перелистывать ее пожелтевшие пергаментные страницы


Вся сила, все возможности магии микрокосмоса теперь в руках путника - человека личности. Старая одежда Эго больше не подходит Новому Человеку, но для мира - это одежда.

Состояние человека можно назвать "видимым обличием". Для людей мира - путник - это обычный человек, из плоти и крови, идущий на работу или говорящий простые слова...
Но, истинная суть человека не здесь, Он находится в Свете, хотя и продолжает свой Путь через мир.
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #43 : 12 Июль 2010, 10:43:20 »

23 Он сказал им: вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира.

Иоан.18:36 Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда.


15 Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей.
16 Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего.
17 И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек.



..Да не запутаешься ты в них.”

....

А не был ли он призраком? Но я так отчетливо ощущал прикосновения его плоти всем своим телом. Кроме того, в моих руках находилась Книга, а в гроте лежала одежда. Не спрятался ли он под ней? Я подошел и начал сначала разбрасывать ее, а потом надевать на себя. Но Хозяин не смог бы спрятаться и под гораздо большей кучей одежды. Не выскользнул ли он из грота каким-нибудь мистическим образом и не свалился ли в Черную Бездну?
 
Со скоростью мысли меня вынесло наружу; и с той же скоростью я рухнул на землю, когда пробежав несколько шагов наткнулся на огромный валун, стоящий на самом краю Бездны. Раньше его здесь не было. Формой он напоминал притаившегося зверя, голова которого имела черты поразительного сходства с человеком, хотя была тяжела и груба. Подбородок был широк и задран кверху, челюсти и губы сильно сжаты, прищуренный взгляд был устремлен в чистое небо на севере..


Эго, являющееся долгое время пристанищем человека-зверя, превратилось в камень. Взгляд всего микрокосмоса теперь с надеждой устремлен на Север - место Духа. Вверх, в область излучения Духовного Центра.

19 Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих,
20 потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде,
21 что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих.
22 Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне;
23 и не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего.


Рим.8
Записан
ally

Offline Offline


Все принять От всего отказаться Все обновить.


topic icon
« Ответ #44 : 12 Июль 2010, 11:15:38 »

КНИГА
 
Это Книга Мирдада,
записанная Нарондой,
последним и самым юным спутником.
 
Это маяк и прибежище
для тех, кто стремится
к преодолению.
 
Прочие же, да остерегутся!

Маяк и Прибежище для тех кто стремится к преодолению.


Книга Знания. Очень необычна и очень сильна.

9 И я пошел к Ангелу, и сказал ему: дай мне книжку. Он сказал мне: возьми и съешь ее; она будет горька во чреве твоем, но в устах твоих будет сладка, как мед.


Учение о трансфигурации (Преображении) всегда было самом скрытом из всех. Не смотря на то - что Оно (Учение) присутствует во всех священных книгах, во всех традициях и во всех течениях философии и религии (иногда в очень скрытом и забытом виде).

Основным качеством этой Доктрины является то - что Она обращена не к внешнему человеку, но к внутреннему.

Если Внутренний Человек еще не зрел для восприятия Высшего Знания - не существует способа войти внутрь Доктрины, внутрь Мистерии Преображения или в Освобождение.

Наоборот - Книга Магии будет горька.

Миллионы людей желают обрести высшее знание или высшие способности. Но, когда познание доходит до необходимости отказа от "я" - люди пасуют. Они теряют возможность видеть суть требований освобождения.

Только "последний" самый молодой, т.е. самый совершенный из всех тварений микрокосмоса (вспоминаем про Иванушку - дурачка) обладает способностью "видеть Сердцем", переступить через тождествление со своим эго.

Такое состояние называют Стремлением Сердца, а людей, обладающих этим силовой сигнатурой (называемой еще - предвоспоминанием) - Стремящимися.

Для таких людей силовое поле Доктрины, область третей Природы или - "Книга Мирдада" - является Маяком и Гаванью.

Маяком - потому - что это Истинное устремление Души. Все желания и все стремления берут начало в этом настоящем Стремлении. Обретя этот Ориентир, человек больше никогда не собьется с пути.

Гаванью - потому - что силовое Поле Доктрины теперь будет защищать человека от бурных волн Иллюзии. Выбрав Третью природу своим пристанищем, человек больше никогда не будет жаждать.

Прочие же, да остерегутся!

...

Ибо

Если твоя душа улыбается, купаясь в солнечном сиянии твоей жизни, если она поет внутри своей оболочки из плоти и материи; если она рыдает в своём замке иллюзий; если она силится оборвать серебряную нить, соединяющею её с Учителем, — знай, ученик, твоя душа — земная.

Если к суматохе мира распускающаяся душа твоя прислушивается; если она откликается на гремящий голос великой иллюзии6, будучи устрашена видом горючих слез боли, если, оглушенная воплями бедствий, она подобно пугливой черепахе отступает под панцирь своей самости, узнай, ученик: твоя душа — недостойное вместилище своего безмолвного бога.

Когда, став сильнее, твоя душа выступит из своего безопасного убежища и, вырвавшись из защищавшего её ковчега, протянет свою серебряную нить и устремится вперёд; то если, узрев свое отражение на волнах пространства, она шепнет: "это я", узнай, ученик, что душа твоя захвачена в паутину заблуждения.

Ученик, эта земля — чертог печали, где по всему пути тяжких испытаний расставлены западни, чтобы изловить твое Я заблуждением, именуемым "великой ересью" аттавады.

Эта земля, о несведущий ученик, лишь печальное преддверие, ведущее в сумерки, за которыми расстилается долина истинного света, того света, что неугасим никакими бурями, что горит без фитиля или масла.

Говорит Великий Закон: "Чтобы познать Все-Я ты должен познать свое я, отдать своё Я — Не Я, Бытие — Небытию, и тогда сможешь обрести покой между крылами Великой Птицы.10 Воистину сладостен отдых в крылах того, что не рождается, не умирает, что есть АУМ на протяжении бесконечных веков.

Оседлай Птицу Жизни, если хочешь познать.

Отдай свою жизнь, если хочешь жить.



Остерегайтесь Мистерии ранее чем Ваша Душа будет готова.

Мистерия - это жизненная позиция. Это магия Вашей жизни. Это - понимание.

Книга Мирдада - в записанном виде (что ни когда не может произойти в полной мере) - это философия жизни "по нагорной проповеди".

Это свод личных правил, основанных на внутренний дисциплине и совершенном понимании. Это способность действовать на основе Импульса Души и Единства с Жизнью.

Михаил Найми рассказал о внутреннем Суфийском Учении в образном описании Космогонии Мирдада:


...
 
Мирдад Раскрывает Себя
и Говорит о Завесах и Печатях

 
Наронда: Накануне вся Восьмерка собралась на совет. Мирдад стоял в стороне в ожидании приказаний.
 
Одно из древних правил для спутников заключается в том, чтобы в речах, по-возможности, избегать употребления слова “Я”. .....

 Святой
Записан
Страниц: 1 2 [3] 4
  Печать  
 
Перейти в:  

Трасса 60: Форум о Духовном Пути: Гнозис, Эзотерика, Герметизм, Дао, Кастанеда, Розенкрейцеры, Алхимия, Преображение...
illusiy.net rss feed RSS | Illusiy.net © 2009-2017 | Sitemap | Powered by SMF | SMF © 2017, Simple Machines LLC | Theme by Harzem

Рекомендуем: Духовная Школа Золотого Розенкрейца | Ally ЖЖ